ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я его самого видеть не желаю! — выкрикивала девушка, глотая слезы. — Это не он меня бросил, а я его, ясно? И не я за ним потом бегала, а он за мной!

И обвинять меня теперь в том, что я якобы специально к нему хожу, что я хочу его вернуть, это… это… — Она задохнулась от возмущения и, отвернувшись, замолчала, всхлипывая.

Коротин так же молча подошел к Юле и сунул ей в рот сигарету, поднес зажигалку и терпеливо замер.

— Спасибо… — пробормотала Юля, прикуривая.

— Никто вас, Юлия Владиславовна, ни в чем не обвиняет, — отчеканил Коротин, и Лариса вдруг обратила внимание на то, что он чем-то напоминает ей ее администратора Городова, хотя Коротан по сравнению с Дмитрием Степановичем выглядел куда менее комично. — Блин! — вдруг вздохнул он, придвигая кресло ближе к Юле. — Ну что ты в нем нашла, Юлька? Ведь ты же нормальная баба, зачем тебе сдался этот мудак? Ведь все нервы уже потратила на него! Высохла вон вся! Радоваться надо, что он на другой женится! Он и ее доведет, если только она не смоется от него вовремя. Ты же знаешь, он человек слабый! Знаешь, чем он сейчас занимается?

Просто пьет! Как последний алкаш! Музыку совсем забросил, у него, видите ли, кризис! Он даже не думает, что из-за этого мы все теряем в деньгах. А ты по нему сохнешь!

— Я тоже пью, — пожала плечами Юля. — И музыку совсем забросила. Но это не говорит о том, что я слабый человек. Просто нам обоим сейчас плохо.

А Гена — он вовсе не слабый. Он очень талантливый и сильный. Это просто очередной неудачный период…

— Юлия Владиславовна, — снова переходя на язвительно-официальный тон, проговорил Коротин. — Я знаю, что вы обожаете Геночку, но советую вам все-таки взглянуть на этого человека… трезвым взглядом, — недвусмысленно, с нажимом закончил Михаил.

Зверева промолчала, с тоской глядя куда-то в стену. Коротин громко вздохнул, пробормотал под нос что-то типа «эх, жизнь моя!» и, придвинувшись ближе к девушке, произнес:

— Еще раз тебе советую — прекрати убиваться! С вещами я сам тебе помогу, хочешь? Ты мне список только напиши, а то у него там в доме черт ногу сломит, особенно после твоего ухода. И я сам их тебе привезу. А к нему больше не ходи, не накаляй обстановку. И не пей больше. Ну что ты в самом деле?

Юля молчала. Коротин как бы ненароком положил ей руку на колено и заговорил уже другим, проникновенным тоном:

— Юлия Владиславовна, вы же такая красивая женщина… Такая яркая… Ну что вы, не можете найти себе нормального мужика?

— Себя, что ли, предлагаешь? — улыбнулась Юля сквозь слезы.

— Х-м-м-м… — поигрывая глазами, проговорил Коротин и стал поглаживать колено Юли. — А почему бы и нет? Вы же знаете, Юлия Владиславовна, как я к вам хорошо отношусь… уверен, что вы великолепная любовница…

— Ох, а ты-то откуда знаешь? — в тон ему ответила Юля.

— Так ведь слухами земля полнится! Геннадий Николаевич опять же не раз на это указывали!

— Вот трепло! — бросила Юля, однако без тени злости, но ногу отодвинула.

— Так мы договорились? — снова стал серьезным Коротин.

— Насчет вещей-то? Да, конечно. Я напишу тебе список и позвоню. А ты соберешь и привезешь.

— Отлично. Ну мне пора.

Коротин взглянул на часы, покачал головой, поднялся со стула и пошел к двери. Юля двинулась проводить его, а Лариса, видя, что разговор со Зверевой уже исчерпал себя, поспешила за ними в коридор.

— Вы тоже уходите? — спросила Юля.

— Да. Спасибо вам большое, — проговорила Лариса.

— Не за что. Еще раз хочу вам повторить… — Юля прямо в глаза посмотрела Ларисе. — Поверьте мне, мои отношения с Геннадием не имеют к смерти Ковалевой никакого отношения, извините за невольную тавтологию. Ищите в другом месте.

Котова поблагодарила девушку и поспешила вслед за Коротиным, который уже выходил за дверь. Они молча спустились вниз. Коротин — впереди, засунув руки в карманы и делая вид, что они с Ларисой не знакомы.

