ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Луч света в тёмной комнате
Дикие пекари. Как испечь хлеб на закваске с нуля у себя дома
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Канун Всех Святых
Замок на Вороньей горе
Тёмный ручей
Тайная история
Пироговедение. Рецепты праздничной выпечки
Драконье серебро

В секции сильно пахло гаморреанцами и дымом.

— Я послал запрос на твоё имя в центральный компьютер, Карлисен.

Угбуз занял позицию между Люком и выходом. Несмотря на усталость, Люк постарался подобрать необходимую ноту, фокусируя Силу на уме Угбуза:

— Я вовсе не майор Карлисен.

— То же самое показывает и компьютер, приятель. Так кто же ты такой и чем занимаешься на этом корабле? — прорычал сквозь зубы Угбуз.

— Мы знаем, чем он занимается…

— У вас неточная информация… — начал Люк, но почувствовал холодную тень от точной информации в их сознании, искажённом действием системы Повеления.

Повернувшись к ближайшему китанаку, Трипио испустил бесконечную трель из свистков, звонков и имитаций захлопывающихся клапанов, к которой внимательно прислушались и все остальные китанаки, пока Угбуз прорычал следующее:

— Что-то уж слишком много забавных вещей происходит на борту с тех пор, как вы здесь появились, мистер. Я думаю, нам с вами придётся немного потолковать.

Кольцо вокруг Люка заметно сузилось, поскольку китанаки, воодушевлённые неподдельным любопытством, слились с гаморреанцами в одно целое, цепляя их за руки огромными неуклюжими лапами и пытаясь что-то сказать.

Люк изловчился и проскочил между ними.

— Держи его! — взревел Угбуз, зажатый между двух важных, как монументы, грибов, вцепившихся в него мёртвой хваткой.

Он раздражённо рванулся вперёд, волоча их за собой, хотя мог бы для начала попробовать освободить руку. Китанаки, нашедшие наконец аудиторию, ни за что не желали отпускать новых собеседников, продолжая что-то болтать.

— да уберёт от меня кто-нибудь этих вонючих язбосов?! -взревел Угбуз.

Двое из его импровизированных десантников-сородичей уже замахали секирами, пытаясь освободить своего босса, но Люк уже бежал к выходу, выдернув за собой Трипио.

Он ещё успел увидеть, как секиры безжалостно рубили тёмные складки плоти, добираясь до жизненных центров китанаков. В следующую секунду дверь обрушилась с ужасающим грохотом.

На узкой пластинке монитора, обычно указывающего серийную комбинацию данной двери, зажглась надпись:

«Этаж номер шесть. Сушилка прачечной».

Люк захромал, вцепившись в руку Трипио. Дверь за их спинами, подпрыгнув на полметра, уже была готова сорваться с петель. Оглушительный грохот ударов, проклятья и заунывный визг рикошетящих пуль, сменились возгласами гаморреанцев, ворвавшихся внутрь.

— За ними! За ними! — кричали они, пока беглецы неслись по коридору, пересекающему пополам помещение офиса.

Люк не пожалел остатков своей Силы, чтобы перевернуть все попавшиеся на пути столы и стулья. Подобно урагану он пронёсся сквозь толпу разноцветных афитеханцев, ворвавшихся в зал. Так, пританцовывая, они бежали, время от времени падая и путаясь в кольцах временного соединительного кабеля, показавшегося Люку неким живым змееобразным существом, вставшего на сторону преследователей и тоже пытающегося схватить их за ноги.

Внезапно боль взорвалась в нём красной вспышкой. Люк пошатнулся. Трипио настойчиво тащил его дальше.

— Иди первым, — выдохнул Люк, ещё не зная, сможет ли поднять его на восьмой этаж по аварийной шахте.

Перед панелью он упал на колени, обливаясь потом и дрожа от слабости.

— Мастер Люк, я мог бы пока остаться здесь…

— Нет. После того, что ты проделал с китанаками. Кстати, что ты сказал им? — переводя дыхание, спросил Люк.

Трипио наполовину просунулся через панель, демонстрируя готовность лезть куда угодно, хотя его конструкция не позволяла приспособиться к перекладинам лестницы.

— Я сообщил им, что Угбуз интересуется рецептом проклятых пирогов их предков. Как вам известно, единственное, что они обсуждают всё время, это рецепты и генеалогия.

