ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Все еще майору?.. – Маринка прыснула от смеха.

– Пока еще, – поправила я ее.

Майор Здоренко был одним из влиятельных начальников городского РУБОПа, хотя влияние его распространялось только в основном на подчиненных. А вот организованная преступность Тарасова почему-то выходила из-под его контроля. Здоренко – натура педантичная и властолюбивая, хотя за несколько лет дружбы с ним нам ни разу не удавалось поругаться по-крупному. Основная тема разногласий – мое семейное положение, впрочем, как и Маринкино. Ему просто не давало покоя то обстоятельство, что две симпатичные незамужние девушки тратят драгоценные свои годы и силы на полоскание грязного белья, – по его мнению, наша работа заключается именно в этом.

Хотя именно благодаря нашей помощи в нескольких делах Здоренко удалось создать себе в РУБОПе репутацию успешного сыскаря – не раз вычисленных и пойманных бандитов я отдавала с потрохами именно Здоренко. Раскрываемость дел по городу росла, за что на него сыпались поощрения, премии, а также приближалось получение очередного звания, а Здоренко не был чужд карьеризма.

– Посмотрим, какой же версии придерживается наш будущий генерал-полковник, – пошутила я и набрала номер рабочего телефона Здоренко, как только припарковала свою «Ладу» у обочины.

– Здоренко слушает, – представился собеседник по-военному четким голосом.

– А Бойкова звонит, – передразнила я его.

– Ольга Юрьевна? Здравствуйте! – радостно закричал он в трубку, сменив свой рабочий тон на человеческий. – Чем обязан?

– Требуется ваша помощь, – сразу же предупредила я собеседника, на что тот довольно крякнул в трубку. – Насколько я помню, именно вам поручили расследование попытки кражи колье с выставки столичного музея?

– Да, – коротко ответил Здоренко после недлинной паузы, во время которой он вспоминал, ведется ли на самом деле под его руководством такое расследование.

– Я решила написать в следующем номере как бы продолжение, – соврала я, хотя на самом деле понимала, что, если нам удастся хоть немного продвинуться в этом расследовании, материал обязательно появится в газете.

– Опять журналистское расследование? – догадался Здоренко.

– Нет! Статья под названием «По горячим следам»!

– Тогда вам лучше взяться за другой материал, например, недавнее убийство одной из девушек, так сказать, по вызову. Успех у обывателя обеспечен, – посоветовал Здоренко и с гордостью добавил: – Преступника нашли уже через несколько часов.

– Спасибо за совет, – поблагодарила я Здоренко. – Но меня интересует именно неудавшаяся попытка кражи колье. Какую версию отрабатывает следствие?

– Тебе ли этого не знать, – укорил меня Здоренко. – То, на что ты намекнула в статье, взято за основу, то есть версия соединить комплект.

– И как? Успешно?

– Не совсем, – признался Здоренко, – но будем работать.

– Удачи вам. – Я попрощалась с собеседником и отключила телефон.

Выехав на полосу движения, я передала наш разговор Маринке.

– И, вообще, Якушев не похож на коллекционера, – сказала Маринка, когда я уже выворачивала на дорогу, которая по указателям вела к поселку, где находился дом Климачева.

– Сейчас к Владимиру Вениаминовичу? – догадалась Маринка.

Я утвердительно кивнула, и остальную часть пути мы ехали молча.

Глава 4

– Здравствуйте, здравствуйте, Ольга Юрьевна! У охранника сейчас перерыв, поэтому встречаю вас самолично, – приветствовал нас Владимир Вениаминович, как только мы вышли из машины. – Проходите, пожалуйста.

Мы прошли по ухоженному участку, на котором росли только цветы, в них утопало все одноэтажное строение. Неподалеку от дома находилось небольшое сооружение, где, как я поняла, и обитал охранник. Я изъявила желание осмотреть сначала весь дом, затем поговорить с охранником, а потом уж ознакомиться с коллекцией.

