ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, поехали, — я оставила недопитый кофе и резко поднялась, едва не опрокинув столик, — только не на Третью Дачную.

— Куда же? — удивился Францевич.

— К офису, мне нужно забрать машину.

— Ты на машине? — Он был озадачен еще больше.

— А что, — с вызовом спросила я, — на машинах у нас могут ездить только бизнесмены, партийные функционеры и братва?

— Да нет, почему же? Пожалуйста, — растерянно произнес он, — катайся на здоровье.

— Спасибо за разрешение, — отрезала я и почти бегом направилась к выходу.

— Я опять тебя чем-то обидел? — Оленич догнал меня и ухватил за локоть.

— Нет, просто я тороплюсь.

— Ты же собиралась увидеть Назарыча…

— Планы изменились, Миша.

— Значит, ты не сердишься? — не отставал он.

Я молча вышла из здания и направилась к «Форду». Почему эта мысль уже давно не посетила меня? Ведь это же так просто.

— У нас сегодня вечером небольшой пикничок на турбазе, — проникновенным голосом произнес Францевич, когда мы вместе подошли к машине, — не хочешь присоединиться?

— Надо подумать, — сказала я и открыла заднюю дверь, — садись, я раньше выйду.

— Мне надо встретиться с Назарычем, — пробормотал он, стоя рядом.

— Тогда я поеду на такси, — заявила я.

— Нет, садись, — он почти затолкал меня в «Форд». — Слава, отвези Ольгу до офиса и сразу возвращайся за мной в «Стилл», понял? А ты вылазь, — прикрикнул он на телохранителя, — забыл свои обязанности?

Тот неуклюже выбрался с переднего сиденья и молча встал за спиной своего шефа.

— Оставь телефончик, — наклонившись ко мне шепнул Михаил.

Немного поколебавшись, я черканула на листочке свой телефон и протянула ему.

— Не знаю только, буду ли я свободна, — задумчиво произнесла я.

— Я постараюсь поспособствовать твоему освобождению, — улыбнулся он, — в восемь часов.

— Ничего не могу обещать, — я пожала плечами, — работы много.

— А ты постарайся, — настойчиво произнес он.

— Поехали, Слава, — я хлопнула водителя по плечу, — я тороплюсь.

Михаил захлопнул дверцу, и мы тронулись. Надо отдать должное Оленичу, водитель у него был отменный. Очевидно, вняв моему «я тороплюсь» или скорее приказанию своего начальника, Слава вел машину на пределе возможностей. Начинался час пик, но белый «Форд» мелькал среди автомобилей, словно молния, умудряясь никого не задеть и на светофорах резво вырываясь вперед. Не прошло и пятнадцати минут, как я уже выходила из машины недалеко от стоянки, где оставила свою машину.

Я сунула руку в карман и похолодела — ключи! И только тут вспомнила, что отдала их Самаркину. Он ждал меня, сидя за рулем. Двигатель работал, и печка выдавала тепло.

— Вылезай, — я открыла дверцу, собираясь занять место водителя.

— Я немного двигатель погонял, — сказал он, перебираясь на соседнее сиденье, — не май месяц.

— Правильно сделал, — я плюхнулась за руль и надавила на газ.

И тут я вспомнила, что не знаю, где живет, вернее, жил Петров, а так как я собиралась ехать к нему домой, то мне пришлось остановить машину, достать мобильник и набрать номер штаба «Родины».

— Избирательный штаб «Родина — это мы», — пробубнила Татьяна, голос которой я сразу узнала.

— Это Бойкова, — сказала я и уточнила:

— Из еженедельника «Свидетель». Мне нужен адрес Петрова.

— Но я не уполномочена давать такие справки, — прогнусавила она.

— Таня, — я старалась говорить как можно любезнее, хотя меня так и подмывало сказать ей какую-нибудь колкость, — я занимаюсь поисками Александра Петровича, Юрий Назарович в курсе, можете спросить его, он вам подтвердит.

— Юрия Назаровича нет.

— Ну так найдите его, — раздраженно произнесла я. — Для чего вы вообще там сидите? Или хотите, чтобы о вашем вежливом обращении с потенциальными избирателями узнал весь город? Я могу вам устроить такую рекламу.

— Минуточку, — в трубке повисло долгое молчание.

