ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я вызову полицию.

– Ну, разумеется, как же иначе! Непременно! Сейчас же! Скорее! Вы только не бойтесь – я за все заплачу – в тройном размере, в четверном… клянусь… Я так беспокоюсь за вашу жизнь… – Знакомый электрогребешок выскользнул из нагрудного кармашка консультанта и попытался привести в порядок прическу, но застрял в слипшихся волосах и рассерженно загудел.

Бродсайт спешно вытащил гребешок из волос, выключил и сунул назад в карман.

– Послушай, парень, я частное лицо и привез на Ройк лечить своего друга. Какая мне может грозить опасность?

– Профессор, я не могу посвятить вас в открывшуюся мне тайну, но верьте мне – вы в опасности!

– Приятель, проваливай отсюда и поскорее.

– Профессор, мне кажется, вы мне не верите! Клянусь, вашей жизни угрожает опасность. Умоляю, будьте осторожны.

– Вон! – заорал Атлантида. Бродсайт получил тросточкой по заднице. Не особенно сильно, но чувствительно.

– Ну вот, вы опять за свое! – тоскливо взвыл Ал. – Я спас вам жизнь. А вы меня бьете! Как тогда на корабле!

Лучше бы он не напоминал про корабль. Платон вновь вспомнил про испорченный костюм.

– На кого ты работаешь, мерзавец?!

– На Передвижной Университет Ройка, – всхлипывая, сообщил Бродсайт. – Клянусь!

– Убей его, – вдруг сказала Катя. Не в шутку – совершенно серьезно. – Застрели. Где твой бластер?

– Послушай, он сумасшедший и меня достал…

– Его надо убить, – настаивала брюнетка.

И даже попыталась вытащить его “магнум” из кобуры. Но Платон перехватил ее руку.

– Как жаль, что вы относитесь ко мне с подозрением, – всхлипнул консультант, благоразумно отступая к двери. – Знаю, знаю, порой я произвожу неверное впечатление…но прошу, прошу вас, будьте осторожны.

– Стреляй! – взвизгнула Катя.

– Я не вынесу, если с вами что-то случится… – С этими словами Бродсайт выскользнул из номера.

Девушка еще несколько секунд пыталась овладеть “магнумом”, потом смирилась.

– Что с тобой? – подивился Атлантида. – Увидела парня в первый раз в жизни и кричишь: стреляй!

– Разве тебе самому он не противен? Или ты любишь противных?

– Терпеть не могу.

Платон огляделся. Судя по всему, теперь в самом деле придется отправиться куда-нибудь поужинать вместе с дамой – для того, чтобы очистить номер и превратить его в уголок райского сада, требовалось время.

4

Через полчаса они сидели в выбранном Катей ресторане – очень стильное место, оборудованное как… вертикальная гробница. Каждая пара или группка выбирала какой-нибудь из сотов этой гробницы. Стены довольно правдоподобно имитировали песчаник, столики и стулья – мебель из пурпурового дерева с инкрустацией, – ее постоянно находили археологи. Повсюду висели круглые зеркала, и посетителям первым делом предлагали надеть цветные шапочки, похожие на купальные. Напитки разливали здесь в стеклянные бокалы, имитирующие те, что находят в гробницах, – с золотым тончайшим узором. Тарелки были под золото или серебро.

– Одного не понимаю, – задумчиво проговорил Атлантида, разглядывая диск, копирующий найденную в Седьмых гробницах тарелку. – Почему после того, как на Ройке открыли столько золота, цены на галактических биржах остались на прежнем уровне. Можно подумать, что здесь обнаружили горстку желтого песка.

– Не знаю, – пожала плечами Катя. – Но профессор Брусковский считает…

– О нет… – простонал Платон.

Тем временем принесли заказ – блюдо под названием “Мечта Ройка”. Нежнейшее белое мясо с гарниром из местной кукурузы и румяные воздушные булочки. С того времени, как печной чип поставил время на выпечку, прошло ровно три минуты. Атлантида отрезал немного мяса и положил в рот. Кусочек буквально растаял во рту. Нигде Платон не пробовал ничего подобного.

– Вкусно? – поинтересовалась Катя.

– Божественно! Что это? Мясо какого-нибудь местного животного?

– Это ройкский псевдоскунс.

– Псевдоскунс… – Платон скривился, но проглотил второй кусочек, хотя и без прежнего восторга.

– Вернее, его половые железы.

– Самки или самца? – Профессор постарался сделать вид, что остался равнодушен к этому сообщению.

Катя рассмеялась:

– Разумеется, самца.

