ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лариса кинулась было за ними следом, но, увидев, с какой скоростью они улепетывают, махнула рукой и пошла к себе. Этих двоих она точно никогда не видела. И не понимала, с какой стати они на нее набросились. А может быть, они и не на нее конкретно пытались наехать таким образом? А что, если это просто так называемые подъездные хулиганы?..

Переодеваясь в прихожей, Лариса пришла к выводу, что скорее всего это случайное нападение Если бы оно было направлено непосредственно на Ларису Викторовну Котову, то злоумышленники должны были бы знать, что хоть она и не занималась десять лет карате, но все-таки может постоять за себя с помощью других способов. И были бы к этому готовы. А тут — полная уверенность в собственной безнаказанности. Нет, скорее всего это просто случайность…

Лариса понимала, что, несмотря на логику ее размышлений, она все-таки пытается себя успокоить Продолжая в том же духе, Котова прошла в комнату, включила свет, и отчего-то на душе сразу стало тревожно. Внешне дома было все вроде спокойно и обычно, но что-то не давало Ларисе возможности в этом увериться, ощущался какой-то дискомфорт в восприятии окружающего.

Лариса огляделась. Вроде бы все в порядке, но что же тогда не дает ей покоя?

И тут взгляд Ларисы упал на стол, где было разложено чистое белье, которое она выгладила и не успела убрать в шкаф. На самом верху стопки лежала простынь, а такого просто не могло быть. Не могло такого быть, потому что Лариса всегда — всегда! — укладывала сверху наволочки. Сначала шли пододеяльники, затем простыни, а уж потом — наволочки.

Приподняв простынь, Лариса увидела под ней аккуратную стопку наволочек. Ну, так и есть! Кто-то был в ее квартире и рылся в ее вещах, и именно этот кто-то, не знакомый с Ларисиными правилами, и положил простынь сверху, не подумав, что она может это заметить. И Лариса была абсолютно уверена, что это был мужчина — женщина бы себе такого не позволила.

Лариса прошлась по квартире и еще по нескольким незаметным на первый взгляд мелочам убедилась, что по ее жилищу кто-то прошелся. Довольно аккуратно, надо отдать должное, но прошелся. Что ж, спасибо хоть за то, что все вверх дном не перевернул.

Лариса присела на диван. Эпизод с нападением в подъезде сразу принял совсем иной оборот: теперь она уже не думала, что это случайность. Достав из бара сигареты и закурив, чтобы успокоить нервы, Лариса задумалась.

Если все-таки исходить из того, что в ее бедах виновата Людмила, то это должны быть ее сообщники.

Но что им от нее надо? Ведь Лариса ни в чем не подозревала Милу, почему же она так заволновалась?

Если принять версию, что Константина Мартынова нет в живых, вряд ли Людмила в том виновата — не станет же она делать хуже себе самой. Нет резона убивать любовника, отношения с которым вот-вот готовы перейти в супружеские.

Если же он жив и просто скрылся и Людмила в курсе, куда именно, то все равно зачем ей светиться?

Она должна демонстрировать полную неосведомленность и ничего не предпринимать против Ларисы, ничем не выдавать себя!.. Нет, вряд ли это дело рук Остроговой…

На всякий случай приняв решение навестить ее утром, Лариса ломала голову и над другим вопросом — как посторонние могли попасть в ее дом, ведь она всегда считала его хорошо защищенным? Но, пройдясь в который раз по квартире, Котова, однако, вынуждена была признать, что это не совсем так…

Во-первых, на одном из окон второго этажа отсутствовали решетки. Муж ее почему-то утверждал, что одно из них непременно нужно оставить не зарешеченным: а вдруг пожар — как тогда выбираться? Правда, случись такое, использовать другие окна невозможно; на них тоже на всех решетки… Давний спор на эту тему почему-то так и остался не решенным, и про это окно просто забыли.

Во-вторых, кроме главного входа с крыльцом, в доме был еще один — задний. И замок там был совсем обычный, который, к примеру, вор-профессионал запросто мог открыть. И выход оттуда был не на улицу, а в переулок.

Осознав, что все это очень легкомысленно с ее стороны и на самом деле защита дома совсем ненадежна, Котова решила завтра же исправить положение. Решетку на последнее окно и надежный замок на заднюю дверь!