Не знаю, звонила ли она Корниенко или консультировалась с Наперченовым, но в конце концов адрес она мне назвала. Это был новый трехэтажный дом рядом с городским парком.

— Вот так-то будет лучше, — сказала я и, спрятав антенну своей «Моторолы», снова тронулась с места.

— Как успехи? — поинтересовался Самаркин, когда мы остановились на одном из светофоров.

— Узнала кое-что новенькое, — сказала я, прикуривая сигарету.

— Петров возглавлял одну из трех дочерних фирм Корниенко, которая занимается торговлей нефтепродуктами — «ЮНК-Ойл».

Две другие: «ЮНК-Стилл» и «ЮНК-Корн» занимаются соответственно металлом и зерном.

— Все эти сферы бизнеса, которые ты назвала, обычно контролируются криминальными структурами.

— Это я знаю, — согласно кивнула я, — только вот в офисе у Юрия Назаровича я не заметила ничего подозрительного.

— Ты, наверное, кроме своего брюнета, вообще ничего не видела, — кольнул меня Самаркин. — Ладно, — сказал он более миролюбивым тоном, — что-нибудь еще?

— В тот вечер, когда Петров исчез, он был на совещании в офисе Корниенко и перед уходом о чем-то говорил с Юрием Назаровичем. Интересно было бы узнать, о чем.

— А у самого Юрия Назаровича ты не хочешь спросить? — развернулся ко мне всем корпусом Алексей.

— И что он мне скажет? — Я вопросительно подняла брови.

— Ну, не знаю, — Самаркин сделал неопределенный жест рукой, — может быть, о чем они разговаривали?

— Может быть, может быть… — Я остановила автомобиль у дома по указанному мне Татьяной адресу.

Это было современное строение из цветного лицевого кирпича пастельных тонов, с эркерами и балкончиками, крытое алюминиевым профнастилом. Верх его был украшен башенками, предназначение которых было мне непонятно.

Я открыла дверь и собиралась идти одна, но, увидев тоскливую физиономию Самаркина, предложила:

— Если хочешь, пойдем со мной.

— Пошли, а то я уже устал в машине сидеть, — подвел он базу под свое желание отправиться вместе со мной, и я заметила, как просветлело его лицо.

Металлическая дверь была оборудована домофоном. Я надавила кнопку с цифрой «четыре», и в ответ запиликал зуммер. Долго никто не откликался, потом, наконец, что-то щелкнуло:

— Кто? — раздался женский голос.

— Ольга Юрьевна, — произнесла я в микрофон, — я Ольга Бойкова из еженедельника «Свидетель».

— Я не даю никаких интервью, — отрезала дамочка, и связь оборвалась.

Я бы не сказала, что она была очень уж огорчена пропажей своего мужа. Во всяком случае, по ее голосу, вполне бодрому, это не было заметно. Может, просто хорошо держит себя в руках?

— Что будем делать? — спросил стоящий за моей спиной Самаркин.

— Попробуем еще, — сказала я и снова надавила на четверку.

— Я же вам сказала, девушка, что мне сейчас не до интервью, — четко проговорила Петрова.

— Мне не нужно интервью, — быстро сказала я, чтобы она не успела снова отключить домофон.

— Вы же сказали, что вы из газеты. Я вас правильно поняла?

— Правильно, но пришла я к вам совсем за этим.

— Что же вы от меня хотите? — голос Петровой немного потеплел.

— Я занимаюсь поисками вашего мужа, хотела бы кое-что у вас узнать.

— Разве этим не милиция занимается?

— Я веду независимое журналистское расследование. Может, вы меня все-таки впустите? — Мне уже начинал надоедать этот треп по телефону.

— Хорошо, входите, — раздалось долгожданное согласие, и домофон снова отключился.

— Вперед, — кивнула я Алексею и открыла дверь.

Глава 6

Мы поднялись на второй этаж, где находилась четвертая квартира, и я собиралась уже позвонить, как дверь передо мной отворилась сама собой. За дверью я увидела моложавую ухоженную женщину лет сорока, в мягком светло-бежевом брючном костюме и белой атласной кофточке. Ее возраст выдавали только тоненькие морщинки под глазами и на шее под подбородком. У Петровой было немного вытянутое лицо и крупные чувственные губы. Короткие платиновые волосы открывали гладкий лоб и прямыми прядями спадали на уши, в которых были серьги причудливой формы из белого металла.

14
{"b":"1230","o":1}