Она меж тем вооружилась ножом и вилкой и с восторгом поглощала остатки мужского достоинства псевдоскунса. Вот они, женщины! Вдруг она хлопнула себя по лбу – изящно и, разумеется, чисто символично.

– Мы забыли про соус…

– Сперма псевдоскунса? – Атлантида силился изобразить улыбку, но улыбалась почему-то одна половина рта, а вторая морщилась в брезгливой гримасе. – А вот и не угадали! Это соус из местных термитов. Кислый и очень острый на вкус. Он теперь популярен во всей Галактике. Но там всегда имитация. Натуральный соус только у нас. Рекомендую.

Она схватила стоящий посреди стола баллончик и опрыскала мясо бледно-розовой пеной. Платон отодвинул тарелку.

– А нельзя ли заказать что-нибудь другое? – спросил он у проходящего мимо официанта в белоснежной куртке.

Тот удивленно посмотрел на него, потом на Катю.

– Если вы настаиваете… Но… – Он вновь бросил изумленный взгляд на привередливого клиента. – Неужели вам не понравился наш псевдоскунс? Некоторые туристы приезжают со Старой Земли, чтобы отведать это блюдо.

На счет Старой Земли официант, конечно, загнул. Но вот в ячейке напротив парочка богатеньких туристов с Земли-дубль уплетала за обе щеки бывшую гордость бывшего псевдоскунса.

– Это блюдо не в моем вкусе, – жестко отвечал Атлантида.

– Может быть, тогда жареную гигантскую саранчу? Она у нас на втором месте…

– Да, саранчу! Непременно саранчу! – воскликнул археолог и вздохнул почти с облегчением. – Двойную порцию.

– Вы любите саранчу? – удивилась Катя.

– Обожаю!

Атлантида мысленно пообещал этой ночью отомстить черноглазой красотке…

5

Цветущий сад оказался весьма неплох. Он цвел, как настоящий, и осыпал зеленый ковер травы опадающими цветами. Кровать раскрылась чашей огромного бледно-розового цветка. Каждая простынь легла лепестком. Не хлопок, но материал очень нежный, шелковистый. В воздухе, сверкая разноцветными огоньками, порхали бабочки, в облачках светящейся пыльцы носились эльфы.

– Ах! – воскликнула Катя. – Как здорово! – и рухнула прямо в середину цветка.

Пока Атлантида занимался ее одеждой, сверху на них сыпались разноцветные лепестки. К счастью, свой костюм он успел скинуть в соседней комнате, иначе бы на нем появилось новое пятно. Катя лежала, слегка выгнув спину, подогнув одну ногу, а руку закинув за голову. Изгиб ее тела повторял изгибы лепестков-простыней. И не удивительно: глядя в огромный зеркальный потолок, можно было выбрать изысканную позу, а потом наблюдать за происходящей внизу любовной игрой.

Расправившись с тряпками, Платон скользнул вслед за красавицей в середину цветка.

– Я как будто угадала… – засмеялась она и тронула волоски у себя на лобке – они были нежно-розового оттенка.

– Да, этот тон не подошел бы к прежнему интерьеру. Ее кожа была очень нежной, и все же – то была искусственная кожа. Все равно, что заниматься любовью в одежде.

– Сними, – попросил он.

– Нет, – последовал неожиданный отпор. И чтобы смягчить неуместное “нет”, она тут же сама начала игру…

Они предавались удовольствиям Венеры в чашечке огромного цветка – и кровать раскачивалась под тяжестью их тел. А капли нектара, выделяемого кроватью-цветком, обрызгали их тела душистым дождем.

ВОСКРЕШЕНИЕ НОЭЛЯ

1

Катя красила перед зеркалом губы. Сегодня тонкий слой искусственной кожи по всему телу был чуточку смуглее. Когда она успела ящерицей сменить свою шкурку? Наверняка занималась этим в ванной – недаром плескалась там целый час. Теперь она наносила завершающие штрихи: позолоту на веки, стальные слезки на зубы – скоро макияж будет закончен. Она рассматривала себя в зеркало, упершись левой рукой в имитирующее один из сотов вертикальной гробницы трюмо и выставив аппетитную круглую попку в обтягивающих синих брючках. Она явно провоцировала своего кавалера. Но он был сегодня стоек и не поддавался на провокацию. Просто потому, что пребывать ему в номере оставалось всего пятнадцать минут – то есть времени хватит лишь на то, чтобы одеться и освободить помещение, а иначе придется платить за целые сутки. А это в планы Атлантиды не входило.

34
{"b":"1252","o":1}