ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В Южной Америке… — тем временем досадливо протянул Кирилл.

Его не прогоняли, а пытались разуверить, как ребенка, вбившего себе в голову всякую ерунду.

— Южная Америка. Да, помню….ацтеки, инки и ольмеки…Что-нибудь прихватил себе на память наверняка? Кирилл, давай без детских обид, пока мне просто интересно, что вызывает твой сон?

— Может, мне к психологу сходить? — разозлился студент.

— Нет, давай с твоих слов запишем новую легенду и будем о ней рассказывать на лекциях! — рявкнул Александр Янович.

Это было так не похоже на всегда выдержанного, любимого всеми профессора, что Кирилл понял, что достал человека. Но и сказать ему, что действительно кое-что прихватил со своей первой в жизни практики, он не мог, потому что их предупреждали, что это категорически запрещено и наказуемо вплоть до отчисления из университета.

— Кирилл, если ты что-то взял оттуда, ты должен обязательно это вернуть на место…

— Но ведь если…Но это значит, они здесь…на Земле…Боги, изгнанные откуда-то…из другого мира, — уставившись на Александра Яновича, Кирилл торопливо заговорил, старательно обходя тему похищенного предмета.

Белоснежная стена замигала вызовом видеосвязи, и тут же белое полотно сменилось изображением черноты космоса с пронизавшим ее множеством красных тончайших лучей и золотыми буквами GN, всплывающими периодически, — известная рекламная заставка корпорации Galactic Net. Александр Янович, стоявший спиной к окну, опершись о подоконник, мельком взглянув — от кого вызов, перевел взгляд на Кирилла.

— Я думаю, мы с тобой еще поговорим об этом…Может быть, у меня будет, что рассказать тебе, может тебе перестанут сниться эти сны, когда ты все-таки вернешь на место то, что присвоил себе не по праву…А пока до свидания, Кирилл.

Кирилл, понимая, что настаивать бесполезно, кивнул головой, нашел в себе силы спокойно попрощаться и тихо вышел, прикрыв за собой дверь.

В широком полутемном коридоре было пустынно. Но студенту второго курса уже известно, что на самом деле в университете еще полно народа в это время. Множество богатейших хранилищ от отпечатков, оставленных каким-нибудь земным птеродактилем или рандалем с планеты Гювец до памятников архитектуры, иногда хранившихся в атомной записи и восстанавливаемых только на лекцию в огромном демонстрационном комплексе, находившимся на территории университета, библиотеки древних рукописей, файлов, четыре мощнейших обсерватории всегда привлекали к себе студентов, жадных до всяких реликвий и открытий…. Огромные аудитории распахнутыми высокими дверями приглашали присоединиться всех желающих…Здесь и после лекций оставались толпы одержимых и спорили до хрипоты, например, считать ли осьминогоходящих дерийцев, не продвинувшихся дальше строительства небоскребов на дне своих океанов, развитой цивилизацией. Но сейчас Кириллу было не до этого.

Постояв еще немного у темного окна, он спустился по лестнице в большой вестибюль и вышел на улицу.

2

Мирные звуки вечернего города подействовали успокаивающе. Сев в свою одноместную линзу, которая превосходно шныряла по многоярусным городским кварталам, уходящим высоко вверх, питаясь слабыми электромагнитными полями, наводняющими город, Кирилл положил руки на сенсорную панель и еле заметными движениями пальцев привел машину в движение. Она, тихо зажужжав, легко взмыла сразу на третий ярус и застыла на перекрестке пяти улиц, повиснув в потоке сотни таких же разноцветных малогабаритных машин. Ему хотелось побыть одному, поэтому он ехал на квартиру, которую стал снимать, как только поступил в университет. Жилье в верхних солнечных ярусах города стоило очень дорого, его линза там просто подзаряжалась бы от солнечных лучей, а так приходилось еще и платить за подзарядку ее батарей. Но даже и при этом неудобстве жить внизу было намного дешевле.

В машине тихо булькало радио…Новости…Погода…Разное…Кирилл потянулся переключить на музыкальную волну, но смеющийся и одновременно шокированный голос комментатора заставил его сделать звук громче.

