ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
2

Для ночлега мнимым скупщикам контрабанды отвели довольно просторную камеру с двумя выстланными погребальными саванами саркофагами. Ткань даже не особенно истлела, хотя и попахивала подозрительно. С собой археологам дали по паре банок пива на каждую гуманоидную личность, две вечные лампы, которые постоянно подмаргивали, а также ночной горшок. Большой серебряный сосуд литров на десять. Судя по всему, его тоже нашли в вертикальной гробнице. Зачем покойникам могли понадобиться ночные вазы, Атлантида придумать не мог. А может, это не ночной горшок, а ритуальный сосуд? Дверь гостеприимные сукки заперли, причем снаружи. Это немного встревожило гостей. Но поскольку запасной шляпы у Платона не было, то полупленникам-полугостям пришлось оставаться в камере до утра. К удивлению Атлантиды, Ноэль выпотрошил одну из вечных ламп, надел шапку на тросточку и обжег серебряный колпак ламповым излучателем изнутри.

– Что ты делаешь?

– Это шапка мертвеца, – кратко пояснил Ноэль и, установив, что колпак уже остыл, водрузил себе на голову приобретенный в долг Серебряный шлем.

А потом достал кусок неизвестно где раздобытой пленки, расстелил и улегся, демонстративно пренебрегая саркофагом. Для археолога Ноэль относился к смерти чересчур брезгливо. Похоже, он боялся прикоснуться к обрывку савана. К тому же страх его совершенно беспричинен – давно известно, что на Ройке не обнаружено ни одного опасного для гуманоидов вируса. Все болезни были занесены на планету во время Второй Конкисты. А прежние обитатели Ройка умирали от старости, от ран, кончали жизнь самоубийством, но никогда не болели. И почему-то иcчeзли, в конце концов. Может быть, перестав страдать от болезней, они разучились ценить жизнь?

Так что можно было вполне безопасно завернуться в саван и мирно поспать в ройкской гробнице. Интересно, какие сны здесь снятся? Платону приснилось, что он покупает дом на Старой Земле.

ШЕСТВИЕ ЗОЛОТЫХ ЗВЕРЕЙ

1

Шествие золотых зверей любили устраивать греческие мастера, изготовлявшие кувшины и украшения для диких обитателей Скифии. Потом археологи раскопали курганы и назвали творения греков скифским золотом. Заказчик всегда значит больше, чем мастер.

Когда утром сукки Кай-1 (так для простоты Атлантида стал именовать обладателя имени, которое надлежало произносить самым тонким голоском) выстроил на плите из песчаника сто восемьдесят два золотых коша, Платон так именно и сказал:

– Шествие золотых зверей. – Аристократизм помог ему сохранить самообладание.

Он даже сумел улыбнуться, спрашивая Ноэля, что он думает по этому поводу. То есть по поводу золотых кошей и их количества. Со вчерашнего вечера Ноэль так и не снял свою серебряную шапку. К тому же он зачем-то полил ее водой – причем дважды. Атлантида догадался – шапка быстро перегревалась

– Долина смерти не то место, где можно носить металлические шлемы без подкладки и не получить тепловой удар. Ноэль взял одну из статуэток, повертел в руках, справедливо полагая, что приятелю прежде всего необходимо время, чтобы выпутаться их щекотливой ситуации.

– Ну… Возраст-около пятисот, четырехсот лет. Архаичная манера изображения нарочита. Скорее мы можем именовать эту манеру “примитивом”, как все находки на Ройке, которым меньше семисот-восьмисот лет. В этот период культура на планете пришла в упадок… Возможно… – невозмутимо рассуждал Ноэль, решив, что Атлантида, если понадобится, тут же прервет его монолог.

Разглагольствуя, Ноэль ходил по песку взад и вперед и жестикулировал. Странно он все-таки себя вел. Очень странно.

– Возможно, все эти фигурки изготовлены в одной мастерской по единому образцу, а потому…

Что хотел еще добавить археолог-любитель или, напротив, ничего не хотел добавить – выяснить не удалось. Потому что плита вместе с большей частью золотых кошей взлетела на воздух. Атлантида прыгнул рыбкой за выступ искореженной пустынными ветрами черной скалы. Пара Каев последовала за ним, в том числе и самый главный Кай. Третий, которого подвела реакция, рухнул на песок без головы. А неведомый противник продолжал разносить из десинтера малой мощности все доступные ему объекты. Тело несчастного сукки он буквально уничтожил.

