ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он ненавидит… – прошептала Аниг.

Зверь поднялся и нехотя отошел в сторону, пропуская их и, пропустив, оскалился, обнажая белые пирамидки зубов. На загривке шерсть встала дыбом.

– Страшные у вас звери… Как вы живете с ними?

Валерг обернулся. Санг стоял не двигаясь и провожал их мрачным взглядом, похожим на взгляд Олгерда. Как он просочился сюда за зону Освоения? Или зверь нырнул следом за человеком, когда приоткрылась дверь? Сознание своей вины, пусть невольной и сомнительной, навязчиво прилепилось к сердцу, а следом упало камнем решение…

– Ты… УБИТЬ?.. – Аниг вцепилась в его руку.

Он продолжают идти, а она повисла у него на руках, как котенок.

– Да, хочу! Санг – живая машина истребления. За день он задушит сотню ваших.

– Нет, – она замотала головой. – Роберт, только не ты…

– Не бойся, – он торопился добраться до фарпа и теперь бежал, и нес ее через заросли. – Зверь не тронет меня – я же человек. А он подчинен человеку…

– Не убивай… – она заплакала.

Возможно слезы – тоже копия человеческих эмоций, ведь раньше дарвиты не знали отчаянья.

Едва выйдя на дорогу, Валерг бросился к фарпу. Но компьютеры по-прежнему не работали и Валерг напрасно дергал дверцу багажного отделения. Отчаявшись, он ударят по ней ногой, пытаясь сломать. Увы! Гераклом он выглядел только на фоне дарвитов.

– Аниг… – он хотел просить, но она, угадав, отрицательно покачала головой и отошла к краю дороги, сдавив руками виски.

И тут, будто угадав эту минуту, из-за фарпа вынырнул Ниг.

– Ниг, дружище! – обрадованно воскликнул Валерг. – Что ж вы, друзья-дарвиты, выключили компьютер и разбежались?.. Да еще двери в машину закрыли… Нехорошо…

Лгать было трудно вдвойне. Лгать не только на словах, но и в мыслях. Нига он обманул. Нига, но не Аниг. Она уже спешила к ним. Поздно! Ниг оказался сильнее: компьютер включился и открыл багажник. Валерг взял лучемет. Теперь все… Теперь дарвиты бессильны перед ним и отделены стеной. Он встретил укоряющий взгляд Аниг… Что он делает?! Ниг против Аниг? Дарвит против дарвита? И ради чего? Ради того, чтобы он мог совершить убийство? Да нет, нет, ради их спасения.

Валерг проверил разрядник. До сих пор он почти не стрелял из лучемета и оружие неловко тяготило ладони. Зато Ниг смотрел восторженно: так смотрят мальчишки на парней из отрядов Освоения, когда те появляются на Земле во время краткого отпуска и шатаются по набережным, поражая жителей Земли флибустьерским видом и непередаваемым жаргоном лимгардистов.

Валерг поспешно нырнул в заросли, спасаясь от осуждающего взгляда Аниг и восторженного – Нига. Бегом добежал до того места, где ему попался Санг. Но зверь исчез. Валерг остановился, озираясь. Кроны великанов плотно прижимались друг к другу, не допуская до молодых побегов полуденного обжигающего солнца, и заросли были полны зеленым сумраком.

Внезапно ветви с треском раздвинулись и рыжая плотная тень упала на Валерга. Тот едва успел выставить вперед руку, защищаясь, как сильные челюсти сомкнулись вокруг запястья. Лучемет шлепнулся в траву. Зверь сбил Валерга с ног и, повалив, тянулся к горлу. Казалось, он знал о замыслах человека, – так неистов был его порыв. Валерг одной рукой пытаясь защищаться, другой нащупал нож в кармане, извлек его и ударил. Санг завизжал, задергался, челюсти его конвульсивно сжались и зубы впились в тело… Зверь был только ранен, надо было вытащить нож и ударить вновь… Но вместо этого Валерг, собрав все силы, отодрал от себя Санга и отшвырнул… Потом он перевернулся на живот и попытался найти лучемет… Но оружия нигде не было. Он встал на колени и пополз, поджимая перекушенную руку, сам уподобившись раненому псу. Если бы в фарпе вместе с ним ехали люди… Неужели никто не прибежал бы сюда в заросли на его крик и не пристрелил бы эту чертову зверюгу! Даже Олгерд казался в эту минуту роднее и ближе всех слабосильных друзей-дарвитов.

«Дарвиты, сволочи, из-за вас сейчас сдохну…» – бормотал Валерг, шаря по траве.

