ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вадим Викторович, — устало проговорила Котова. — Ну сколько же можно объяснять, что раз уж вы наняли меня, то будьте добры терпеть мое общество и выслушать мое мнение. Мне лучше знать, с кем разговаривать.

Варфоломеев покорно вздохнул.

— Удачи вам, — только и сказал он.

Лариса попрощалась и вышла из «Огонька».

Сев в машину, она быстро доехала до желтовато-серого трехэтажного дома на пересечении Садовой и Мельничной улиц, сразу заметив, что на втором этаже, где, по ее расчетам, должна была находиться квартира Людмилы Остроговой, горел свет.

Лариса поставила «Вольво» на сигнализацию и поднялась по старой деревянной лестнице на второй этаж. Ступеньки стонали под ее ногами, и при каждом шаге она рисковала упасть и сломать что-нибудь, почему-то ощутив в данный момент свои стройные ноги толстыми тумбами, способными заставлять лестничные ступени так жестоко страдать.

Все-таки сумев добраться до второго этажа без потерь, Лариса нажала на зеленую кнопку звонка.

— Иду-у! — послышался в ответ веселый молодой голос, и вскоре дверь отворилась.

На пороге стояла блондинка лет двадцати восьми в ярко-желтом халатике, с озорными кудряшками, собранными в хвост. Отдельные завитушки спадали на лицо, делая его еще более миловидным.

— Вы ко мне? — немного удивленно, но совсем не неприязненно спросила она, щуря большие серые глаза с задорной смешинкой.

— К вам, если вы Людмила, — улыбнулась Лариса.

— Я Людмила, — подтвердила женщина, — вернее, Мила. Меня все зовут именно так, — пояснила она.

Лариса вспомнила характеристику девушки, данную секретаршей Катей, и мысленно улыбнулась, подумав, как могут исказить истину ревность и зависть. Дело в том, что Миду Острогову никак нельзя было назвать толстой коровой. Она, конечно, не была худышкой, но и такими эпитетами ее награждать вряд ли следовало.

У Милы была высокая большая грудь, круглое лицо, пышные бедра, но при этом тонкая талия и очень стройные ноги. Фигурка весьма аппетитная! А миловидность лица и легкость в соединении с доброжелательностью добавляли привлекательности в ее общем облике.

— Проходите, — сказала она, откидывая со лба непокорную прядку. — Я как раз совсем одна и умираю от скуки. Это просто здорово, что вы пришли. Я сейчас сварю кофе. Вы ведь пьете кофе? — вскинула она на Ларису тонкие темно-серые брови в ожидании ответа.

— Пью, — подтвердила Лариса. — А что, это написано у меня на лице?

— Да, — просто ответила Мила, вдруг весело расхохотавшись.

Лариса пожала плечами и прошла в комнату. Поведение Милы Остроговой не выглядело стандартным, но тем не менее эта девушка показалась ей очень симпатичной. Пока, по крайней мере.

— Присаживайтесь, — кивнула Мила на большое кресло, а сама скрылась в кухне.

Оттуда сразу же послышались шум льющейся воды, звяканье посуды и еще какие-то звуки, свидетельствующие о том, что она занялась хозяйственными делами.

Лариса посмотрела журналы, в беспорядке рассыпанные на журнальном столике — в основном это были яркие развлекательные издания, — от скуки добавила несколько слов в пустующие клеточки кроссворда, когда появилась Мила. Она катила перед собой столик на колесиках, где стояли две чашки с дымящимся кофе, сахарница и тарелочка с печеньем.

— Вот, — улыбаясь, проговорила она. — Я просто обожаю сладкое. А вы?

— Я вообще-то тоже, — призналась Лариса, — но, знаете ли, приходится следить за фигурой.

— Да бросьте вы! — беспечно махнула рукой Мила. — Я вот никогда на такую чушь внимания не обращаю!

— Ну, вам грех жаловаться, — решила польстить ей Лариса. — У вас великолепная фигура.

— Да у вас тоже, — прищурившись, ответила хозяйка и вдруг рассмеялась.

Лариса подняла на нее удивленные глаза.

— Просто наш с вами диалог со стороны, наверное, напоминает разговор двух лесбиянок, — пояснила Мила. — Не волнуйтесь, я абсолютная натуралка!

