ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жизнь нервная, волноваться часто приходится. А ты живешь спокойно, богато…

— Почему богато? — удивилась Лариса.

— Ну, у тебя дорогие шмотки, фирменные, — с завистью проговорила Зойка, подсаживаясь с другой стороны и чуть ли не с трепетом трогая Ларису за рукав пиджака.

— Мне твой пиджачок очень нравится, — пропела она. — Мне бы он подошел очень.

— А мне блузочка, — пробасила Марго. — И как раз черная. Люблю этот цвет, он меня стройнит.

«Интересно, насколько?» — усмехнулась Лариса про себя. Мысль о том, что хоть что-то может сделать эту тумбу более изящной, показалась ей абсурдной.

— Извините, девочки, — спокойно произнесла Лариса. — Но мне и самой эти вещи очень нравятся, иначе я бы их не покупала.

— Ты что? — моментально сменила тон Марго. — Быкуешь, что ли, плесень? Да я с тебя сейчас мигом сниму твои поганые шмотки, раз по-хорошему не хочешь Лариса моментально скользнула рукой в сумочку, где лежал ее драгоценный баллончик — обыскивать ее сумку и конфисковывать что-то оттуда милиционеры не решились. Она уже готова была брызнуть газом в лицо Марго, но тут, гремя ключами, появился тот самый мент с кабаньим лицом, который и приволок этих двух кошелок.

— Что тут у вас происходит? — рявкнул он, увидев Ларису с баллончиком в руке. — Что за шум?

— Это все она, она! — заверещала Зойка, тыча в Ларису острым пальцем. — Она на нас напала, она бандитка настоящая!

— Та-а-ак, — протянул капитан, пристально посмотрев на обеих. — Сейчас подумаем, что с вами сделать… Заткнись! — прикрикнул он на Зойку, продолжавшую истошно вопить. — От визга твоего уши уже заложило. Чертовы бабы! Ну никак нормально существовать не могут! А ну, пошли за мной, живо!

Он увел их, снова оставив Ларису одну в запертом кабинете. Она уже потеряла счет времени, не знала, сколько просидела на диване в томительном ожидании, считая часы, но только за ней никто так и не шел.

Лариса думала о том, что в последнее время что-то слишком много стреляют и убивают, а кто и зачем — так и непонятно. Собственно, у нее были толь ко две кандидатуры на роль убийцы — это Вадим Варфоломеев и Маринка Мартынова. Во всяком ел; чае, у них обоих были причины это сделать.

Варфоломеев мог присвоить деньги, убив Костика, поднять шум и заявить, будто бы он их взял и свалил. Мотив Маринки вообще очень прост — она знала, что Константин ей неверен, вот и убила сразу его, чтобы каждую неделю не убивать его новых любовниц, как в том анекдоте. Может быть, для кого-то этот мотив и слабоват, но для такой женщины, как Маринка, узнать о неверности мужа — весьма сильное душевное потрясение, способное вызвать целую бурю эмоций… Но как объяснить, что Константин оказался за городом? Может быть, она сама его туда заманила, вроде пригласила на пикник или придумала что-то еще?

Вот этим Лариса и решила заняться во вторую очередь. Почему во вторую? Да потому что в первую ей нужно было освободиться отсюда. Но пока реальных путей к этому она не видела.

Сидя на диване и постепенно замерзая, Лариса чувствовала себя все хуже и хуже. Злая на милицию и весь белый свет, Лариса уже готова была подойти к двери и начать молотить по ней, чтобы хоть кто-то заинтересовался наконец ее персоной, но тут дверь в кабинет со скрипом отворилась, и все тот же охранник вывел Ларису из кабинета и повел куда-то по коридору.

В кабинете следователя сидел не тот седовласый подполковник, по милости которого она оказалась здесь, а совсем молодой, лет двадцать шесть, и очень прилизанный мужчина. Он был одет в темный костюм, сидел, развалившись, в небрежной позе за своим столом и лениво крутил изящную ручку в своих длинных холеных пальцах. Во взгляде его сквозило самодовольство и даже самолюбование.

Увидев Ларису, он жестом показал ей на жесткий стул, стоящий напротив его стола. Котова опустилась на него, внимательно и спокойно глядя на прилизанного в ожидании вопросов.

— Итак, вы Котова Лариса Викторовна? — начал тот стандартно.

Лариса кивнула.

