ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поворот в его судьбе, а его судьба — это витиеватые повороты истории Аравии, потом и всего мира, — произошел осенним утром 582 года, когда дядя Абу Талиб собирался с караваном в Сирию. Мальчик сидел и смотрел на суету вокруг каравана, и вдруг подошел к дяде и вложил свою руку в его ладонь. Он молчал, но глаза мальчика было настолько выразительными, что дядя сказал: пойди и быстро собери мешок с финиками, на тебя не рассчитывали, и захвати еще воды.

При рождении Мохаммеда его сначала назвали Котан. Но дед Абу Муталлиб, немного подумав, решил поменять его имя на Мохаммед, что означало «восхваленный свыше». Было ли это предчувствием? Имя Мохаммед в те времена было очень редким.

Итак, 12-летний Мохаммед первый раз в своей жизни отправляется в Сирию. И тут происходит его встреча с неведомыми прежде явлениями — он на базарах подсаживается к людям, которые зарабатывают на жизнь рассказами об устройстве мира, о мироздании, о мировых религиях. Здесь и христианские монахи, и иудейские проповедники, огнепоклонники, йоги, и просто шарлатаны. Арабы, насытившиеся материальной жизнью — торговлей, обменом товарами, скупкой золота и тканей, испытывали жажду и по духовному. Поэтому подсаживались к таким мыслителям и охотно слушали их, пытаясь найти ответы на свои вопросы: зачем нужна вся эта суета, неужели весь смысл жизни состоит в накоплении денег.

Эта двойственность арабов — практичность и духовность одновременно — национальная черта. Неспроста и сейчас можно встретить «крутого» бизнесмена, разъезжающего по свету на личном самолете с десятком референтов, не отрывающегося от ноутбука, и вместе с тем совершающего намаз пять раз в день, охотно слушающего речи бродячих проповедников, которые открывают смысл жизни и тайны мироздания. Неспроста именно на востоке эти бродячие искатели истины не пропадают — им охотно подают, кормят их и поят.

Когда дядя впервые взял его в караванное путешествие, Мохаммед оказался на ярмарке в городе Баср. Базар кипел страстями — все торговались, расхваливали свои товары, кричали, ругались, нагружали и разгружали верблюдов — словом, шла беспокойная, шумная жизнь обычного восточного базара. Зато на окраине рынка была другая жизнь — христианские монахи, несторианцы, иудейские проповедники, какие-то ловкачи что-то рассказывали кучкам людей, продавали им амулеты, показывали фокусы, исцеляли.

Так и повелось: потом дядя его часто брал в поездки и, видя желание Мохаммеда оказаться на окраине базара, отпускал его, и Мохаммед слышал и видел странные вещи: монахи говорили о бессилии идолов, евреи читали Тору и рассказывали о сотворении мира, несторианцы показывали изображение Христа. Все это Мохаммеду казалось аттракционом, серьезного значения слышанному он не придавал. Но в один из приездов он застал такую сцену: спор между христианским монахом и несторианцем перешел в кровавую драку, они с остервенением молотили друг друга. Эту сцену Мохаммед запомнил на всю жизнь: монах кричал, что Марию, мать Христа, надо называть Богородицей, а несторианец — что Иисус не Бог, поэтому Марию надо называть Христородицей. Тогда только мальчик понял, что религия — это настолько серьезно, что люди могут проливать из-за нее кровь.

Мохаммед стал зарабатывать деньги и отдавать их дяде. Он нанимался пастухом, мекканцы отдавали ему стада овец, лошадей, верблюдов и коз, он пас их на скудных склонах гор, по-прежнему уезжал к бедуинам и жил среди них. Скоро Абу Талиб доверил ему первый торговый караван, отправлявшийся в дальнюю страну. Мекканцы обычно поручали ему привезти то, это, он скрупулезно выполнял эти просьбы, не записывая: у него была великолепная память. Но не только поэтому он не вел записей: он был неграмотен. До конца своей жизни Мохаммед так и не научится читать и писать.

Юношество принесло ему бескомпромиссность мышления, кое-какие представления о религии, весьма поверхностные, созерцательность.

Мекканская, пророческий период, последняя сура, прочтенная пророком перед переселением в Медину.

Эту суру открывают четыре буквы. Создания Творца: горы, реки, небеса, плоды земли. Зачем грохочет гром. Почему сверкает молния. Обретение зрения — это обретение истины. Двое ворот из чистилища. Участь посланников. Тайна могилы Хадиджи — первой супруги пророка. Автор книги, мать которого звали также, как ее, положил камушек на могилу Хадиджи. Кого следует называть матерями правоверных?

