ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Таким образом, Али, едва став во главе империи, приобретает мощных врагов. Сам он был прям и честен, тогда как противники обладали верткостью, хитро плели вокруг него сети, а он этого не замечал. Он увеличивает пенсию Аиши до прежнего уровня, исправляя ошибку Османа, однако она не успокаивается. Вместе со своими рыхлыми родственниками она собирает войско и нападает на Али. Сама надевает шлем, берет в руки меч, садится на боевого верблюда.

Али, по характеру воин, не понимает, чего она от него хочет, не понимает, как можно воевать против женщины, к тому же, вдовы пророка. Он топчется на одном месте, не зная, что делать. Аиша тем временем наступает, и войско Аиши встречается с войском Али. Происходит так называемая «верблюжья» война — бой шел рядом с верблюдом Аиши. Ее войско было быстро смято, Зубейр и Тальха убиты, сама она находилась в состоянии транса. Али, не считая этот поступок серьезным, отправляет ее домой. Аиша унижена еще больше — она так хотела подчинить себе Али, а тут он, не наказывая ее, поступает как с нашкодившей девчонкой, лучше бы убил!

Быстро залечив царапину, полученную в «верблюжьем» бою от застежки своего же шлема, Аиша запускает новую волну интриг.

Теперь она настраивает против Али Муавийю, сирийского наместника. Тот и раньше не признавал Али. Сирия перестает подчиняться центру. Этот сепаратизм мог быть прецедентом, могла развалиться вся империя. Поэтому Али во главе девятитысячного войска едет в Сирию. На берегу Евфрата происходит короткий бой. В тот момент, когда Муавийе угрожает окончательное поражение, тот применяет психологический трюк, рассчитанный на набожность Али: его солдаты вырывают страницы из Корана и нанизывают на острия своих копий. Али, увидев такое святотатство, застывает в изумлении.

Али не может идти против Корана. Он не может придумать, как ему поступить, чтобы остаться благочестивым и не попасть в ад. Видя растерянность Али, Муавийа ему предлагает: пусть соберется совет старейшин и решит, кто будет правителем — он или Али. И Али, законный глава государства, соглашается с ним. Он честен, благороден, растерян.

Третейский суд старейшин «забюрокрачивает» вопрос: решает образовать новый «шура», который, мол, и скажет, кто станет во главе государства.

Тут Аиша получает неожиданный подарок: возникает секта, настроенная патриотически, которая справедливо считает, что борьба за власть между Муавийей и Али развалит мусульманское государство, главари секты принимают решение устранить обоих. Почти одновременно происходят два покушения. В итоге Муавийа отделывается ранением, а Али 24 января 66 1 года при выходе из мечети погибает от рук террориста-смертника.

Аиша, получив весть о гибели Али, тщательно скрывает свою радость, даже объявляет общенациональный траур, рвет на себе волосы, а затем, не считаясь с юридическими тонкостями, объявляет, что следующим главой государства становится Муавийа.

На этом заканчивается какая-либо заметная роль Аиши в истории. Она достигла всего, что хотела. Она устранила сначала обидевшего ее Османа, потом ненавистного Али, не понявших, что с ней надо носиться, как с любимой женой пророка. Теперь ее амбиции удовлетворены — хитрый Муавийа демонстративно преклоняется перед нею и создает ей пиар первой и неповторимой мусульманки, матери благочестия, с которой должна брать пример каждая мусульманка.

Она выстраивает себе дворец и занимается благотворительностью и величественными советами мусульманкам в области моды и косметики. Тут оказывается, что она — большой знаток поэзии, литературы, истории, даже медицины. Ее все чаще называют пророчицей, выясняется, что ангел Гавриил приходил к Мохаммеду во время их совместной жизни только тогда, когда Аиша была рядом. Она становится живой легендой, «вспоминает» около 2 тысяч высказываний Мохаммеда. В том числе много таких, которые вызывают стыд у современного мусульманина.

Скажем, ее сказание о том, что после захвата Хайбара «мы досыта наелись фиников», что перед смертью пророк был в долгах, как в шелках. Если так, как же быть с рекомендацией Аллаха жениться на многих женах только при условии их достойного содержания? И почему это у мусульман не было фиников, а в еврейском Хайбаре их было вдоволь?

