ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Выключите систему управления!

– Это бесполезно. Здесь происходит не управление, а вживление… – Валерг улыбнулся.

– Живая планета? – поспешно спросил гендиректор.

– Не-ет… Всего лишь другая система жизни… С точки зрения земных теорий. – Из-за обратных связей…

– Мы поговорим об этом на Земле.

Экран погас и Валерг откинулся в кресле. Оставшись наедине, он продолжал улыбаться. Пожалуй, Земля может принять Дар. Изнеженная иждивенствующая планета будет тянуться сюда хотя бы из любопытства. Ну, а после случившегося – любопытства будет в избытке… С одной стороны эстетство, с другой – гуманность, а в результате…

Луч света ударил в лицо и Валерг заслонился рукою. Несколько человек вбежали в комнату и окружили его. Техинспектор пытался разглядеть их, но свет фонарика бил в глаза и Валерг различал лишь силуэты.

– Топай за нами… – Валерг узнал голос Олгерда.

Значит, они в самом деле в черной, в пропахшей гарью форме лимгардистов.

– Куда я должен идти? – Валерг недоуменно пожал плечами.

Один из парней схватил его за ворот комбинезона.

– Уберите руки… – Валерг брезгливо поморщился. – От вас пахнет горелым…

– Тише, тише… – остановил Олгерд товарищей. – Не нужно обижать техинспектора. – Он подошел и, почти не заметно размахнувшись, ударил Валерга ребром ладони по шее. Тело техинспектора дернулось и обмякло…

14

Олгерд остановился и провел рукой по лицу. Он весь взмок, комбинезон прилип к телу – терморегуляторы не работали. Солнце Дара нависало огромным белым диском над головой и лимгардисту казалось, что оно стало ближе. Еще неделю назад здесь стоял город – огромное здание координационного центра протыкало небо. Теперь ничего не осталось – песок, немного мусора, чудом сохранились два или три обломка стены. Ни листка, ни побега, чтобы защитить живое от полуденного зноя. Где-то за одним из обломков стены прятался робот – одна из последних, совершенных машин фирмы «Маинд». Он должен его поймать… Уничтожить… Сейчас же… Все, связанное с империей «Маинд», вызывало у Олгерда неистребимую ненависть. Сначала этот чертов техинспектор… А потом роботы! Они все взбесились и изменили Земле… Сначала человек, потом эти…

Олгерд потряс флягу. Пустая. Хотя бы глоток воды! Тогда бы исчезла свинцовая тяжесть в ногах… И он бы поймал эту железную скотину. Но воды не было. Был лишь сладкий липкий пух сурты, который покрывал лицо и комбинезон тонким желтоватым слоем. Там, в зарослях, его не замечаешь. Здесь, на развалинах, он все связывает тягучим клеем.

«Я устал… – сказал Олгерд сам себе, будто уговаривая. – Я устал… Я хочу отдохнуть…»

Он повернулся и быстро зашагал по бывшей городской улице. Он никогда не понимал Дара: ни тогда, когда тот с покорностью стлался перед ним, ни теперь, когда так неожиданно и необычно взбунтовался.

Знакомый скребущий звук за спиной заставил остановиться. Олгерд обернулся. Робот, нахально повернувшись к нему задом, добивал остаток стены. Олгерд лениво поднял лучемет. В ту же секунду робот шмыгнул в щель меж развалин и красный огонек лазерного прицела уперся в серую стену. Олгерд сплюнул – скорее символически, потому что рот пересох и слюны не было и зашагал к космопорту. Район космопорта – единственный, который не пострадал. Им предоставляли выбор: остаться или уйти.

С кривой усмешкой Олгерд отметил, что сегодня в космопорте гораздо меньше людей, чем вчера или позавчера. Один из планетолетов готовился к старту: вокруг него сновали люди в блестящих скафандрах, стояли заправщики. Удирают… Олгерд заметил отдельно стоящую группу в красно-зеленой форме. Координационный центр. Ну, конечно… Лимгардисты улетят последними.

Он прошел к цистерне с водой, оттеснил стоящих и подставил флягу под кран. Кто-то что-то мяукнул. Олгерд медленно повернул голову и голос сразу иссяк.

Перед одноэтажной гостиницей сидел парень в одних плавках и лениво обмахивался увядшим, похожим на серую тряпку листом местной пальмы.

– Как он? – спросил Олгерд.

– Спит… – буркнул лимгардист, не двигаясь.

Олгерд отпер вручную засов и вошел. Внутри, в небольшой комнатке, было жарко и душно – окно не только закрыли, но и заколотили снаружи. Кондиционеры не работали – люди экономили энергию. Олгерд распахнул ногой дверь, впустив немного света и раскаленного, но все же уличного воздуха.

