ЛитМир - Электронная Библиотека

«Вместе с ней дройд с живыми глазами. Кто это? Зачем он? Может быть это одно из творений, задуманных Палпатином? Что их связывает?»

— Палпатин мёртв. Лазерный луч аккуратненько выбил его скелет из тела…

В этой битве собственный скелет Люка чуть не выскочил из кожи. Адская боль… Голос Дарта Вейдера…

Люк помотал головой, отгоняя видения.

— Империя распалась на шесть или десять больших частей, управляемых Лордами-Воинами и Правителями. Корускант подвластен Сенату, как и большая часть внутри Края Вселенной. Возникла новая Республика и она набирает силу.

На мгновение экран почернел. Затем его пространство пересекли постоянно увеличивающиеся спиральные линии, исполняющие геометрический танец вырвавшегося на свободу радостного чувства.

Люк понимал её радость. Такую энергию и жар он почувствовал в лесах Зелёной Луны, когда понял, что первый барьер уже взят.

Послышалась музыка не существующего уже человека.

Танец несуществующего тела.

Триумфальный восторг и искренняя благодарность.

«Мы победили! Мы победили! Я мертва, но мы победили!»

Люк знал, будь она здесь, бросилась бы в его объятия. Подобно Триву Потману, она ждала долго.

Её ответ выглядел приблизительно так:

«Ты совершил достойное меня…»

Танец подвижными кольцами распространился на все экраны, находящиеся в комнате.

— Почти, — сказал Люк.

Снова длительная пауза.

«На девяносто восемь процентов».

Он понял, что это шутка и рассмеялся.

"Ты — мастер Люк? Карлисен — твоё настоящее имя?

— Скайвокер, — ответил он, — Люк, Блуждающий-в-Небе.

Внезапно экран замолчал и погрузился в темноту.

— Я сын Анагена. Анагена, убившего Палпатина, — тихо добавил Люк.

На экране ничего не изменилось, но ему показалось, что он посмотрел в её глаза, ощутил волны несущихся мыслей, почти смятение чувств.

«Расскажи мне».

— В другой раз, — пообещал Люк. — Что случилось с этим кораблём? Его назначение? Почему он возобновил жизнедеятельность? Сколько времени у нас есть?

«Сколько у нас времени, я не знаю. Я… бок о бок с системами Повеления, но в нём есть вещи для меня недосягаемые. Я существую так уже тридцать лет. Я попыталась сломать локаторы и, прежде чем попала сюда, повредила и уничтожила большинство автоматически срабатывающих передач, которые могли бы повлиять на центральный компьютер с расстояния. Компоненты связи я уничтожила, разбив их на части или отключив. Никто не сможет больше воспользоваться этими средствами, но сохранилась опасность ручного управления Станцией. Вот единственная причина, по которой я здесь…»

— Значит, я был прав. Я знал я чувствовал… Эти орудия стреляли не механически. На корабле такого масштаба…

Люк чувствовал, как шевелятся волосы на его голове.

Масштаб не при чём. Из орудий стреляю я. Все эти годы я нахожусь в компьютере, управляющем батареями. Вначале я думала, что ты — агент Империи. До вас никто не мог проникнуть на корабль, никто из находящихся здесь не уцелел. Пришельцы и десант появились уже после новой активизации систем Повеления".

— Я не понимаю. Если никто не приходил, пока не началась активизация Системы… — начал Люк.

«Его привела в действие Сила. Я чувствую это… Нарушенная связь систем реагирования отключилась на все эти годы. Отключилась с помощью Силы».

Шокированный, Люк молчал. Янтарные буквы, как удары молота, поражали его прямо в сердце.

— Сила? Но это невозможно.

Он наклонился ближе, как будто желая прикоснуться к её руке, взять её ладонь…

«Я знаю, это так».

— Но Сила не может действовать через дройдов и механизмы.

«Нет, не может».

На некоторое время Люк замолчал, обдумывая значение услышанного, и то, чем оно может обернуться. Ифор снова пробудился в нём. Он вдруг весь похолодел, как бы погрузившись в полумечты Никоса. Все вокруг поплыло. Волны мрака распространялись вокруг, ища и поглощая. Нечто таинственное привело его сюда — видение о каком-то тайном нападении, готовящемся среди ночи…

— Но зачем? Зачем сейчас бомбить Белзавис? Там сейчас ничего нет.

Ничего, кроме Леи, Хэна, Чуви и Арту. Ничего, кроме тысяч ни в чём не повинных людей и маленькой кучки не столь уж неповинных…

Хэн и Лея ещё не были там, когда Люк ощутил первый мрачный порыв. Никто не мог сказать ему, где они находятся.

