ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Поцелуй опасного мужчины
Ритуальное цареубийство – правда или вымысел?
Никогда тебя не отпущу
Левиафан
Сладкая горечь
Бегущая по огням
Затворник с Примроуз-лейн
Ненавижу босса!
Наука страсти нежной
A
A

Ехала я медленно, и у меня была возможность привести в порядок мысли и обдумать свои дальнейшие действия.

Дом Жанны был освещен только на первом этаже. Я, немного не рассчитав скорость, остановившись, слегка ткнулась бампером в столб калитки. Сначала я вздрогнула, а потом даже немного повеселела. Когда еще представится такая возможность: удариться и наплевать на это?

Калитка, как и раньше, была не заперта, и я, дойдя до дома, позвонила в знакомый мне уже звонок.

Как и в прошлый раз, открыли мне не сразу. На пороге стоял Борис Иванович со стаканом чая в руке.

— Опять вы! — воскликнул он, впрочем, без особой радости и в голосе, и в лице. Обшарив глазами пространство за моей спиной, он посмотрел на меня с удивлением.

— А ваш спутник в машине остался? — спросил он, не двигаясь с места.

— В машине никого нет, — сказала я. — Вы разрешите мне пройти?

Диванов помедлил, осмотрел меня снизу доверху и посторонился.

Я прошла в дом, и Диванов запер за мною дверь.

— С вами что-то случилось, голубушка? — продолжал спрашивать он, но я ему не ответила.

Я сняла свой перепачканный, а может быть, и порванный плащ — не было времени разглядывать — и повесила его на вешалку.

Сумочку я взяла в руку. Повернувшись к Диванову, я подождала, когда он догадается пригласить меня в холл.

В холле я увидела Жанну, сидящую на диване с сигаретой в руке.

— С вами что-то случилось? — вскочила она и пошла ко мне навстречу.

— Случилось, — кивнула я и, пройдя, села напротив нее, — мне нужно с вами поговорить.

Я открыла сумочку и, пошарив в ней рукой, достала сотовый, набрала номер, послушала и положила телефон рядом с собою на диван.

— Как всегда, занято, — пробормотала я. Диванов и Жанна молчали. Диванов прошел следом за мною и сел недалеко от Жанны.

— Здорово вы меня подставили, — сказала я, — можно сказать, артистически. Репетировали или случайно так получилось?

Жанна с Борисом Ивановичем переглянулись.

— Я вас не понимаю, Ольга, — сухо сказала Жанна, — вы хотите что-то сообщить, или опять будете говорить только одной вам понятные вещи?

— Говорить буду, — согласилась я, — и мы друг друга доймем. Мне так кажется.

Сделав еще одну паузу, я сказала:

— Как видите, Антону не удалось выбить меня из игры, хотя он старался…

— Вы это о чем? — резко спросил Борис Иванович. — Какая еще игра? Пока только играли вы: приехали, наговорили семь бочек арестантов, уехали, теперь вернулись… Я отказываюсь вас понимать.

— Вы знаете, я вас не понимаю тоже, — сокрушенно покачала я головой, — наверное, у вас это возрастное.

— Что? — чуть не подпрыгнул Борис Иванович. — Что у меня возрастное? Вы меня хотите оскорбить? Да я вас выгоню сейчас же отсюда. Нахалка!

Он не удержался, встал и заходил по холлу.

— Я здоров! — заявил он. — По всем тестам у меня организм работает так, что дай бог каждому!

— Может быть, а вот память вас подводит, — сказала я. — Со Спиридоновым Николаем Игнатьевичем вы напутали. Это от волнения, наверное, не иначе.

Диванов резко остановился и тихо спросил:

— А при чем здесь Спиридонов? Кто здесь говорит про Спиридонова?

— Я, — я пересела поудобнее и потерла лицо руками, но осторожно, чтобы остатки макияжа не загубить окончательно, мне еще в город возвращаться нужно будет, — я и говорю. Я интересную вещь заметила в ваших показаниях, которые вы дали следователю, когда он вас допрашивал в связи с этим убийством.

— Каким еще убийством? — почти шепотом переспросил Диванов и подошел ко мне ближе на шаг. Жанна сидела не шевелясь и казалась совершенно погруженной в свои мысли, но я чувствовала, что слушает она очень внимательно.

— Я про убийство Спиридонова. Про то, как убили Риту, мы поговорим позже.

Я замолчала и внимательно послушала возникшую тишину. Похоже, что в этом доме со мною никто не хочет разговаривать. Ну что ж, придется самой себя развлекать, авось потом и они подключатся.

