ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Запах Cумрака
Моя девушка уехала в Барселону, и все, что от нее осталось, – этот дурацкий рассказ (сборник)
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Скорпион его Величества
Пропащие души
Игра престолов
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Повелитель мух
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
A
A

Атлантида моргнул. И наваждение пропало. Фреска вновь приобрела статичность.

Платон повернулся на пятках и принялся рассматривать стену напротив. Здесь тоже был пейзаж. Опять дорога, ясный день, холмы вдалеке. И по дороге движется процессия. На резных носилках шестнадцать носильщиков в красно-белых одеждах, чем-то похожие на самодовольных туристов со Старой Земли, несут королевскую чету. Король и королева в длинных златотканых Одеяниях, в белых огромных тюрбанах, похожих на головки растущих вдоль дорoги цветов. Вуали закрывают лица. Рядом с носилками толпятся сановники с огромными веерами на длинных гибких ручках. Над головами повелителей колышутся разноцветные опахала, то желто-зеленые, то белые с синим, то пестрые, где смешаны все возможные и невозможные оттенки разом. Но эта пестрота не вызывает отторжение, а лишь легкое обязательное чувство радости. За вельможами следует целая процессия детей, одетых в белые платьица, с венками на каштановых и черных волосах. Одна девочка отстала и принялась собирать цветы у обочины. “Поторопись!” – хотелось крикнуть ей.

– Девятый слой… – почти утвердительно произнес Платон, осматривая фрески.

И глядя на них, дочему-то пожалел, что сейчас он в рабочем комбинезоне, а не в белом костюме с алым цветком кактуса в петлице. А его спутница не в вечернем платье из черного струящегося натурального (или почти натурального) шелка…

Она взяла его под руку, и он понял, что Андромаха подумала о чем-то подобном. И он был уверен, что ее глаза вновь повлажнели. Милая Андро… Впервые за все время пребывания на Немертее Атлантида подумал о ней с нежностью, и, несомненно, в этом были виноваты фрески.

– А где то, что было в гробницах? – спросил профессор археологии задушевным голосом, будто на свидание приглашал.

– Я же сказала: на складе…

И тут пол у них под ногами качнулся. Дрогнули стены. Андро ахнула и вцепилась в плечо Атлантиды.

– Наверх! – закричал он, понимая, что они слишком задержались в гробнице, что надо немедленно, сейчас же…

Он не помнил, как они выскочили наружу. Кажется, Андро споткнулась, и он буквально волок ее по лестнице наверх. Вырвавшись из гробницы, Платон огляделся. Знакомый желто-серый пейзаж. Красноватая стена вдалеке. Где-то за стеной, над лесом, поднимался столб густого черного дыма.

– Кресс! Ноэль! – воскликнули они одновременно и кинулись к вездеходу.

Когда машина понеслась к воротам, Атлантида пожалел, что не велел F-55001 разобрать именно эту дорогу. Вездеход они оставили у стены.

– Быстрее к глайдеру! – крикнула Андро.

Они побежали к ангару. Но мчаться на раскопки Крессиды и Ноэля им не пришлось: на лужайку перед домом, отстреливая тормозные патроны в аварийном режиме, спускался бело-синий глайдер. Платон побежал к спустившемуся с неба летающему “блюдцу”. Пластиковый люк был уже поднят, и на дорожку выкатились автоматические носилки. К ним широкими красно-белыми ремнями был пристегнут Ноэль. Носилки покатились к щели услужливо раскрытых ворот бокового входа. Лицо Ноэля казалось неестественно белым, с какой-то ненастоящей, похожей на латекс карнавальной маски, кожей. Кресс бежала за носилками. Атлантида заметил, что комбинезон у нее на плече порван, и сзади болтается бело-красный лоскут. Не сразу сообразил, что это лоскут кожи.

– Что произошло?! – он схватил ее за руку.

Она обернулась. Выражение лица – сумасшедшее, с остановившимся взглядом. На лбу, на щеке – пятна грязи и крови.

– Ноэль… – только и выдохнула Кресс. Губы дрожали. – Он ранен…

Она попыталась высвободить руку.

– Так что случилось?!

– Взрыв… Пусти меня…

– Ты ведь археолог, а не хирург. Если рана серьезная, тебе не справиться.

– Пусти! – повторила она.

И скрипнула зубами. Такой отчетливый неприятный скрип. И он отпустил ее руку. Кресс побежала в дом. Но Атлантида не пошел следом. Он был уверен, что взрыв произошел не случайно. Ну а что дальше? Разве что предположить – Кресс пыталась укокошить Ноэля! Нет, это, пожалуй, слишком смелая версия. Он оглянулся. Андро разглядывала захлопнувшуюся дверь. В глазах ее, разумеется, стояли слезы. Платон направился к глайдеру. Пока Андромаха размышляет о грустном, он успеет взлететь.