Приняв такое решение, Лариса пошла спать. И уже лежа в постели пришла к резонному выводу, что залезали к ней вовсе не воры, поскольку ничего из вещей не пропало.

Наутро Лариса проснулась не поздно, как накануне, а в половине девятого. Чтобы не расслабляться и не заснуть снова, она тут же включила с помощью пульта телевизор.

Пощелкав каналами и не найдя ни одной более-менее приемлемой музыкальной передачи, она остановилась на местных новостях. И очень правильно сделала: информация, которая была почерпнута из них, на многое пролила свет.

Передали сообщение об убийстве молодой женщины, в которой Лариса по отдельным деталям, к своему ужасу, узнала Людмилу Острогову. Сказали, что та была зверски зарезана ножом; выдвигалась версия, что орудовал маньяк.

«…Согласно показаниям свидетелей, — невозмутимо продолжал вещать голос телеведущего, — О, была близка с неким М., пропавшим несколько дней назад и находящимся в розыске. У милиции есть все основания считать именно М, виновным в гибели его любовницы… В целях успешного ведения следствия, имена не разглашаются…»

— Ничего себе… — прошептала Лариса, по-прежнему глядя на экран, на котором уже шел другой сюжет. — Кто бы мог подумать…

Чтобы осмыслить ситуацию, она прошла в кухню и сварила себе крепкого кофе. Отпивая его маленькими глотками, Лариса анализировала услышанное.

Теперь совершенно понятно, почему ее задержала милиция — как незнакомую подозрительную личность, приходившую к Людмиле незадолго до случившегося.

Но что такого могла знать Людмила, что ее нужно было убивать? Неужели действительно Константин — маньяк? Но это совершенно не вяжется с тем образом, который сложился у Ларисы на основании рассказов о нем его знакомых. И зачем ему понадобилось исчезать до совершения преступления?

Все очень странно и непонятно, а в то, что Константин — маньяк, Лариса никак не хотела верить.

Она еще не успела допить свой кофе, не успела ничего как следует обдумать, как раздался звонок в дверь, отрывистый, нервный. Подойдя к домофону, Лариса узнала голос Маринки Мартыновой и открыла ей.

— Привет, — как-то растерянно проговорила Маринка, топчась на пороге. — Можно?

— Конечно, проходи, — пригласила Лариса.

Маринка, войдя в комнату, сразу заревела.

— Ну что еще такое? — спросила Лариса, чувствуя, что и у нее сдают нервы. — Давай-ка хоть раз поговорим без слез. Что случилось-то?

— Ох, Лариса, — всхлипывая, прошмыгала Маринка, — хоть ты на меня не ругайся. Мне так плохо сейчас! Ко мне приходила милиция. Они… Представляешь, они говорят, что Константин — маньяк!

Последние слова Маринка произнесла жутким шепотом.

— На каком основании? — спросила Лариса.

— Они намекают, что он убил Милку!

— Ты знаешь, кто такая Милка?

— Да. Это их общая знакомая — Кости, Вадима и Мишки. Она тоже из их компании, давняя подружка. Говорят, что была любовницей Кости… — Губы Маринки задрожали, и, выдернув из пачки сигарету, она нервно прикурила.

— А ты в это не веришь? — осторожно спросила Лариса.

— Мне не хочется, — призналась Маринка. — Хотя… Теперь, наверное, это уже неважно. Нужно думать о том, как снять с Константина подозрения в убийстве.

— Его бы еще найти сначала не мешало, — заметила Лариса.

— Найдем! — убежденно сказала Маринка. — Ты же этим занимаешься!

— Я не господь бог, — вздохнула Лариса, — хотя неудач в моей карьере пока не было. Кстати, а милиционеры тебе ничего не предъявляли в плане подозрений, что это ты убила Людмилу?

— Намеки на это были; они спрашивали, где я была вчера и в какое время, но, на мое счастье, я почти весь день находилась среди людей. А вечером вообще просидела у соседки: у нее и муж, и дети дома были — все подтвердили это. Я тебе вот что скажу, Лариса, — понижая голос, добавила Маринка, — Я не знаю, как там насчет Кости с Милкой, хотя вполне допускаю, учитывая ее репутацию, — но вот что касается Вадима, то тут точно было!

21
{"b":"1235","o":1}