— Михаил Анатольевич, — окликнула она его, когда оба вышли на улицу.

Коротин круто повернулся. Лицо его было непроницаемо.

— Разрешите задать вам пару вопросов, — обратилась к нему Лариса.

— Вы уже пытались это сделать, — язвительно проговорил Михаил.

— Но события изменили свой ход, — заметила Лариса. — Мне бы хотелось знать, что там происходит с Шатровым и по какой причине он вдруг впал в кризисное состояние?

Коротин упорно молчал.

— Это связано с Юлей? — предположила Лариса.

— Не знаю! — отрезал Коротин. — У этого шизофреника… — не выдержал он, — все что угодно может быть! Блин, как же меня все достали! Бабы эти!

Никак разобраться не могут между собой! А «звезда» эта?! Работать нужно больше и мудачить поменьше, тогда и кризисы наступать не будут! У меня вот почему-то не возникает этих кризисов!

Выпалив все это, Коротин повернулся и пошел к своей машине, продолжая что-то ворчать на ходу себе под нос. Он сел за руль, громко хлопнул дверцей, и в следующий момент автомобиль резко сорвался с места.

Лариса прошла к своей «Вольво» и, закурив сигарету, попыталась проанализировать свою встречу со Зверевой. Эмоциональная девушка, ничего не скажешь, но главное, что вынесла Лариса из разговора с ней, так это то, что никто из окружения Шатрова не воспринимал проститутку Ковалеву всерьез и ничего платить ей не собирался. А значит, мотивы преступления кроются в чем-то другом. Правда, это была версия лишь Юлии Зверевой. А вот у Марины Канарейкиной она абсолютно другая. Кто из них прав, еще предстояло разобраться.

Илона Болдырева сидела с подругой Дашей в своей просторной комнате в кресле и занималась своим маникюром. В коротком тонком халатике, открывающем длинные загорелые ноги, с волосами, собранными в хвост на макушке, она была очаровательна.

— Илон, ногти наращивать будешь? — Даша лениво листала на диване журнал «Vogue».

— Угу, — меланхолично отозвалась Илона. — Свои, как назло, обломались все.

— А у меня ногти крепкие, — похвасталась Даша. — Никогда не ломаются. На, попробуй! — она протянула Илоне свою кисть.

— Осторожно, смажешь! — сердито отдернула руку Илона. — Трогала я сто раз твои ногти! А я лучше искусственные наращу, их на три месяца хватает.

— А платье выбрала? — примирительно спросила Даша.

— Нет еще, — вздохнула Илона.

— Да это, собственно, не проблема, — сказала Даша. — В любом салоне можно купить.

— Ну конечно! — капризно скривила рот Илона. — Купить и потом выглядеть как кухарка! Нет уж, я хочу быть лучше всех! В конце концов, один раз выходишь замуж!

Даша вдруг отложила журнал и внимательно уставилась на подругу.

— Ты уверена? — наконец спросила она.

— В чем? — тщательно выкрашивая указательный палец, уточнила Илона.

— В том, что выходишь замуж раз и навсегда?

— Конечно! — недоуменно ответила Илона. — Что за вопрос?

— Но ведь тебе совершенно не нужен этот Гена, — вздохнула Даша. — Да и, как я посмотрела, ты ему тоже. Для чего тебе это все? Я же давно тебя знаю, Илона, тебе все это очень скоро надоест.

— Ах, ты ничего не понимаешь! — с досадой махнула рукой Илона и задела ногтем за ручку кресла. — Ну вот! — воскликнула она, вскакивая. — Смазала из-за тебя! Теперь по-новой начинать!

Она сердито принялась стирать тампоном лак с испорченного ногтя, не глядя на подругу.

— Дело твое, — вздохнула Даша. — Смотри, не пожалей только потом.

— Да ты просто мне завидуешь! — со злостью проговорила Илона, яростно орудуя тампоном. — Тебе не удалось добиться таких успехов в модельном бизнесе, как мне! И жениха звездного у тебя нет!

— А мне и не надо! — парировала Даша. — Это только ты за мишурой гонишься! Зато мой меня любит.

— А что, ты хочешь сказать, что мой не любит? — воскликнула Илона, гневно сверкнув глазами. — Да он для меня… Да ты знаешь, сколько он денег вложил в этот проект? У тебя сроду таких не было! — презрительно закончила она.

— Это потому, что он в дальнейшем надеется получить еще больше, — ответила Даша, ничуть не смущенная вспышкой подруги. — Он просто использует тебя!

16
{"b":"1237","o":1}