Как бы не так! Только он забрался в кабину, как Андро оказалась рядом.

– Куда ты? – никакой сентиментальности в голосе, исключительно деловой тон.

– Хочу осмотреть место раскопок нашей милой парочки.

– Я с тобой – Она без приглашения уселась в кресло.

Может, выкинуть ее? Будто ненароком, толкнуть под локоток, а самому взлететь?

– А твоя помощь не нужна Крессиде? – Он избрал более мягкий путь сопротивления.

– Зачем? Я ничего не понимаю в медицине. Как всякий археолог, знаю, как нажать кнопку медицинского манипулятора или подать команду: “Обработать рану и наложить швы!” И все. Так что Кресс наверняка управится без нас.

Выкидывать Андро из глайдера Платон не стал. У него было правило: с представителями МГАО без крайней надобности не ссориться. Пока он еще мог терпеть Андромаху. Пока… Ему не терпелось проверить свою догадку. А когда у Атлантиды возникала догадка, он мог покинуть кого угодно и терпеть рядом тоже кого угодно. Исследовательский зуд противоречит всему на свете.

– Лучше мне лететь одному. – Он сделал последнюю попытку отбиться.

– Нет, я с тобой, – воскликнула Андро и, поглядев ему в глаза, прошептала беспомощно: – Боюсь, вдруг он там… я не могу… Кресс выйдет и скажет… нет, не могу. Без тебя… Я боюсь… смерти…

М-да… А кто ее не боится?

Платон скомандовал бортовому компу: “Подъем!” – и машину плавно потянуло наверх. Под прозрачным днищем мелькнули макушки немертей-ских лиственниц и оранжевая черепица крыши.

– Где копали Кресс и Ноэль? В каком направлении лететь? – спросил Атлантида.

– Раскоп семь. У бортового компа есть стандартная программа… – Раскоп семь, – повторил Платон. Бортовой комп запрограммирован так, что воспринимает в течение полета голос только одного человека – того, кто скомандовал “подъем”. Если вы хотите передать управление, то надо нажать специальную кнопку. Но он не собирался этого делать. Плавно загудели маршевые двигатели, и макушки деревьев слились в один зеленый ковер. Атлантида откинулся на спинку кресла. – Они сами организовали этот взрыв?

– Как ты можешь говорить такое! – возмутилась Андро.

Да, на ее логику в данном случае рассчитывать не приходится.

– Тебе нравится Ноэль? – Платон попытался зайти с другой стороны.

– Он милый человек, хотя немного слабохарактерный.

– Всем заправляет Кресс, не так ли?

– Крессида… Да, конечно… – В ее голосе мелькнула едва скрытая неприязнь. Как видно, Ноэль говорил правду в тот вечер, когда археолог прилетел на Немертею: женщины не особенно друг друга любили. – А может, супруги тоже поцеловались где-то не в том месте. Или даже занялись любовью? – продолжал рассуждать вслух Платон, прекрасно понимая, что необыкновенно злит Андро.

Она окинула его испепеляющим взглядом – даже слезы, стоявшие до этого в ее глазах, мгновенно высохли.

"Ого, кошечка умеет злиться!” – усмехнулся про себя Атлантида. Ревнует?.. Выходит, у них здесь любовный треугольник? А как же иначе? Красивый мужчина, две молодые женщины…

Зеленый ковер под днищем тем временем вновь распался на вполне различимый узор из редко стоящих деревьев. Глайдер пошел на посадку. Сразу открылась серо-коричневая площадка и посреди воронка, из которой все еще шел дым. Вернее, сизый, с желтыми завитками, слабый дымок. Глайдер опустился рядом с воронкой, и Платон спрыгнул, чуть ли не в яму. Первое, что он увидел, – осколок голубого немертейского мрамора, обугленный и черный. Атлантида принялся обходить воронку по кругу. И тут же споткнулся о гранитное ядро. Точно такое же, какое они видели в колодце “мастабы”.

"Ara!" – мысленно воскликнул профессор. Значит, здесь тоже был колодец, и археологи-любители пыталась его раскопать. И некто поступил с ними точно так же, как накануне – с Атлантидой. Надо было все-таки сказать, что Платон и Андро были в “мастабе”, а не гуляли по лесу. Может быть, Крессида с Ноэлем не стали бы так рисковать? В яму археолог спускаться не стал. Своя шкура ему дорога, чего нельзя сказать о Ноэле. Неужели этот тип не знал, на что шел? Или ради милой женушки готов на все? Дым уже почти рассеялся, и Атлантиде показалось, что на дне он может различить сохранившуюся часть колодца – голубые осколки виднелись не в центре воронки, а немного левее. Андро выбралась из глайдера и с потерянным видом бродила среди обломков.

24
{"b":"1252","o":1}