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Алиф — лам — мим — ра (напоминаем, что тайна букв, которыми открываются 29 из 114 сур Корана, не разгадана). Эти буквы — знамeния послания, которое отправлено тебе, как истина от Бога. Но многие этому не верят.

Твой Господь — это Тот, Кто построил небо над людьми — этот купол без видимых опор, потом принял на себя управление миром, управление солнцем и луной, и решил: всё будет течь до определённого предела. Он управляет всем, что на небесах и на земле, и посылает вам свои знамения, чтобы вы верили во встречу с Ним

Твой Господь раскинул землю, поставил на ней горы, провёл русла рек и создал попарно разные плоды (улыбнитесь, вспомнив про тычинки и пестики — растения тоже имеют мужские и женские признаки). Он сотворил день и ночь. Поистине, всё это — знамения для разумных.

На земле, друг рядом с другом, растут разные создания Творца: виноградная лоза, поля пшеницы, финиковые пальмы. Пьют они одну и ту же воду, но созревают такими непохожими! И каждый плод земли — это ценность для людей.

Неверующие для поклонения Богу ждут от посланника чудес. Но посланник Мой — наставник, он и не должен совершать их. А знамения может видеть только зрячий — не слепой. Всевышнему известно, что несёт в утробе самка, как она меняется с рождением ребёнка. Ему известно то, что вы скрываете, и то, что говорите, и то, что скрыто в темноте ночи, и то, что видно при свете дня.

Человека охраняют ангелы — один идёт впереди на шаг, другой немного позади. И берегут его по велению Аллаха. Поистине, в этом шествии Бог не меняет ничего, Он наблюдает, но люди сами порой меняют шаг, лишаясь ангелов и привлекая к себе беду. Если же Бог посылает наказание — оно неотвратимо.

Это Он ниспосылает молнию — для того, чтобы человек боялся Бога и надеялся, а гром воздаёт Ему хвалу, ангелы трепещут перед Ним и тоже прославляют. Люди к Богу обращаются за истиной. А те, что обращаются к божкам — похожи на людей, желающих напиться, но лишь протягивают руки в направлении воды. Пусты молитвы их, и бесполезны.

Это Он ниспослал на землю воду — и потекли ручьи. В водовороте пена образуется, но поток её уносит. Даже металлы при плавлении образуют дым, который тоже испаряется. Так и с ложью происходит. Ложь исчезает как пена или дым, а истина приносит пользу, как вода или металл.

Для праведников воздаяние за добро — жизнь в раю, среди садов и рек. Войдут они туда, войдут и их родители-праведники, супруги чистые, их потомство. Ангелы там скажут им: мир вам за терпение и верность. А те, кто разрушал всё вместо созидания — их удел проклятие, их жилище — пламя.

Мои посланники несут людям истину. До тебя они тоже подвергались осмеянию. Но те безбожники уже наказаны. Скажи язычникам: сообщите Богу то, чего Он не знает, а знают ваши истуканы. Те, естественно, не знают ничего, и сообщить им нечего.

Те, кому отправлено данное писание, радуются, что явилось к ним напоминание. Но среди иудеев и язычников есть такие, которые отвергают часть писания. Скажи им: мне велено поклоняться лишь Аллаху, к которому мы вернёмся.

Твоим предшественникам Бог дал супругов и потомство, и закрепил их имена в истории. Никто из них не мог бы стать пророком без соизволения Бога. Для каждого времени — своё писание. Аллах стирает и утверждает то, что желает. А на тебе — лишь передача истины.

Неверующие замышляют козни. Они говорят тебе: ты не посланник. Отвечай: есть самый знающий свидетель между нами — это Аллах, мне довольно этого.

Жизнь и борьба пророка: человек с двумя сердцами. Часть 3

Мы расскажем вам о Хадидже. Она, первая жена Мохаммеда, была вторым человеком на земле, принявшим мусульманство после самого пророка. Она была его ангелом-хранителем. Она его понимала, принимала любой его вздох, самоотверженно любила его, такого непонятного. Он разрушал мир, к которому она привыкла, жители Мекки, которые с уважением относились к ней из-за ее богатства и принадлежности к древнему роду, презирали ее мужа, который проповедовал единобожие в противовес такому привычному идолопоклонству. Но она любила его и не предавала.

43
{"b":"1249","o":1}