ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тени сгущаются
Хирург для дракона
Отголоски далекой битвы
Элиза и ее монстры
Три версии нас
Пять четвертинок апельсина
Право рода
День коронации (сборник)
Девушка из кофейни
Содержание  
A
A

Среди них есть такие, что слушают тебя, но сердца их заперты, а уши поразила глухота. Они препираются с тобой и говорят, что рассказываешь ты сказки. Какое бы знамение они от Нас ни получили — не верят в них.

Они и сами обходят веру стороной, и других удерживают. Тем губительнее их деяния. Они не верят в воскрешение, но в аду, перед лицом огня, их охватят страх и сожаление. Если их даже вернуть на землю — они возьмутся за своё. Тот, кто ошибается сейчас, в день великого суда поймет, что сделал, но он уже несёт свой груз греха, от которого поздно избавляться. Скверный же это груз!

Аллаху известна твоя печаль, посланник. Те, чьи сердца закрыты для принятия веры — тебя и твоих предшественников обвиняли во лжи и притесняли. Знай: если бы Аллах желал, то всех направил бы на верный путь. Но каждый должен этот путь найти в себе. Аллах не приказывает — Он помогает ищущим.

Посланник, спроси людей: к кому вы обратитесь в час, когда потребуются вам сила и поддержка, наступит срок земного бытия? Кто спасает вас от мрака суши и морских глубин? К кому, кроме Аллаха, вы все взываете о помощи, когда вам плохо (напоминаем, что Аллах был у идолопоклонников божеством, в которого верили, как в одного из идолов)?

Мы уже отправляли к людям Своих посланников. Людей Мы испытывали, но они не были покорными. Сердца отвращались, а сатана оправдывал беспечность. Аллах им открывал врата к богатствам, они получали, что хотели. Они радовались дарованному и забывали, откуда оно пришло. Тогда Мы отнимали то, что дали, и они отчаивались.

Посланник, скажи им, людям: у меня нет сокровищницы Аллаха, я не знаю то, что знает Он, и не говорю, что я ангел, я лишь следую тому, что открывается мне Богом. Скажи им: разве сравнятся между собою слепой и зрячий, разве вы не одумаетесь?

А тем, кто призовёт тебя отклониться от своего пути, скажи: я поклоняюсь лишь Аллаху, я не пойду за вами. Отступать от истины я не стану, никто не в силах изменить решения Аллаха. Только у Него ключи от мира, от явного и сокрытого, только Ему известно всё, что происходит в море и на суше. Даже листья опадают с дерева по Божьей воле и в установленный Им срок. Даже о зернышке, спрятанном в земле, говорится в этой книге.

Он забирает ваши души ночью, а утром воскрешает. Так и живёте — до установленного Им срока. Затем состоится возвращение к Нему. Пока вы живы, над вами ангелы-хранители, когда же смерть придёт — Мои посланцы заберут на небо ваши души.

Кто спасает вас от мрака суши или моря, когда вы взываете спасти вас? Скажи им, Мой посланник: это дело рук Аллаха. Он может ниспослать мучения, которые придут к вам сверху или из-под ваших ног, а может ниспослать одним испытание жестокостью других.

Если встретишь человека, который, говоря о Боге, уходит в пустословие — отвернись. А если помешает сатана — отвернись, как вспомнишь. Богобоязненные не виноваты в делах неправедных людей, они могут только напомнить пустослову — может, он и устрашится.

Посланник Мой, скажи: неужели вы не видите прямой дороги, по которой велено идти? Неужели вы так растерялись, что можете избрать неровный путь? Вы должны предаться Богу, страшиться Его гнева. Он сотворил небеса и землю, и творит то, что пожелает. Слово Бога — это истина.

И вот сказал Ибрагим своему отцу Азару: неужели ты богами считаешь идолов? Если так, то и ты, и наш народ — в глубоком заблуждении. Аллах услышал Ибрагима и пожелал придать ему уверенность через познание.

Заметки на полях: сейчас вы прочитаете поэтическую притчу об исканиях Авраама. Он только что распрощался с верой в идолов. И, естественно, ищет, где же Бог, и находит Его — Бог оказывается более сложным понятием, чем даже солнце.

Когда наступила ночь, Ибрагим увидел звезду на небе, и сказал: это — мой Господь. Но вскоре настал рассвет, звезда исчезла, и Ибрагим понял, что звезда — не Бог.

Назавтра он увидел месяц в небе, и подумал: вот мой Господь. Но луна зашла. Тогда Ибрагим сказал: месяц тоже не может быть Аллахом. И отчаялся: Господь не хочет привести меня к познанию Его.

