ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если это мальчики из «Харизмы», они могут подождать. А то я в Дойчланд двигаю на запись на следующей неделе… Ладно, перезвоню в субботу, целую тебя…

В то время, пока Шатров разговаривал, Лариса успела поздороваться с Измайловым и Коротиным, а также кивнуть издалека Юле Зверевой, которая шла по правую руку от Шатрова. Этот факт несколько удивил Котову. Коротин же в своей язвительной манере поинтересовался, нашла ли Лариса виновного во всех бедах, обрушившихся в последнее время на Шатрова, — Вы не поверите, Михаил Анатольевич, но виновник преступления уже допрашивается милицией и дает показания, — не упустила случая похвастаться Лариса.

— Да вы что?

— Его фамилия Потапов, вы его, должно быть, знаете.

— Да, конечно. И что же, он убил и Ковалеву?

— Похоже на то, что нет. Именно поэтому я здесь и надоедаю всей вашей компании.

В этот момент Шатров наконец убрал телефон и обратил внимание на Ларису.

— Дайте мне познакомиться наконец с дамой, которая столь много внимания уделяет моей скромной персоне, — пропел Геннадий своим манерным, гнусавым голосом.

— Меня зовут Лариса, и я безуспешно пытаюсь поговорить с вами вот уже несколько дней.

— Я счастлив с вами познакомиться и безусловно готов уделить время для беседы. Насколько я понял, это ваша заслуга в том, что преступник уже пойман?

— Не в моих правилах хвастаться, но могу сказать, что да, — сказала Лариса.

— Хорошо. Вы на машине?

— Да.

— В таком случае я вас приглашаю к себе, — сделал широкий жест Шатров. — Миша, объясни Ларисе куда нужно ехать.

— Она и сама это хорошо знает, — проворчал Коротин.

— Тем лучше, — резюмировал Шатров и стремительно продолжил путь к выходу из больницы.

Спустя час Лариса сидела в кресле напротив Шатрова в его уютном кабинете на втором этаже особняка. Геннадий начал беседу довольно оригинально.

— Вы не подскажете, где можно приобрести пуленепробиваемые стекла? — спросил он. — А то криминала развелось боже мой сколько! Уже боязно в своем доме находиться. А за руль я вообще, наверное, только через полгода сяду.

— Вы настолько впечатлительны?

— Увы, да. Иногда это очень мешает. Но… — Шатров манерно повернулся на длинных ногах и уселся в кресло напротив Ларисы. — Давайте, задавайте свои вопросы. Я сегодня нахожусь в таком настроении, что меня можно спрашивать о чем угодно.

Но давайте так: вы временно приостанавливаете подозрения насчет моей персоны, потому что я не хочу тратить время на свое оправдание. Выведете мою кандидатуру за рамки вашего расследования и поверьте мне, что я не убивал Яну Ковалеву.

— Ну хорошо, — согласилась Лариса. — Меня в принципе больше сейчас интересует личность убитой и ее связи. Я думаю, вы можете помочь мне в этом.

— Как раз не очень, — возразил Шатров. — Потому что я давно не общаюсь с теми людьми, которые входят в круг знакомых Яны. Это совершенно не те люди, с кем бы мне хотелось встречаться или проводить вместе время.

— Понимаю! Но все-таки вы же знали ее раньше, и довольно хорошо…

— Да, к сожалению, — вздохнул Шатров. — Что поделаешь, ошибка молодости.

— И позже продолжали встречаться, — напомнила Лариса. — Вернее, Яна сама к вам приходила.

Может быть, вы хоть как-то общались помимо скандалов и взаимных оскорблений? Может быть, она рассказывала вам что-то о себе?

— Ох, если слушать то, что рассказывала Яна, и верить этому, можно совсем потерять чувство реальности! — махнул рукой Геннадий. — Никто не воспринимал ее бредни всерьез… Она вечно грозила мне какими-то уголовниками из криминального мира, но это все была пустая похвальба. Подозреваю, что никто из них даже и не слышал никогда о существовании Яны Ковалевой. Впрочем, — Геннадий задумчиво потер подбородок, — она как-то заявилась ко мне с одним кадром… Вот уж был кекс! — Шатров расхохотался. — Такой пропитой небритый тип, ужас! Но надо признать, Яне он вполне подходил.

— А кто он такой? Как зовут, может еще какие-то данные? Может быть, он представился? — с надеждой спросила Лариса.

