ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
3

– Катя? – переспросила девушка в фойе музея. Желтоватым цветом лица она немного напоминала мумию. Впрочем, наверняка это была искусственная кожа, только нанесенная несколько дней назад и потому изрядно увядшая. – У нас нет гида с таким именем.

– Она сказала, что адрес можно узнать у вас, – настаивал Атлантида. – Вчера она вела экскурсию в семь ноль-ноль по единому астрономическому времени…

Девушка мельком глянула на экран компа.

– Вчера был день стажеров… – Она окинула Платона странным взглядом с головы до ног, задержала взгляд на цветке кактуса в петлице, а также на вновь проступившем буром пятне. – Но у нас есть Катрин. Позвать ее?

– Да, будьте любезны.

Девушка вновь бросила странный взгляд на Атлантиду и нажала кнопку видеофона. Однако изображение не включила.

– Милочка Кэт, выйди в холл.

Платон повернулся на пятках…

Маленькая немолодая толстушка смотрела на Платона и игриво улыбалась. На ней был черный свитер в обтяжку и белые брючки. К тому же она почему-то выбрала кожу мертвенно-бледного оттенка.

– А где Катя? – проговорил он растерянно.

– Я – Катрин. Иногда меня называют Катей. – Толстушка жеманно улыбнулась.

– И это вы вели вчера экскурсию?

– Я, – не моргнув, отвечала толстушка. Голос у нее был совершенно иной – не Катин, – это точно. Кто же тогда был с ним ночью и утром?

– И вечером ужинали со мной?

Толстушка изобразила смущение:

– Ну, конечно…

– И в каком ресторане?

– В “Вертикальной гробнице”. Мы заказали железы псевдоскунса. Но вы отказались есть и предпочли жареную саранчу.

"Вчера у нее ноги были в два раза длиннее и живота не было… клянусь, у нее не было этого похожего на мячик живота, когда я ее обнимал! – подумал Платон, вновь окидывая взглядом полную фигуру. – И шея… и грудь… все другое… Или существует временная биокоррекция? Нет, никакая саранча не убедит меня, что я был вчера в постели именно с этой дамой”.

– Послушайте, а вы знакомы с теорией Брусковского?

– Конечно. Это же светило!

Атлантида поморщился.

– Ну, хорошо… не потрудитесь ли вы мне более подробно рассказать о его теории единого управления планетой Немертея с помощью “золотой сети”.

– В первый раз слышу о такой теории.

– Книга Брусковского “Система Ба-а”…

– Я ее знаю наизусть, – обиделась толстушка Катрин. – Там нет про единую систему управления ни строчки. Вот, смотрите, – она взяла электронную книгу. – "Типичный пример посредственной цивилизации, застывшей в своем развитии на тысячелетия. Причина тому – достижение уровня массового производства на раннем уровне цивилизации примитивными способами. Унификация и взаимозаменяемость, единая система ценностей – вот что означает примитивная цивилизация, конец которой всегда один – быстрое и необратимое вырождение”. И все.

– Вызовите книгу в галактическом Интернете по тахионной связи.

– Вы мне не верите?

– Вызовите книгу, – настаивал Платон, потихоньку сатанея.

Катрин презрительно хмыкнула, но больше возражать не стала. Нужный абзац вскоре был найден. Абсолютно то же, что Атлантида только что прочел в книге. О золотой сети – ни слова. Единственную светлую мысль он нашел у Брусковского, да и та, оказывается, профессору не принадлежала. – Послушайте, а это не вы пытались связаться со мной по тахионной связи на пересадочной базе? – небрежно спросил он Катрин. Та залилась краской – и лицо, и шея.

– Вы решили меня оскорбить?

– Что вы! Узнали, что знаменитый профессор летит на Немертею и…

– Да я о вас впервые услышала вчера! Уж не воображаете ли вы себя профессором Брусковским!

Профессор Рассольников призвал на помощь весь свой аристократизм, чтобы не сказать “красотке” пару “комплиментов”.

– О нет. Надеюсь, я не так ничтожен.

– Больше не смейте приходить в наш музей! – крикнула ему вслед Катрин. – И не смейте приглашать меня в ресторан – я не приду.

Платон чувствовал себя полным идиотом.

