ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Дамы и господа, – обратилась девушка к экскурсантам, – вы находитесь в одном из уникальнейших музеев Галактики. Перед вами сейчас раскроет свои тайны музей вертикальных гробниц Ройка.

За ее спиной вертелась голограмма одной из самых известных вертикальных гробниц – так называемая Гробница Тысячи Даров, именно столько золотых и серебряных вещиц, украшенных драгоценными камнями, нашли в погребальных камерах, содержащих тела двадцати двух гуманоидов. Соты погребальных камер, расположенных одна над другой, и в центре базальтовая “ячейка” главы рода. И надо всем этим мертвым ульем – имитация ауры смерти – того голубого сияния, которое порой внезапно появляется и так же внезапно исчезает над еще не разоренными гробницами.

– Как вы, наверное, уже слышали, господа, – продолжала свой рассказ жгучая брюнетка, бросив мимолетный взгляд на Атлантиду, – каждый род на Ройке имел свою вертикальную гробницу. Один род порой включал в себя несколько тысяч или даже десятков тысяч гуманоидов. Сравнение генетических кодов, найденных в одной гробнице гуманоидов, показывает очень близкое родство. Почти в каждой гробнице Ройка захоронено несколько поколений. Зато различия, свидетельствующие о социальном положении, порой так разительны, что поначалу мы предполагали какие-то нарушения целостности гробниц, происшедшие сразу после захоронения. Но эта гипотеза всякий раз не подтверждалась.

Девушка приглашающе махнула рукой, и экскурсия перешла из первого зала во второй. Обычная группа богатых бездельников, которые могут позволить себе “живьем” шататься по Галактике, чтобы поглазеть на заспиртованных монстров и приобрести голограмму своей особы в объятиях ройкской мумии. В группе были четыре сухопарые дамочки – лет всем наверняка под сто двадцать, но чудеса биопластики помогали им скинуть лет минимум восемьдесят, и одна очень толстая и очень молодая особа, которая смотрела по сторонам, раскрыв рот и все время повторяла:

– Ах, такого не может быть!

Мужчины выглядели более скромно. Было три старика, которые почти не пытались скрыть свой возраст – ну разве что сбросили лет по двадцать, не больше. Был какой-то грубоватый малый с физиономией кирпичного цвета, бычьей шеей и широченными плечами – сразу видно, местный поселенец. И какие-то два юнца, которые наивно надеялись подцепить на экскурсии красотку. Теперь они напраcно посылали выразительные взгляды брюнетке. Но она их усилий не замечала.

– Итак, перед вами знаменитые вертикальные гробницы – сообщила девушка, вновь бросив мимолетный взгляд на Атлантиду. – Они были открыты почти сразу после начала археологических работ на ройке.

Молодящиеся старушки приникли к стеклам, молодая толстуха в очередной раз сказала:

– Ах!

– Взгляните: здесь покоятся муж и жена и их маленькая дочка… А вон в той секции сразу три поколения древних обитателей Ройка. Экскурсанты побежали к следующей витрине, а возле первой остался один Платон. Под прозрачным колпаком (кстати сказать, настолько прозрачным, что его было практически не различить) виден был один из многочисленных сотов вертикальной гробницы. Вырезанная из скалы песчаника часть гробницы была перенесена в музей практически нетронутой: и мумии, и все находки находились на тех местах, на каких они лежали в момент открытия погребальной камеры. Темно-желтые мумии были обряжены в платья из материала, похожего на золотую парчу. На головах – золотые колпаки. На ногтях – золотые наконечники. Три или четыре ряда разноцветных бусин, формой похожих на слезы, обвивали шеи мумий. У одной – браслеты из слезок поблескивали на запястьях. – Все мумии – естественного происхождения, – продолжала рассказывать брюнетка, бросая вопросительные взгляды на Атлантиду: что ж он так задержался у первого стенда, уж не собирается ли уйти? – Климат Ройка, большую часть которого занимают пустынные пространства, его уникальный песчаник, позволяющий горячему сухому воздуху свободно циркулировать в погребальных камерах, как нельзя лучше способствует образованию естественных мумий. Как и у всех мумий, у этих были острые скулы, вдавленные в глазные впадины веки и прилипшие к зубам полоски утративших форму губ. По сравнению с людьми древние обитатели Ройка были невысокого роста. Коренастые, широкоплечие. – Обратите внимание на вещицы, которые находят в гробницах, – великолепные украшения, инкрустированные костью шкатулки. А здесь мы видим стул из пурпурового дерева со спинкой, украшенной геометрическим орнаментом из кости…

– Простите! – перебил экскурсовода Атлантида, подходя к группе остальных любопытствующих посетителей.