Люк рассмеялся и смех придал ему сил. Полуприкрыв глаза, он призвал на помощь всю свою Силу, поднимая своего золотого дройда по чернеющей впереди шахте…

Йода когда-то сказал ему: «Нет никакой границы между древесным листом и кораблём». Он поднял тогда обыкновенные жёлто-зелёный листик размером с ноготь Люка и пустил его танцевать в тёплом влажном воздухе Дагобаха. «Нет никакой разницы между древесным листом и всем этим миром». Поднимая сейчас Трипио, Люк видел перед собой тот листик — маленький, светящийся, отбрасывающий в черноту шахты золотистые блики.

Сзади снова раздались голоса. Проклятия и визги гаморреанцев и жалобные сопрано радужных афитеханцев.

Подтянувшись на руках в отверстие аварийного хода, Люк на некоторое время повис, держась за перекладину лестницы и собираясь с духом перед подъёмом. Ему нужно было, пользуясь только одной ногой, преодолеть первую перекладину, затем следующую и…

«Держись, Люк. Ты сможешь».

Он снова почувствовал её близость. Он знал, что она где-то рядом. Люк услышал из коридора заклятия Угбуза и крик Крока:

— Сюда, капитан… — и начал поспешно подниматься.

Ноги едва шевелились, словно парализованные. Каждая перекладина давалась ему с великим трудом. Люк спускался в разверзшуюся под ним бездну шахты. Но медленно её поддержка и участие помогали ему метр за метром преодолевать бесконечный, как ночной кошмар, спуск.

На шестом этаже царила кромешная тьма. В неподвижном, застоявшемся воздухе воняло джавасами, смазкой, изоляцией и собственным потом Люка, ковыляющего по мрачному коридору. Тени Трипио и Люка, как пьяные качались из стороны в сторону в тусклом мерцании световодов на посохе Мастера. На случай их перезарядки он уже оторвал откуда-то заряженный блок питания. Впереди и со всех сторон он слышал попискивание и скрежет ног джавасов, видел горящие огненные жучки их глаз.

«Трипио. Джавасы пойдут за ним следом, если я оторвусь», — подумал Люк.

Когда Люк почувствовал запах, а затем услышал движение тальцо, он со вздохом облегчения вознёс хвалу Людям Песков. Действуя только на своей территории они не брали на себя труд изучить окружающие коридоры.

Повсюду он видел сорванные панели, награбленные и сваленные в кучи мотки проволоки, размонтированных и выпотрошенных дройдов, валяющихся вдоль стен. Шлемы, пластины жилетов, детали огнемётов и пустые патронтажи были разбросаны по залам. Проверив оружие, Люк убедился, что во всех механизмах отсутствуют зарядные устройства.

Преодолевая боль, Люк ковылял по гулким черным пространствам, и у него появилось зловещее чувство, будто он заблудился в кишечнике разлагающегося монстра. Убийцы-зомби усердно занимались уничтожением его тела, съедая его изнутри.

Но на данный отсек шестого этажа не распространялось влияние систем Повеления. Не удивительно, что Каллиста указала ему именно это место.

Крей. Ему нужно было во что бы то ни стало спасти её. Только она сможет найти контакт с системами Повеления. Только она знает, ка обезвредить искусственный разум, управляющий этим микрокосмом.

В тысяча шестьсот часов… Его тело готово было расплыться зловонной лужей. Завтра Люку предстоял новый подъём по шахте. При мысли о расстоянии в тринадцать этажей он вздрогнул.

«Они обстреливают тоннель рекошетирующими пулями», -вспомнилось ему.

— Каллиста… — позвал он.

Но ответа не последовало.

«Я существую бок о бок с системами Повеления».

Она умерла, войдя в компьютерную систему. Люк уже видел, как дух Джедаев мог покидать физическое тело и вселяться в другие вещи, как дух Екзар Кун, навсегда оставшийся в камнях Явина.

Зная, что она предотвратила возможность автоматического регулирования, зная, что Империя обязательно пошлёт агента для ручного управления, Каллиста оставалась все эти годы и годы в компьютере батарей, охраняя доступ к системе, поглотившей её жизнь, — невидимый призрак, вечно блуждающий над забытым полем битвы.

— Трипио, попробуй найти здесь точку отсчёта, -предложил Люк, нагибаясь, чтобы поправить провода, наполовину вырванные из трупа MSE-робота.

Фразы Каллисты то вспыхивали то мягко исчезали на экране, соответствуя, по-видимому, волнам её воспоминаний:

50
{"b":"12290","o":1}