4

Ноэль сидел в зале ожидания космопорта и держал в руках голубой пакет. Лицо у него было скорбным – как будто он читал книгу “Пророка Екклесиаста”. Атлантида уселся рядом.

– Как себя чувствуешь? – спросил.

– Так себе… Голова чешется… – Ноэль вздохнул и в который раз погладил лысый череп.

– Глоток текилы?

Тот отрицательно покачал головой.

– Какой-то ты неинтересный парень, Ноэль, скажу тебе честно. Если дело так дальше пойдет, Кресс тебя бросит и уйдет к кому-нибудь другому.

– Не уйдет, – вяло возразил Ноэль.

Платон решил, что ничего сейчас вытянуть из воскрешенного все равно не удастся, и открыл электронный проспект Ройка.

"Цивилизация Ройка насчитывает не менее пяти тысячелетий. В вертикальных гробницах уже найдено несколько миллионов мумий. А ведь обследованы еще далеко не все гробницы…”

"Сколько же в них золота! – с тоской подумал Атлантида. – Надо будет найти возможность остаться ненадолго на Ройке, если поиски на Немертее не дадут результатов”.

– Челнок 7509, место назначения – Немертея. Пассажиров просят пройти к пятому ангару, – сообщила голограмма миловидной девушки, на мгновение возникнув перед Атлантидой и тут же растворившись.

Платон сунул каталог в карман и поднялся.

– Кстати, ты проследил за погрузкой ящиков с текилой? – поинтересовался он у Ноэля. Тот механически кивнул.

5

Их ждала Немертея, но вместо Немертеи компьютер космопорта загнал челнок на пересадочную базу. Сначала Атлантида изумился, потом рассердился и наконец рассвирепел. Особенно когда узнал, что таковы правила. То есть вместо того чтобы прямиком отправиться на Немертею, они зачем-то должны посетить базу. Путь получался длиннее и, главное – дороже. Вернее, даже нельзя сказать, что в этом случае ценнее – деньги или время. Платон начал подозревать, что время в данной ситуации тоже стоит ценить.

– Таковы правила, – скучным голосом сообщил работник порта – негуманоид с планеты Си, разумный ящер ростом выше человека, с физиономией, также напоминавшей человеческую, если не считать слишком развитых челюстей и огромных зубов, которым мог позавидовать вымерший тиранозавр.

У ящера были маленькие желтые глазки, прикрывавшиеся в случае появления опасности жесткими кожистыми веками, и набор тактильных бородавок по всему телу. Имея такие глаза и такие зубы, очень легко выполнять бюрократические функции. Рассказывали, что в юности обитатели планеты Си не имеют ни зубов, ни когтей, а красные тактильные бородавки выглядят как милые черные родинки. Но для поддержания такого вида самцы должны каждодневно спариваться с самками. Но если девушка откажет – сиянец закукливается, а из куколки выползает отвратительным монстром с когтями и зубами. Вот как опасно на планете Си половое воздержание. Так что, если верить этой байке, все эти работники бюрократического аппарата – неудачные любовники. До Платон этой байке не верил. Потому что однажды бывал на планете Си и не видел там ни единого красавца с черными родинками.

– Дурацкие правила, – осмелился заметить Атлантида, делая вид, что ему плевать на чиновничьи зубы.

– Очень мудрые правила. Мы не сообщаем на Ройке, что вас непременно ждет посадка на базе. Вы не представляете, сколько контрабандистов заказывают полет на Немертею, рассчитывая там припрятать груз, а потом вернуться за ним. Но их всех направляют к нам, и мы благополучно избавляем челноки от контрабанды. После чего граждане отправляются в тюрьму Лиги Миров на Аиде, на три месяца. – “Тираннозавр” сообщил это с милой улыбкой.

Если сказать точно то его хрипы и мурлыканье переводил на космолингв висящий на животе транслятор. А вот улыбался чиновник вполне самостоятельно.

– Но когда мы летели с Немертеи… – начал было Платон.

– Летящих с Немертеи мы не досматриваем: оттуда нечего тащить. Не волнуйтесь, мы отнимем у вас всего десять минут. И вашу контрабанду – “тиран-нозавр” засмеялся почти по-человечески.

36
{"b":"1252","o":1}