И тут вновь острые зубы впились сзади в шею. Почти в тот же миг раздался громкий треск, будто кто-то одним махом разорвал полотнище и в лицо ударил запах горелого мяса и шерсти. Челюсти зверя разжались…

Валерг не сразу понял, что произошло. Приподнявшись, он увидел, что санг лежит рядом прошитый разрядом лучемета, а голова зверя еще дергается, закидывается назад, дергаются лапы, пытаясь бежать. И глядя на агонию хотелось одного, – чтобы это прекратилось скорее. В эту минуту Валерг был не человеком, но распростертым на шестке зверем с развороченным и сожженным нутром, и это он агонизировал, и покрывался смертным потом… Лишь когда Санг затих к Валергу вернулось ощущение собственного тела, сознание своего "я" и боль своих ран… Он встал, цепляясь за темный с белыми прожилками ствол старой сурты. Постояв, сделал шаг, но тут же схватился за другое дерево…

…Так он шел от ствола к стволу…

Остановился внезапно. На песке, меж толстых корневищ, все еще сжимая руками лучемет, лежал Ниг. Валерг опустился рядом с ним на колени, приподнял за плечи и перевернул. Глаза дарвита были полуоткрыты, к щеке, вдавленные, прилипли мелкие камешки. Гримаса сверхнепереносимого усилия все еще искажала лицо. Валерг ощупал тело, пытаясь найти рану. Но ран не было… Даже туника нигде не порвалась…

Тогда он догадался о случившемся и застонал.

«Вода…» – мелькнуло в мозгу. Его вдруг охватила уверенность, что вода могла бы помочь. Вода была рядом. Поток после недавнего дождя бежал в нескольких шагах от них. Валерг попытался поднять юношу, но перед глазами поплыл туман и он едва не упал рядом с Нигом. Не в силах нести, он схватил дарвита за ворот туники и поволок. В глубине сознания плавала мысль, что Олгерд тоже тащил Нига за ворот. Вот и след остался на шее…

Валерг не помнил, как он очутился возле ручья. Он был, как в забытьи, но не упал, а двигался, что-то делал… Он очнулся, стоя на коленях подле Нига. А Ниг лежал раскинув руки и волосы его были в мокром песке, а вокруг головы собралась лужа воды. Аниг стояла рядом, но Валерг не сразу понял, что это она.

– Ниг умер… – прошептал Роберт.

Лицо Аниг сделалось асимметричным, как у людей, а глаза помертвели.

– Это я… я… – начал Валерг и не смог продолжить, – лицо задергайтесь от боли.

Аниг взглянула на него, слабо вскрикнула и бросилась бежать. Валерг хотел окликнуть се, но не мог, хотел бежать, но не сдвинулся с места…

…Он был Нигом, который умирал, убивая…

10

Утром следующего дня, едва закончился утренний дождь и тучи ушли на запад, купол среди зеленых зарослей начал расти из матово-молочного, становясь плотным, синевато-белым, непрозрачным. Вокруг множились и росли кольцевые дороги, оттесняя деревья. Миниатюрные фигурки дарвитов, одетые в белые туники, спешили к куполу.

На отдельной площадке, созданной немного в стороне, стоял фарп бело-голубой окраски с эмблемой в виде золотой руки, сжимающей цветок. Дверцы были подняты вверх, как крылья стрекозы, багажное отделение открыто и внутри машины царила пустота…

11

«Слишком сложно».

«Нет, он сможет. Он понял храм. Он близок к нам. Ближе всех…»

Аниг болезненно вздрогнула, отошла от Тано и контакт прервался. Они стояли внутри огромной сферы. Вокруг клубились темно-коричневые облака, цветом напоминавшие почву Дара. В глубине вспыхивали голубые огни, похожие на звезды, и тогда сеть лучей пронизывала сферу и на мгновение связывала мерцающие точки. Но среди обильного золота чернели провалы, наполненные безысходным мраком. Аниг старалась не смотреть в эти колодцы.

«Аниг, это и есть третий путь, тот, что лежит между гибелью и убийством?»

«Да».

«И Дар станет вновь единым и неуязвимым для иных?»

«Да».

«Но будет ли это прежний Дар?»

«Не знаю. Мы сами уже другие. И в чем-то мы слишком малы. Наши души, как наши тела – низкорослы».

Тано покачал головой. Его все больше беспокоила муть, что поднималась в душе Аниг. Это походило на смятение, что царило в Ниге. А чем все кончилось?…

7
{"b":"1251","o":1}