«Всем служащим корабля. Начинается трансляция сообщений в комнатах отдыха», — внезапно прервал мысли Люка механический контральто.

«Всем служащим корабля собраться в комнатах отдыха для просмотра передачи. Отсутствие и уклонение будут рассматриваться, как…»

«Лучше посмотри», — вспыхнули на экране оранжевые буквы. — «Не подавай повода рассматривать твоё поведение, как выражение симпатии к злым намерениям и так далее. Прикрой задницу».

В этот момент Люку показалось, что он видит её улыбку.

"В двенадцатый параграф Военной Инструкции по классификации вредительств входят: подстрекательство к восстанию против существующего правительства, участие в деятельности повстанцев и подозреваемых соучастников из администрации корабля, отказ давать показания при наличии очевидных фактов планирования или осуществления преступной деятельности на любом уровне, комбинации с системами, принятие самостоятельного решения на борту любого из кораблей Флотилии.

После рассмотрения всех очевидных фактов обвиняемый признан виновным в саботаже против верховного командования корабля и подстрекательстве к дальнейшей повстанческой деятельности новых неустановленных пока личностей".

— Ну вот, теперь во всём, что натворили джавасы, обвинят Крей, — пробормотал Люк Трипио, сопровождающему его на пути в комнату отдыха.

Они остановились у входа, затерявшись среди китанаков, приведённых сюда ещё вчера для просмотра допроса Крей, по-прежнему что-то оживлённо обсуждающих.

Ближе, у экрана, крики гекфеддов стали отчётливее. Они взвизгивали и рычали, оскалив зубы, периодически выкрикивая:

— Это она во всём виновата! Ведьма! Она скрывает целую группу повстанцев!

«Несмотря на великолепный послужной список десантника Крей Манглы, решением систем Повеления она приговаривается к прохождению сквозь сеть лазерного излучения. Приговор вступает с силу завтра в тысячу шестьсот часов. Всем служащим собраться в комнатах отдыха…»

— Люк!.. — закричала Крей, перекрыв монотонное звучание компьютеров Программ Юстиции.

Её серое, истощённое лицо покрывали ссадины. Она устремила взгляд своих тёмных, измождённых глаз в камеру.

— Люк! Забери меня отсюда! Пожалуйста, вытащи меня! Мы на девятнадцатом этаже, центральный сектор по правому борту, ремонтный ангар номер семь. Мы поднимались по шахте лифта номер двадцать один. Она охраняется, там полно ловушек…

Гекфедды загикали и заорали, а ближайший из находящихся в Палате Юстиции клаггов процедил сквозь зубы:

— Шипи, шипи, развратная уродина.

Крей содрогнулась. Крей, с её стильностью и любовью к косметике, никогда не обнаруживавшая никаких физических признаков страха. Люк хорошо знал её, и ярость охватила его, заставив забыть боль в ноге.

Но она быстро встала, когда охранники схватили её за руки и потащили к выходу.

— Лифт номер двадцать один! Десять охранников, они обстреливают туннель рикошетящими пулями, попадающими в нижние двери, в десяти метрах под коридором ловушка…

— Ты ещё трепыхаешься, потаскушка! Скоро тебя пустят под лазер на паровые котлеты! Тебе место в дробилке! Бросить её в бак ферментов! Лучше швырнуть червям, жрущим объедки!..

— В тысяча шестьсот часов. Завтра, — прошептал Люк, в котором ледяной холод боролся с молотом бьющей в висках кровью. — Мы можем…

— Эй, ты!

Угбуз, Крок и ещё три или четыре борова стояли перед ним, сложив на груди тяжёлые руки. Их жёлтые глаза злобно поблёскивали, отражая свет аварийных фонариков, единственных осветителей в данном секторе.

По мере отключения систем коммуникаций на корабле становилось всё темнее и темнее. Джавасы продолжали разбирать установки генераторов и растаскивать аварийные лампы и попадающиеся им световоды. кто-то догадался установить фитили в пластиковые баллоны из-под кухонного масла, расставив их по углам комнаты отдыха. Впрочем, в расположенной неподалёку такой же комнате освещение продолжало работать. MSE-роботы и СП-80 осушали лужу, образовавшуюся от невыключенного опрыскивателя наверху. По пути к пресловутой комнате Люк заметил джавасов, напоминающих мирминов на пикнике. Они утащили несколько MSE и занялись разбором зарядных устройств этих более крупных дройдов.

49
{"b":"12290","o":1}