— Вы сказали следователю, что Николай Игнатьевич напомнил вам про письмо которое он вам оставил, верно? — обратилась я к Диванову.

— Ну, — осторожно ответил он.

— А зачем, можете объяснить?

— Да что тут еще объяснять? — вскричал Диванов, теряя терпение, — сами все прекрасно знаете: он хотел, чтобы его опубликовали после его… — Диванов замолчал и уставился на меня.

— Да-да, — поддержала я его мысль, — он хотел, чтобы письмо опубликовали после его смерти, да вот только в этот день он приезжал ко мне, и мы договорились, что оно будет опубликовано. Так что напоминать вам о письме ему смысла не было. Оплошали вы немного, Борис Иванович. Признайтесь, Спиридонов сообразил, что выставка в «Арт-галерее» нужна только для того, чтобы украсть картину, принадлежащую Гринцпулю. Ведь Рита вычислила, что ее автор ван Хольмс, и вы решили ею завладеть. В общем-то прекрасная идея: организовать масенький пожарчик, без особого ущерба, достаточно того, чтобы сгорела только одна картина неизвестного автора. Только вот тут мы с моей коллегой по работе немного помешали. Да и сама Рита вдруг пошла против ваших планов…

Я обвела взглядом застывших, как изваяния, Жанну и Диванова и перевела дух.

— Это вы все сами придумали? — спросила меня Жанна, попыхивая сигаретой.

— Почему все, не все, кое-что, например, Антон подсказал, — я тоже наконец решилась закурить и, вынув из сумочки сигарету, положила сумочку рядом с собою на сотовый.

Прикурив, я продолжила:

— Вы позвонили ему по телефону, Борис Иванович, и приказали сбить мою машину, послав меня подальше в лес и точно указав ему место…

— Недоказуемо! — выкрикнул Диванов. — Все недоказуемо, я прошу вас уйти вон и больше не возвращаться сюда.

— Где Антон? — спросила вдруг Жанна.

— Антон со множественными переломами и с сотрясением мозга отправлен в больницу, немного неудачно поработал и вместо покушения на меня совершил фактически покушение на себя. Hо он успел сделать признания.

— Иди отсюда! — выкрикнул Диванов. — Тебе никто не поверит, а если и поверит, то тебе придется еще много чего доказывать!

— Мне ничего доказывать не нужно, — возразила я, — того, что я уже знаю, вполне достаточно для проведения следственных мероприятий. А я не думаю, что вы за один день успели куда-то далеко увезти и спрятать ван Хольмса. Найдут ведь.

Я медленно поднялась с дивана и взяла свою сумочку. Ничего не могу с собою поделать: дама должна быть с сумочкой — и все.

— До свидания, — сказала я этой компании.

— Ты никуда не пойдешь! — выкрикнула Жанна и выдернула из кармана халата маленький хромированный пистолетик.

— Тьфу, дура, — сплюнул Диванов, — теперь ее точно кончать придется. — Он с интересом посмотрел на меня и сказал:

— Сядь!

Я села обратно.

— Кончать, как Риту? — спросила я. — Пресс-папье по голове, а потом немножко поджечь?

— Лучше закопать, — серьезно сказал Диванов, — хлопот меньше будет.

Жанна посмотрела на свой пистолет и сняла его с предохранителя.

— Вот видишь, — хитро прищурился Диванов, — а ведь ты могла попытаться удрать, секунду-то назад. А теперь все, амба.

— За что Риту вы убили, Борис Иванович? — спросила я Диванова.

— Не моя работа, — поморщился он, — со Спиридонычем я постарался, это ты, дочка, верно угадала. А вот Риту — это уж она постаралась. Не захотела, Рита, видишь ли, Хольмса помочь продать нормальным людям. Одного сама продала, а насчет второго очень уж ей понадобилось диссертацию настрочить. Вот ведь как.

Диванов разговорился и опять стал похож на слегка нудного, но в общем-то доброго дедушку.

— Как, она первого продала? — удивленно переспросила я.

— За деньги! — ответил Диванов, — за нормальные деньги вытащила и продала, а Максимка-шалопай факт продажи и получения денег на видео записал. А потом и взял этой кассетой девочку в оборот.

— А ты знала? — спросила я у Жанны.

— Знала, — ответила она, — мы и так уже разводиться собирались, какая мне была разница, с кем он трахается и на каких условиях: за деньги или за шантаж?

26
{"b":"1232","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
Владыка. Новая жизнь
Найди свое «Почему?». Практическое руководство по поиску цели
Записки путешественника во времени
Три минуты до судного дня
Чертов нахал
Сюрприз под медным тазом