ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

То же самое произошло с Мурарой и Хилалом. Те тоже решили не оправдываться, а признаться, что не вышли в поход без уважительных причин.

Мохаммед решил: пусть вся Медина не общается с этими троими, создать вокруг них зону отчуждения. Кааб рассказывает: «люди стали сторониться нас, и даже земля стала для меня неузнаваемой, ибо это была не та земля, которую я знал прежде, и в подобном положении мы провели пятьдесят дней». Мурара и Хилал «проявляли смирение, сидели у себя дома и плакали, а я был моложе и сильнее, поэтому выходил из дома, принимал участие в молитвах вместе с другими мусульманами, ходил по рынкам, но никто не разговаривал со мной».

Через сорок дней с начала наказания к Каабу «неожиданно явился человек от посланника Аллаха, который сказал: „Мохаммед велит тебе не приближаться к твоей жене!“ Кааб спросил: „я должен развестись с ней?“ Посланец Мохаммеда ответил: „нет, просто сторонись ее, ни в коем случае не приближайся к ней!“. Такое же повеление получили Мурара и Хилал. Кааб велел своей жене уйти к родителям и ждать окончательного решения. А жена Хилала пошла к Мохаммеду и сказала: „Мой муж — беспомощный старик, он и не в состоянии „приблизиться“ ко мне, но нуждается в уходе, я не могу его покинуть“. Мохаммед ответил: „Хорошо, ты можешь ухаживать за ним, но он ни в коем случае не должен приближаться к тебе!“ На это она сказала: „Клянусь Аллахом, он ни о чем таком не помышляет“.

Прошло еще десять дней, и тут к Каабу снова явился гонец от посланника, и поздравил его с тем, что бойкот снят, поскольку Аллах ниспослал о Каабе, Мураре и Хилале специальное послание (оно процитировано нами выше). Как видим, Аллах при всей занятости мироустройством снизошел до своих рабов, посчитав нужным посвятить им ниспослание. «Услышав это, я склонился в земном поклоне, ибо понял, что пришло облегчение. Я отправился к посланнику Аллаха, по пути люди встречали меня толпами, поздравляя меня с тем, что Аллах принял мое покаяние».

Далее в хадисе говорится о том, что Мохаммед был радостен, и «лицо его было подобно кусочку луны». Кааб сел перед Мохаммедом и сказал: «О, посланник Аллаха, в знак благодарности за то, что мое покаяние принято, я хочу раздать все свое имущество ради Аллаха и посланника Аллаха!» Мохаммед ответил: «Оставь часть себе, так будет лучше».

Вот такая странная история Кааба и таких же, как он, честных людей. Они были наказаны, в отличие от врунов, которых Мохаммед простил сразу же. К тому же, Кааб лишился своего достатка, не знаем, произошло ли это с Мураром и Хилалом — скорее всего, да.

Но перейдем от этой частной истории к тому, что за поход это был, и вы увидите, что за странным происшествием с Каабом скрывается еще большая странность.

Итак, осенью 630 года Мохаммед решил идти в поход. У него долго спрашивали, куда и зачем. Сначала он это скрывал, затем признался: он хочет покорить Византию.

К тому времени Византия была ослаблена длительной войной с Персией, тем не менее, могла легко отразить нападение мусульман. И, совершенно естественно, раздавались голоса: а нужен ли он, этот поход, не опасен ли? «Лицемеры, в том числе Вадиа Мухашшин, намекая на Пророка и его поход на Табук, говорили между собой: „Он думает, что война с Бану аль-Асфар (византийцами) — то же самое, что война с кочевниками“.

Кроме всего прочего, участников похода ждал «дальний путь, безводная пустыня и множество врагов». К тому же, стояла страшная жара, было время сбора урожая, у каждого дома были свои дела. Тем не менее, «с посланником Аллаха было так много мусульман, что количество их не поддавалось учёту».

О том, как собирал людей Мохаммед, в истории остались довольно странные свидетельства. С одной стороны, немалая часть 9-й суры «Покаяние» посвящена тем, кто отказался от похода. «Лицемеры» проклинаются, и даже происходит такая сцена:

«Посланнику стало известно, что группа лицемеров собирается в доме Сувайлама. Его дом находился в месте под названием Джасум, там они отговаривали людей от участия в походе. Пророк направил к ним Тальху с группой своих сподвижников и приказал сжечь дом Сувайлама вместе с людьми. Тальха исполнил приказ». (Биография Мохаммеда, автор Ибн Хишам).