Лариса невольно расхохоталась в ответ.

— Да у меня и в мыслях такого не было!

— Вот и отлично, значит, мы правильно поняли друг друга. Угощайтесь печеньем!

Лариса с удовольствием приложилась к домашней выпечке, не забывая про кофе. Мила сварила его как раз таким, как она любила, крепким и сладким.

Когда чашка опустела, Лариса подумала о том, что сидит она здесь, мирно болтает с этой милой девушкой, а та даже не поинтересовалась, кто она, откуда и зачем пришла к ней.

Едва Лариса решила сообщить о цели своего визита, как Мила вдруг сказала:

— Ну, показывайте свою косметику!

— Зачем это? — поразилась Лариса.

— Ну вы же, как я понимаю, из фирмы?

— Нет-нет, — поспешила Лариса разубедить ее, потому что просто не представляла, как будет расспрашивать эту девушку о ее любовнике, если представится агентом фирмы, занимающейся распространением косметики. — Я, знаете ли, по поводу вашего знакомого Константина.

Лицо Людмилы мгновенно стало серьезным и даже нахмурилось.

— Вы кто? — резко спросила она поднимаясь.

— Я же вам объясняю, — торопливо продолжила Лариса, — меня интересует, где можно найти Константина. На работе его нет, дома тоже, и никто ничего не знает. А он мне нужен по делу.

— По какому делу? — еще более враждебно продолжала Людмила.

— Дело в том, что он должен мне деньги, — повторила Лариса уже рассказанную в фирме «Атлант» легенду — Он взял у меня взаймы крупную сумму, обещал вернуть и вдруг пропал.

— Ах, вот оно что, — с облегчением выдохнула Людмила, — деньги… А я-то думала, еще одна…

Она сразу повеселела, что показалось Ларисе несколько странным. Ведь если верить словам Котовой, получалось, что у любовника Людмилы возникли какие-то проблемы. А она после Ларисиного пояснения быстро вернулась в свое жизнерадостное, оптимистичное состояние.

— Я не знаю, где он, — снова опускаясь в кресло, беспечно ответила она, поигрывая носком длинной ножки. — Он должен приехать ко мне завтра. Можете прийти, только пораньше, чтобы быстрее все выяснить — мы и так не слишком много времени проводим вместе.

При этих словах Людмила слегка покраснела, словно от смущения.

— Вы знаете. Мила, — серьезно проговорила Лариса, — я очень сомневаюсь в том, что Константин появится завтра у вас.

— Почему? — искренне удивилась девушка, и на ее лице снова возникло тревожное выражение.

— Потому что, как я уже говорила, Константина нигде нет — ни дома, ни на работе, ни у друзей. Получается, он пропал.

— Да? — и без того большие глаза Людмилы широко раскрылись, став похожими на два блюдечка. — Это как же так может быть?

— Все в недоумении, — пожала Лариса плечами. — Вот я и хотела выяснить у вас, может быть, вы что-то знаете?

— Я? Нет, я ничего не знаю, — покачала головой Мила. — Когда мы встречались в последний раз, все было нормально. Он сказал, что приедет в пятницу, то есть завтра.

— А когда вы встречались в последний раз?

— В понедельник.

— И он не говорил о том, что собирается уезжать?

— Нет, ничего такого не говорил.

— А вел себя как обычно? Вы не заметили ничего странного в его поведении?

— Да нет, — Людмила недоуменно развела руками. — То, что вы говорите, для меня как снег на голову. Мне кажется, вы ошибаетесь! Он завтра должен быть у меня, это абсолютно точно, потому что он обещал! Если хотите, приходите и убедитесь в этом сами!

Лариса невольно улыбнулась про себя этим словам, показавшимся ей очень наивными. Надо же, она уверена в том, что с ее любовником ничего не случилось только на том основании, что он обещал в пятницу быть у нее!

— Если бы он не мог, — взволнованным голосом продолжала убеждать Ларису Людмила, — он бы обязательно меня предупредил, он никогда еще не подводил меня!

— Мила, а если у него нет возможности вас предупредить? — тихо спросила Лариса.

— Почему? — непонимающе хлопнула та ресницами.

Лариса вздохнула и встала, решив, что больше ей здесь делать нечего: Мила и в самом деле ничего не знает.

11
{"b":"1235","o":1}