— …Это потрясающее зрелище!!! Я надеюсь, меня слышат не только земляне, но и многие другие жители нашего галактического сообщества, привыкшие в этот час знакомиться с новостями от радиокомпании GNN. Мы сейчас находимся прямо над вершиной горы в Южной Америке…Ну и что здесь удивительного, чудак, скажете вы! Сказали?! Ха! А теперь послушайте главного менеджера проекта строительства атомной электростанции, на месте заложенного фундамента которой…Готовы?! И выросла гора размером с Монблан!!! А для тех, кто не знает, что Монблан — это гора высотой чуть меньше 5000 метров в Альпах!!! Повторяю — 5000 метров…

Кирилл переключил захлебывающийся голос и, поймав бурю звуков на любимой волне, медленно повел машину, пропуская любителей поездить змейкой, которых обычно через некоторое время встречаешь падающими вниз как осенний лист, а за ними — эвакуатор с ловушкой…, чтобы такой лист не приземлился кому-нибудь на голову.

Он усмехнулся… Осенний лист…А раньше говорят, деревья росли вокруг городов, в городах…Осенью начинался листопад, листьев было так много, что их сгребали в кучи и жгли…У нас тоже бывает листопад, с верхнего яруса, там на искусственной подушке растут деревья, ну и иногда какой-нибудь очумелый лист долетит до нижнего яруса… Сделав громче потрясающий рок на виолончелях, он перестал, о чем-либо думать, погрузившись в тяжелые волны музыки, бьющиеся в его мозг, расплющивающие все проблемы до мелочей.

Пролетев свой поворот уже без сожаления, он стал подниматься до седьмого яруса, где на стыке богатых и не очень слоев населения демократичная администрация университета устроила для своих студентов клуб. Для особо активных архи Александр Янович уже давно сделал пожизненные чипы, с которыми они могли, даже закончив давно университет, приходить сюда без проблем.

Кирилл любил здесь бывать. Он совсем недавно перестал считаться новичком. Второкурсников, правда, ожидала теперь первая космическая практика, когда старый университетский звездолет отвозил их на ближайшие раскопки на Марсе. А вот, начиная с третьего курса, студентов охотно разбирали различные поисковые партии, еще бы — бесплатная рабочая сила, жадная до любой работы. Вот этого все ожидали с нетерпением. Тут могло подвернуться такое предложение, от которого вся последующая жизнь пойдет совсем по другому руслу.

Оставив линзу у магнитного причала, Кирилл ступил на небольшой тротуар, окружающий ярко освещенное здание клуба, вернее часть огромного, многоярусного здания, тянущегося снизу вверх, и видоизменяющегося по мере того, как менялось его назначение. "Сначала поем…" Подумал он, проходя сразу в небольшое кафе. " Похоже, я сегодня один из первых…"

И на самом деле, в кафе за легкими деревянными столиками было всего человек пять посетителей, двоих из которых Кирилл знал и поэтому сразу направился к ним.

— Привет, — кивнул он, подойдя и протягивая руку.

Макс, с которым он учился в одной группе, не снимая наушников, кивнул ему и пожал протянутую руку. Вечно всклокоченные темные волосы падали на глаза, но его это никогда нисколько не беспокоило, потертые джинсы, рубашка в знаках какой-нибудь гювецкой письменности, довольно помятая, была распахнута на груди, на ее кармане был пристегнут клипсой радиоплеер, который грузил его наушник музой. Егор, тоже ответив рукопожатием, сдернул свой рюкзак со стула напротив. Он был полной противоположностью Максу, быстрые светлые глаза, сильно выдающийся подбородок, характер у него был настырный, и разговаривал он, будто предупреждал, бойся — это наезд… Вот и сейчас, он, сидел, уставившись в упор на подошедшего друга, широко расставив локти на столе…Но Кирилл знал уже Гоху достаточно хорошо, чтобы напрягаться, и поэтому, быстро пробежав глазами засветившееся на столе меню, и, отметив привычно пальцами большой кофе, две порции тушеного мяса в горшочке и пирог со сливами, наконец, замер в ожидании. Помолчав, спросил:

2
{"b":"123212","o":1}