– А какие-нибудь памятники письменности обнаружены на Ройке?

– Памятников письменности на Ройке нет, – сообщила девушка, внимательно глядя на Платона черными блестящими глазами и улыбаясь так, будто сообщала что-то необыкновенно радостное. – Цивилизация на этой планете погибла, не достигнув письменности. В период так называемых Седьмых гробниц начинается быстрый упадок. Людей уже не хоронят согласно их роду. Все чаще встречаются отдельные захоронения. Потом появляются массовые, беспорядочные, со следами насильственной смерти.

– Может быть, это следы Второй Конкисты? – осведомилась одна очень свободомыслящая старушка. – Всем известно, что во время Второй Конкисты были уничтожены целые цивилизации.

– Как вы можете говорить такое?! – воскликнули два старичка. Судя по выправке, оба – бывшие военные.

– Это невозможно, – покачала головой брюнетка. – К тому времени, когда Ройк был открыт, его цивилизация погибла. Видимо, на Ба-а произошла вспышка, которая уничтожила обе цивилизации – и на Ройке, и на Немертее.

– Это ваша теория? – поинтересовался Платон.

– Это теория профессора Брусковского.

Атлантида больше не стал ни о чем спрашивать. Он рассчитывает пригласить черноглазую красавицу сегодня на ужин, и чтобы не испортить себе окончательно настроение, решил о профессоре Брусковском не говорить. Иначе они с этой милашкой рассорятся раньше, чем познакомятся. Даже если теории профессора Брусковского бывали верны, они все равно приводили Платона в ярость. Такой вот аристократичный подход у него к этому профессору. Потому Атлантида больше не задавал вопросов – ходил между стендами, разглядывал выпиленные из песчаника соты. Иногда подключался к мини-компу на прозрачном колпаке.

"Обратите внимание на превосходные камеи из серебристого камня с вкраплениями вишневого и бледно-зеленого…” – тут же начинал бормотать очередной компьютерный гид, и Платон поспешил отказаться от его услуг. Как будто он сам не видел эти камеи, в своем совершенстве они готовы были соперничать с лучшими античными образцами.

Сами мумии менялись от эпохи к эпохе. Прежде всего менялись чисто внешне – становились все уже в плечах и все выше ростом. А кожа – все темнее. Реже попадались испорченные зубы. Фасоны платьев были всевозможные – от длиннющих, скрывающих щиколотки, до коротеньких, выше колена. Уже не золотая парча, а какое-то искусственное волокно. Мужчины, видимо, предпочитали широкие шорты. Менялись и колпаки на головах мумий, похожие на купальные шапочки, – сначала то золотые, то серебряные, потом драгоценные металлы заменил разноцветный пластик… Стоп! Неужели действительно пластик?

– Простите, – вновь обратился к красавице гиду Атлантида, нарушив данный самому себе зарок молчания. – А из какого материала сделаны их шапочки? Услышав его вопрос, брюнетка так и просияла.

– Цветные – из пластика.

– Очень интересно. А можно еще вопрос?

– Конечно!

– Как может цивилизация, не имеющая письменности, производить пластики?

– Возможно, их завезли с других планет, – отвечала она безмятежно. – Так, во всяком случае, считает профессор Брусковский.

– То есть цивилизация гуманоидов достигла космического уровня, а никто из них по-прежнему не умел ни читать, ни писать.

– Они берегли свои традиции.

– Это мнение профессора Брусковского? Она смутилась. Если бы искусственная кожа могла краснеть, девушка бы покраснела. – Нет, это мое…

32
{"b":"1252","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Список заветных желаний
Мысли, которые нас выбирают. Почему одних захватывает безумие, а других вдохновение
Ждите неожиданного
Мой личный враг
Моя судьба в твоих руках
Тараканы
Цель. Процесс непрерывного совершенствования