К дому примыкал асфальтированный участок – по всему периметру, где мы и прогулялись с Владимиром Вениаминовичем. Климачев указал мне на окно, в которое залезли грабители. Стекло в раму было вставлено новое, так как от старого откололся уголок, как объяснил мне Климачев. Подойдя поближе и осмотрев внимательно окно, я убедилась, что никаких следов преступники не оставили.

– Грабители, по-моему, и скрылись с этой стороны, – заметил Владимир Вениаминович и указал на невысокий забор с задней части участка.

За забором виднелся ухоженный сад плодовых деревьев.

– Кому принадлежит этот сад? – поинтересовалась я.

– Как говорится, третьим лицам, – уклончиво ответил Владимир Вениаминович. – Садом владеет частное хозяйство, которое успешно занимается продажей плодов.

– Большое хозяйство, – заметила я.

– Сад продолжается почти до следующей дороги и ничем не огорожен, – уточнил Владимир Вениаминович. – Так что отсюда грабители могли спокойно уйти – охрана появляется здесь только в сезон вызревания плодов.

Мы возвратились к Маринке, которая сиротливо стояла у входа в особняк. После осмотра напрашивался один вывод: залезть на участок Климачева не представляло большой сложности.

– С охранником вы можете поговорить у меня в доме, – предложил Владимир Вениаминович. – Я приглашу его сейчас.

Войдя в дом, мы с Маринкой оказались в уютной прихожей, которая по совместительству являлась и гостиной. Удобные кресла, небольшой столик. Владимир Вениаминович усадил нас в эти кресла, а сам вышел, чтобы позвать охранника. Прихожая-гостиная была очень уютной и чистой, хотя хозяин дома, как, впрочем, и мы с Маринкой, не снимал обуви.

Ждать нам пришлось не очень долго. Уже через несколько минут с улицы раздался голос Владимира Вениаминовича, который объяснял охраннику, с кем предстоит ему сейчас побеседовать. Невысокий мужчина с небольшой лысиной на макушке, одетый в обычную полевую форму, вошел в прихожую.

– Васинов Василий Федорович, – представил своего охранника Климачев.

Василий Федорович, как вскоре выяснилось, оказался не очень разговорчивым, и мне приходилось вытягивать из него буквально каждую фразу. Владимир Вениаминович при нашей беседе не присутствовал. Он тактично попросил разрешения уйти в свой рабочий кабинет.

Из разговора с охранником я ничего нового не узнала, так как все подробно рассказывал уже сам Климачев, а Васинов только подтвердил его слова. Хотя в начале разговора у меня и возникла мысль о том, что охранник может быть замешан в ограблении, но потом подозрения исчезли. Василий Федорович, подполковник в отставке, всю жизнь проработал в пожарной охране, затем ушел на заслуженный отдых. А так как пенсия не устроила ни его, ни супругу, он пошел подрабатывать к старому знакомому и практически переселился в маленькую сторожку рядом с домом Климачева.

Ничего в ту ночь он не слышал и не видел, потому что полагался на сигнализацию и спокойно спал. Как обычно, через каждые два часа осматривал особняк. Выходя из своей каморки в один из таких обходов, он заметил, что стекло заднего окна снято, и тут же вызвал по рации квалифицированную охрану, а также и Владимира Вениаминовича. Но уже было поздно, поэтому преступникам удалось скрыться. Подоспевших охранников пришлось отпустить.

Сам Василий Федорович в искусстве не разбирался, ценность украденного представлял только приблизительно. Владимир Вениаминович не объяснял ему точно, что в его коллекции украдено: когда я поинтересовалась об этом у охранника, Васинов ответил коротко: «Кубок», оценив его гораздо дешевле, чем сам Климачев.

Когда охранник убедился, что больше ничего дополнить не может, он встал и попросил разрешения выйти, чтобы продолжить отдых перед ночным дежурством. Настоящий вояка, привыкший к точному выполнению приказов, он подходил к любому делу честно, но без эмоций. Владимир Вениаминович не наказал его рублем, не уменьшил жалования, поэтому ограбление лично не задело Васинова. Василий Федорович вышел из прихожей, где происходил разговор, и ушел в свой домик, как я проследила через окно.

8
{"b":"1239","o":1}