Так и получилось, что не Хадиджа, которая была человеком, вторым после великого Мохаммеда принявшим ислам, осталась в памяти мусульман, а интриганка Аиша. Умерла она в 64-летнем возрасте в Медине. Все мусульмане в этот день рыдали. Многозначительными были ее последние слова: оставьте меня, я хотела бы быть преданой забвению и навсегда забытой.

Тем временем мусульманская империя расширялась. Она поглотила Испанию, Северную Африку, дошла до юга Франции в Европе и до границ Индии в Азии.

Религия, которая проповедовала мир между народами, призывала чтить христианских и иудейских пророков, причинила страдания миллионам. Религия, предписывающая мусульманам быть искренними и честными, родила очаг величайшего лицемерия. Религия, призывавшая мусульман быть братьями, привела к братоубийствен-ным войнам.

Почему же все так произошло? Ответ один: последователи Мохаммеда, сделавшие своим знаменем Коран, редко в него заглядывали, интерпретировали слова Аллаха так, как было выгодно. Они тщательно выполняли формальные, внешние атрибуты веры — намаз, закят, хадж, а истинную веру разменяли на мудрствования идеологов — прислужников власти. Им нужна была только лишь власть, власть, власть. И сбылись слова мудрого и могущественного Аллаха: «Посланник, ты не сможешь наставить на пусть истинный всех тех, кого одарил любовью. Только Аллах выводит на путь прямой. Но тех, кого желает вывести».

Вы спросите: а где же был Аллах, почему Он не вмешался, не остановил Мохаммеда, когда тот изрекал собственные вставки в Коран, оправдывающие его деяния, не остановил братоубийственные войны, не остановил мусульман, причиняющих страдания другим народам? Никому не дано разгадать намерения Аллаха, но мы попро-буем.

В Коране не раз упоминаются слова, адресованные посланнику: если встретишься с безбожником — отвернись, скажи ему, что тебе поручено только донести Мои слова людям, — а там пусть делают, что хотят, все равно их настигнет кара — или на земле, или на том свете. Думается, что этот философский дух пронизывает решения и Самого Аллаха. Он отвернулся от нас. Он сделал так, что мы порицаемы другими народами, никак не можем отвернуться от лицемерия, даже теологические споры у нас не о вере в Бога, а о вере в Мохаммеда, и о том, как выполнять намаз.

Поэтому в мусульманском мире происходят странные вещи. Террористы на экранах телевидения для успокоения нервов открыто колются и пьют коньяк, тогда как мусульманам запрещено употреблять одурманивающие средства, кричат «Аллах Акбар» и направляют оружие против безоружных. Курды взрывают арабов, шииты суннитов и наоборот. Бог отвернулся от нас. Он ждет от нас покаяния и возвращения к истине. Прочитаем заключительные слова 72-й суры. Не многозначительны ли они:

Время обещанного знает лишь Аллах, Он знает все тайны бытия, и раскрывает их только тем посланникам, которым благоволит. Он приставил к Своим посланникам наблюдателей, чтобы узнать, доносят ли те слова Аллаха до людей. Господь знает всё про них, и всё рассчитал Своим Божественным расчётом.

Ночное чтение Корана. Наставления посланнику. Осуждение неверующих. Награда верующим.

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

О, посланник Мой, холодной ночью ты закутался, чтобы просидеть полночи за чтением Корана. Я ниспошлю тебе весомые слова, в тишине ночи ты их яснее понимаешь. Потому что днём вокруг тебя множество людей.

Поминай же имя Господа и посвяти Ему себя — он Господь запада и востока, и нет Ему равных. Пусть Он станет покровителем твоим. Терпимо относись к словам людей, отстраняйся от неразумных.

Обвиняющих же тебя во лжи, не видящих ничего, кроме своего достатка, оставь на суд Мой, предоставь отсрочку. Есть для них у Меня огонь и адские страдания. Они увидят это в день, когда горы сотрясутся и превратятся в прах.

110
{"b":"1249","o":1}