– Инспектора сильно лютуют, – предположил младший Кай, демонстрируя свою полную неосведомленность.

Платон извлек из кобуры бластер и дал целую очередь разрядов – наугад. Скорее всего он ни в кого не попал. Но пальба на время прекратилась. Сукки Кай-1 сгреб со своей морщинистой головы песок и мелкие осколки камня, достал “фараон” и тоже открыл стрельбу.

Таким образом, вопрос о том, как расплачиваться с сукки за выполненный заказ вроде был снят. Зато возник другой, куда более актуальный, – как выбраться из этого не слишком надежного убежища, и желательно с целой шкурой. 

Это Бродсайт. Узнаю подлеца, – прохрипел сукки Кай-1.

Похоже, на Ройке консультанта все знали – так утверждал Ноэль.

А, кстати, где он? Платон осторожно приподнял голову и огляделся. Ноэль, живехонький, лежал, свернувшись калачиком, за соседним валуном, прижимая к груди уцелевшего золотого коша. Серебряная шапка – неплохая защита, – она была так надраена, что луч бластера вполне мог отразиться от нее, как от зеркала. Впрочем, нет – Бродсайт палил из десинтера. Серебряный шлем Ноэлю не поможет. Стрельба возобновилась, причем куда интенсивнее, чем прежде. Камни разлетались на молекулы. Скоро не останется ни одного, за которым можно будет укрыться. Кай-1 отстреливался, но, похоже, ни в кого пока не попал. Негуманоид выпустил зарядов двадцать подряд, после чего у него сели батареи.

– Уходим. Через подземный ход, – заявил сукки.

Атлантида не помнил, чтобы видел здесь где-нибудь подземный ход. Да его и не было. Сукки запустили клеевого червя, тот мгновенно врылся в песок, оставляя за собой извилистый проход, по которому вполне мог проползти человек средней комплекции. А вот Чистюля непременно бы застрял. Первыми в образовавшийся ход прыгнули сукки.

Платон перевел “магнум” на непрерывный режим, включил мощность луча на максимум и принялся хлестать по укрытию Бродсайта. Угол скалы откололся, дымясь. Кто-то заорал. Ага, получил все-таки!

– Сюда! – крикнул Платон Ноэлю.

Но тот уже и сам очутился подле – прыгнул, сделал сальто и припланетился рядом с Атлантидой на песок. В следующее мгновение они нырнули в подземный ход вслед за сукки.

2

По подземному ходу они ползли довольно долго; впереди два сукки, за ними Ноэль и Атлантида – замыкающим. Ноэль все еще был в своем серебряном шлеме, но Платона это не удивляло. Не удивляло это и новых товарищей-негуманоидов. Кажетcя, они даже забыли, что за свой головной убор не заплатили. Червь петлял причудливо, постоянно ныряя то вверх, то вниз, но Платон все равно опасался, что в любой момент в тыл ему ударит небольшой такой шарик огня и распылит молекулы его бренного тела по всему Ройку. – А кто такой Бродсайт? – спросил Атлантида, когда беглецы окончательно выбились из сил и остановились передохнуть. При этом он сделал вид, что впервые услышал это имя от сукки.

– Ха… мерзавец. Гуманоид. Более того – землянин, как и ты. Но заявляет, что борется с Лигой Миров за независимость Магеллановых облаков. Облака, мол, это другая Галактика, и Млечному пути нет здесь места. Две Галактики – две системы – вот его позиция. Подразумевается, что главным здесь будет он.

Аппетиты у парня будь здоров. Хочет заполучить под свою руку более восьми миллиардов звезд. М-да… В принципе Платон всегда завидовал людям с буйной фантазией.

– Он всегда был скотиной. И его мотивации… – Ноэль попытался поддержать разговор.

– К черту мотивации! – оборвал его Атлантида.

– Его мотивации просты, – пробормотал сукки. – Среди Магеллановых облаков нет гуманоидных цивилизаций. А мы, сукки, заявляет этот двуногий ощипанный петух, не в счет.

Типичный галактический расист…На двуногого ощипанного петуха Платон немного обиделся. Так говорить о человеке…

49
{"b":"1252","o":1}