— Да я, честно говоря, не помню, — признался Шатров. — Яна меня настолько утомляла, я ее просто на дух не выносил, чтобы еще интересоваться ее, так сказать, кавалерами и запоминать, как их зовут.

Лариса разочарованно вздохнула. Похоже, разговор с Шатровым никак не продвинет ее в расследовании, и что ей делать дальше, она просто не знала.

Но тут Геннадий неожиданно хлопнул себя по лбу.

— Да! Как же я мог забыть? Эта чертова больница всю память отшибла! Со мной же тогда Юлька была, когда они приходили. Она этого кренделя тоже видела. Вот она точно должна помнить.

Шатров поднялся с кресла, вышел из кабинета на лестницу и, перегнувшись через перила, крикнул:

— Юля! Поднимись ко мне, пожалуйста.

Почти сразу же в кабинет проскользнула Юлия Зверева. Она с вопросительной улыбкой посмотрела на Шатрова.

— Юленька, помнишь, как Яна заявилась к нам однажды с каким-то горьким пьяницей? — усаживая девушку на колени, спросил он.

— Помню, конечно! — воскликнула Юля. — Еще бы не помнить! Ну и страшилище, бр-р-р! Хотя, надо признать, вел он себя в отличие от Яны вполне прилично. И даже был как-то смущен той миссией, которую она на него возложила.

— Что вы имеете в виду? — полюбопытствовала Лариса.

Она не переставала про себя удивляться перемене в отношениях между Геннадием и Зверевой, но, естественно, не задавала никаких вопросов по этому поводу. По-видимому, эти люди вспомнили о своих былых чувствах и решили воссоединиться…

— Ну она кричала тогда, что вот, мол, этот человек меня любит… — Юля с Геннадием переглянулись и дружно расхохотались. — Говорила, что он в отличие от Гены человек порядочный, поскольку взял ее жить к себе, а Гена, сволочь такая, на порог ее не пускает, а у них ребенок общий… Словом, стандартный ковалевский бред. Потом сказала, что если Гена не пойдет на ее условия, то этот человек его убьет, уничтожит, в реке утопит и прочие страсти. Хотя он сам чувствовал себя крайне неловко, а потом просто окрысился на Яну.

— Юля, а он не сказал, как его зовут? — спросила Лариса. — Или, может быть, Яна как-то обозначила его координаты?

— Вы знаете, он сам нам не представлялся, — живо продолжала Юля, — но Яна называла его Сашкой. А он, видимо, настолько устал от всего этого балагана, что неожиданно взбеленился и заорал на нее: «Я тебе не Сашка, а Умнов Александр Николаевич, поняла?»

— Точно! — оживился Шатров и чмокнул Юлю в щечку. — Умница моя! Я еще тогда удивился тому, что у него такая фамилия. Она совершенно никак не вязалась с его обликом.

— Юля, а вы имя-отчество точно запомнили или просто по памяти воспроизвели?.. — снова обратилась Лариса к Зверевой.

— Абсолютно точно! — прижала руки к груди Юля. — У меня на имена и фамилии память просто блестящая.

— Но где он живет, не знаете?

— Не-а, — покачала головой Юля. — Этого он, конечно, не говорил. Может быть, тебе Яна что-то рассказывала? — посмотрела она на Геннадия.

Шатров с сожалением развел руками.

— Увы, нет. Да я бы все равно забыл. Нужен мне этот алкаш!

— А когда это было? — спросила Лариса.

— Примерно с год назад, — припомнила Юлия. — Как раз незадолго до того, как я отсюда ушла…

Уголки ее губ начали подрагивать, и Шатров, чтобы предотвратить нежелательные воспоминания, тут же сказал:

— Ну успокойся, солнышко, что ты опять себя расстраиваешь? Все же хорошо!

— Угу! — уткнулась с улыбкой ему в грудь Юля. — Я не буду.

По виду Шатрова Лариса поняла, что ему уже наскучил разговор о Яне и делать ей здесь больше нечего.

— Я вам точно говорю, — напоследок сказал он. — Поищите преступника в близкой Яне среде. К сожалению, я, кроме этого Умнова, никого назвать не могу, но начните с него. Может быть, он вам еще кого-то подкинет.

— И я вам то же самое говорила, — вставила, !

Юля. — Там нужно искать, там!

27
{"b":"1237","o":1}