— И чем же мы, Лариса Викторовна, занимаемся? В смысле чем на жизнь зарабатываем?

— Я директор ресторана, — честно ответила Лариса, уверенная, что милиция уже проверила этот факт.

— Вот как? — постукивая ручкой по столу, констатировал он. — А на кого же мы работаем?

— Что? — удивилась Лариса. — Вообще-то я работаю только на себя!

— Похвально, — одобрил он и, прищурившись, добавил:

— А все-таки? Меня интересует, на кого вы работаете в данный момент? Причем не как директор ресторана, а как частный сыщик, — голос следователя стал совсем недружелюбным.

— В данный момент я вообще не работаю, потому что вы не даете мне такой возможности. И вообще я отказываюсь отвечать на ваши вопросы. Со мной поступают просто недопустимо, сажают вместе с какими-то проститутками… Для чего, спрашивается?

Для обмена опытом? — Лариса говорила зло, выплескивая накопившиеся гнев и яд на этого лощеного следователя.

Не ожидая от нее такого, он слушал, слегка приподняв брови. Затем, никак не прокомментировав заявление Ларисы, отвернулся к окну и скучным голосом спросил:

— А где вы были в тот момент, когда убили Михаила Бантукова?

— Сидела в кафе, пила пиво, — ответила Лариса. — Майор Карташов может подтвердить.

Следователь аж чуть не подпрыгнул на своем стуле от радости. Впервые в его глазах вместо ленивой скуки появилось что-то похожее на оживление.

— Так-так, — потирая руки, проговорил он. — А ведь я не назвал вам время, когда оно было совершено. Откуда же вы можете знать об этом?

Лариса презрительно посмотрела в его наглое самодовольное лицо.

— А вы что, меня совсем за глупую держите? Думаете, я бы так легко попалась в вашу примитивную ловушку? Что касается времени совершения преступления, то, во-первых, ваши опера еще на месте говорили про примерные сроки, а во-вторых, я и сама видела этот труп, так он совсем свежий был, полчаса как смерть наступила, не больше. И вы со мной, пожалуйста, в таком тоне больше не разговаривайте, все равно я больше говорить ничего не стану, пока мне адвоката не предоставят!

Следователь молча выслушал монолог Ларисы, после чего сказал:

— Что касается адвоката, то с этим вам придется повременить. А пока я задерживаю вас на трое суток до выяснения обстоятельств дела. Ваши показания необходимо проверить, так что посидите пока в кабинете, поостыньте. Может быть, это вас сделает более мудрой. Охрана! — крикнул он.

Хмурый страж просунул свой нос в щелку.

— Отведите ее в кабинет.

— Я вас предупреждаю, — изо всех сил стараясь сдерживаться, отчеканила Лариса, — если вы не перестанете вести себя неразумно, я обещаю вам крупные неприятности.

— А мы ничего не нарушаем, — улыбнулся следователь. — Я имею право вас задержать.

— Да зачем вам это нужно? — закричала Лариса. — Вы лучше мое алиби проверьте! Я требую, чтобы вы немедленно позвонили Карташову, слышите?

— Уведите! — следователь был непробиваем.

Лариса вновь оказалась в опротивевшем ей кабинете, но, на ее счастье, на этот раз она оставалась там недолго. Вскоре дверь открылась, и охранник совсем другим тоном, нежели час назад, проговорил:

— Лариса Викторовна, пожалуйста, пойдемте со мной! Возьмите все свои вещи.

Лариса поспешно встала и вышла в коридор. Охранник повел ее вперед, добавив по дороге:

— Там за вами приехали…

Лариса удивилась, поскольку никто не знал о том, где она находится, но в следующую минуту увидела Вадима Варфоломеева.

— Лариса! — шагнул он к ней навстречу. — Привет!

— Как ты узнал, где я? — вместо приветствия спросила Лариса, удивленная и обрадованная его появлением.

— Мне в фирме сказали, что приходила какая-то женщина, Михаилом интересовалась. Я по описанию понял, что это ты, а узнать, куда тебя увезли, труда не составило. Ты не волнуйся, мы сейчас уезжаем отсюда. Я уже наехал через надзирающие органы на местное РОВД, эти козлы сразу притихли, так что теперь все будет в порядке.

28
{"b":"1235","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Небо в алмазах
Шестая жена
Амелия. Сердце в изгнании
Три товарища
Большая книга «ленивой мамы»
Гадалка для миллионера
Царство льда
Переписчик