Когда Ибрагим увидел солнце, восходящее с востока, решил, что оно по размерам больше и звезды, и месяца, и воскликнул: вот Он, мой Господь. Но день прошел, и солнце закатилось за горизонт.

Ибрагим долго думал: что же хотел Аллах, показав ему звезду, луну и солнце. Наконец, он догадался и воскликнул: Господи, я понял: ни луна, ни солнце, ни звезда не могут быть богами, ты един, и созерцать Тебя нельзя. Я обращаю взор к Всевышнему, который сотворил и эти небеса, и солнце, и луну, и звёзды.

Но народ, несмотря на истину, которую открыл им Ибрагим, не согласился с ним. Ибрагим сказал: я не боюсь богов, которых вы равняете с Аллахом. Как же мне бояться их, если вы не боитесь Бога, считая ему равными кого-то? Когда же вы опомнитесь?

Вот так Аллах даровал Ибрагиму знание, повел его по верному пути. Бог возвышает тех, кто этого достоин. И часть людей поверила ему.

Когда-то Аллах к истине повел Исхака и Йакуба, еще раньше — Нуха и его потомство, Дауда, Сулеймана и Айуба, Йусуфа, Мусу, Харуна, Закарию, Йахйу, Ису, Илйаса, Исмаила, ал-Йаса, Лута и Йунуса (в том же порядке: Исаак, Яков, Ной, Давид, Соломон, Иов, Иосиф, Моисей, Аарон, Захария, Иоанн Креститель, Иисус, Илия, Исмаил, Елисей, Лот, Иона). Их всех Аллах возвысил над мирами. И отцов их, и их братьев и детей.

Язычники не оценили писание Аллаха и сказали: Он посланнику ничего не отправлял. Отвечай им, посланник Мой: а кто же ниспослал Мусе писание, как свет и руководство для людей? Писание это они переписали на папирус, и открывают только часть, остальное скрыто. Но благодаря этому писанию они познали откровения, которые их отцы не знали.

А Коран тебе ниспослан, как подтверждение истинности того, что было послано на землю раньше, чтобы ты проповедовал истину Мекке и тем, кто поселился вокруг неё, тем, кто верует в жизнь после жизни, кто возносит Богу свои молитвы.

Лжепророки и Мохаммед

В Коране иногда упоминаются лжепророки. Задолго до Мохаммеда на Аравийском полуострове то и дело появлялись «пророки», которые проповедовали новые взгляды на мироустройство. Одним из них был Маслама, который жил в центральной части полуострова — Йемаме. Он переживет Мохаммеда, мусульмане расправятся с ним в 633 году при халифе Абу Бекре. Многое в его учении было похоже на учение Мохаммеда. Маслама тоже верил в единое божество по имени Рахман, что означает «милостивый». Как-то Маслама написал Мохаммеду письмо в том духе, что они, два пророка, могут «договориться». Мохаммед отверг это предложение. Ответ начинался так: «От Посланника Аллаха Мохаммеда лжецу Масламе…»

Веровать в единое божество призывал и другой «пророк» — Асвад, который жил в южной части Аравии — в Йемене. Благодаря своей деятельности он приобрел немалую политическую и военную власть. Арабам была известна «пророчица» Саджах в Месопотамии. Незадолго до появления Мохаммеда широкое распространение получило учение «пророка» Мани, которое проповедовалось в Вавилонии. Религия, начало которой он положил, — манихейство, — было распространено от Китая до Италии.

Успех этих «пророков» и их учений был вызван тем, что они говорили людям то, что те хотели слышать. Скажем, манихейство оправдывало зло тем, что оно изначально заложено в человеке. И в то же время утверждало, что он чист и светел. Очень удобно — индивидуум совершает зло не потому, что несовершенен — нет, сам он ни в чем не виноват: зло такая же естественная вещь, как обоняние или осязание. Вечная индульгенция от прошлых и будущих грехов — совершая зло, не считай себя порочным. Кстати, этот элемент манихейства Мохаммед включил в свое учение — но он распространялся не на всех мусульман, а только на него самого. К этому вопросу мы еще вернемся.

Проповеди лжепророков были приятны окружающим и соответствовали их тайным или явным желаниям.

Надо отдать должное Мохаммеду — он не потакал своим слушателям. Неспроста его учение поначалу так медленно приобретало сторонников — за двенадцать лет проповеднической деятельности, до переезда в Медину, их стало чуть более сотни. Его учение не только противоречило, но и, более того, бросало вызов взглядам окружающих идолопоклонников.

28
{"b":"1249","o":1}