С другой стороны, в той же суре есть такие слова: «Верующим не стоит выступать в поход всем вместе. Пусть идет отряд из каждой части поселения для изучения религии и передачи знаний тем, кто остался».

И мы снова перестаем понимать: выходит, Мохаммеду нужно было не так уж много людей? И какова цель похода — все же нападение на Византию, или учебная тревога? Легко ли было людям «закосить» от рискованного похода? По одному примеру, попавшему в Коран, мы видим — легко.

Мохаммед обращается к некоему Джадду: «пойдешь воевать против Бану аль-Асфар (византийцев)?» Тот отвечает: «О, посланник Аллаха! Разреши мне остаться, не соблазняй! Ей-богу, все мои родичи знают, какой я поклонник женщин, я боюсь, что не удержусь, увидев женщин Бану аль-Асфар». Тут пророк отворачивается и говорит: «Разрешаю тебе остаться». Освободив бабника от воинской повинности, Мохаммед включает в Коран следующие строки:

«Среди них есть и такой — просит разрешить остаться, потому что, мол, поход — искушение для него. Геенна вокруг неверных!»

Когда Посланник Аллаха дошел до Табука, его население сдалось без боя, обязавшись платить поголовную подать. Раньше они платили дань Византии. Она и не заметила потери. Затем к посланнику пришел староста поселения Аила, уплатил дань и получил охранную грамоту. То же самое касается жителей поселений Джарба, Азрах Макна. Охранные грамоты начинались словами: «Это гарантия о безопасности от Аллаха и посланника Мохаммеда».

Некие Укайдир и Хассан, христиане, охотились в окрестностях Табука, и им встретились воины Мохаммеда. Они убили Хассана, а с Укайдира сняли плащ, вышитый золотой нитью, и отправили Мохаммеду. Потом привели и самого Укайдира. «Пророк сохранил ему жизнь, заключил с ним договор об уплате дани, потом был отпущен, и он вернулся в свое селение».

Пророк пробыл в Табуке 10 дней.

Читателю может показаться, что все «лицемеры» остались в Медине и не вышли в поход вместе с посланником. Ошибаетесь: они были и среди воинов Мохаммеда. Вот, скажем, группа таких «лицемеров» выпила воду из источника раньше, чем туда приблизился посланник. Он спросил: «Кто раньше нас пришел к этому источнику?» Ему назвали имена тех людей. Пророк проклял их.

Далее на пути пророка, в местечке Зу Аван, оказалась мечеть ад-Дирар. Построившие ее люди давно обращались к Мохаммеду с просьбой «освятить» ее своим присутствием: «О, Посланник Аллаха! Мы построили мечеть для больных, бедных и на случай непогоды. Мы хотели бы, чтобы ты пришел к нам и совершил там молитву». Тогда пророк отвечал, что у него нет времени. Теперь-то, когда она оказалось перед ним, люди думали, что он зайдет и помолится вместе с местными жителями. Но он поступает по-другому: вызывает Малика и Маана и приказывает разрушить эту мечеть и сжечь. Что они и сделали.

Заметим, что это была не синагога, не христианская базилика, а мусульманская мечеть. В Коране об этом написано следующее:

«Те, что построили мечеть со зла, будут клясться, что считали это добрым делом. Посланник Мой, не заходи туда, возноси хвалу Аллаху в той, что построена тобой. Мечеть, в которой следует молиться, основана на благочестии, а под той, что построена со зла — земля зыбка, рухнет она в огонь геенны».

Не знаем, как насчет огня геенны, а подпалили ее обычным земным огнем. Мечеть сгорела, Мохаммед поехал дальше.

Проезжая мимо местечка аль-Хиджр, пророк сделал привал. И предупредил своих воинов: «Пусть никто из вас не выйдет сегодня в одиночку, а только вместе со своим приятелем. Люди исполнили приказание пророка, кроме двоих: один из них вышел по нужде, а другой — в поисках своего верблюда. Тот, который пошел по нужде, был задушен там, куда пошел; а тот, который отправился в поисках своего верблюда, был унесен ветром и сброшен в пропасть. Однако пророк прочитал молитву над тем, что был задушен, и он выздоровел. А что касается другого, то пропасть вернула его, когда Пророк вернулся в Медину».

122
{"b":"1249","o":1}