– Может, ты все-таки ответишь? – спросил Олгерд, плюхаясь на стул и вытягивая натертые долгой ходьбой ноги.

– Что отвечать? – Валерг приподнялся на койке и взглянул на Олгерда воспаленными помутневшими глазами.

– Что сделать, чтобы остаться…

– Ничего не делать… Просто остаться… – Валерг вновь повалился на постель, будто сразу обессилел. – Если хочешь. Я не хочу…

– А зачем ты здесь?! – прошипел Олгерд; на крик не хватало ни сил, ни воздуха.

– Я и сам не знаю, – Валерг на секунду прикрыл ладонями лицо. – Забыл. Был какой-то порыв. В одночасье решил сюда ехать. Теперь мне кажется, что я был к этому предназначен. Просто иначе быть не могло… И все… И не надо иначе…

– И в фирме тебя отпустили?

– Да, конечно… Любая информация, которая касается разумного, интересует фирму.

Олгерд привстал и внимательно посмотрел на Валерга, на его опухшее, постаревшее лицо. Нечесаные волосы сбились в один сплошной ком, с шеи свисали клочья искусственной кожи, а рана еще не зажила и сочилась сукровицей.

– Я хочу пить, – проговорил Валерг, облизывая губы. – Хоть немного воды… – он просил, но в голосе его не было жалобности – так просят у друзей или коллег.

– Воды нет, – отрезал Олгерд.

– На Даре – и нет воды? – Валерг скривил губы, что означало улыбку.

– На Даре – есть. А в космопорте – нет. Никто из ребят в джунгли сейчас не полезет, – огрызнулся Олгерд и разозлился от того, что приходилось оправдываться.

Сам на себя досадуя, он встал и протянул Валергу флягу. Тот принял ее осторожно, выпил немного, а затем, вылил несколько капель себе на ладонь и обтер лицо. Каждый жест Валерга подчеркивал, как высоко ценится Олгердов дар. Но это лишь разозлило лимгардиста и он вырвал флягу из рук Валерга.

– Скоро мы улетим? – спросил пленник, отдирая от шеи клочья искусственной кожи.

– Куда?

– На Землю, естественно…

– Это ты летишь на Землю, – огрызнулся Олгерд. – А куда лечу я – одному Богу известно. После того, как нас вышибли отсюда пинком под зад, лимгардистов запихают в такую дыру…

– При чем здесь лимгардисты? Как только мы доберемся до Земли, я все объясню… и…

Олгерд сел на кровать рядом с Валергом. Сквозь раскрытую дверь волнами накатывал раскаленный воздух. Олгерду казалось, что он болен и лежит в бреду. А эта тесная комнатенка, и эта странная планета за стенами – бред. И в то же время было что-то смутно знакомое в этом разговоре, будто все эти когда-то происходило и он, просто повторяет совершенное кем-то другим…

– Объяснить, – усмехнулся Олгерд. – А что объяснять? Прозевали шикарную планету, ну и получите по мозгам. Земля такого не прощает. Земля должна побеждать!

– Послушай, – Валерг понизил голос до шепота. – Это совсем не так. Мы нужны Земле. Мы – единственные. Мы были здесь… И значит – изменились. Без нас Земля и Дар не поймут друг друга. Мы, конечно, не дарвиты еще. Но уже не люди. Мы, только мы можем наладить контакт. Понимаешь? Без нас земное и дарское не может соединиться…

Олгерд несколько раз молча кивнул и отхлебнул из фляги. Его охватило ощущение какого-то чудовищного обмана, чувство, сходное с тем, когда Валерг удрал с дарвитами из резервата. Да, с дарвитами… сейчас… сейчас он поймет!

Олгерд захлебнулся водой. Отплевываясь, затряс головой и вскочил.

– Значит, без нашей помощи меж земным и дарским не будет контакта? – переспросил он зловеще и глаза его сделались холодными и пустыми.

Потом он повернулся и шагнул к двери. На пороге остановился. Обернулся…

– Не волнуйся… Мы скоро улетим. Скоро…

15

На следующий день последний планетолет с лимгардистами покинул Дар. А вечером космопорт стал разваливаться на глазах и исчез, как исчезает вся техника Дара, совершив положенное. От городов и баз людей ничего не осталось – пустой песок, припудренный золотистым пухом сурты. Но утром после дождя там и здесь замелькали клейкие листочки. В воздухе стоял терпкий смолистый запах, как весной на Земле…

9
{"b":"1251","o":1}