ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сукки Кай-2 со своими негуманоидами также обосновался в вертикальной гробнице, которую до этого он выпотрошил подчистую – даже саркофаги и мумии исчезли. Зато появились легкие складные столы и стулья, пластиковая посуда и консервы, чему Ноэль, относящийся к предметам из усыпальниц с предубеждением, очень обрадовался. Из своих запасов сукки Кай-2 пожертвовал полураздетым гуманоидам два вполне приличных комбинезона и две шляпы без кондиционеров, защитные очки и фляги для воды.

Хозяева и гости расположились в облицованной базальтом главной погребальной камере и наслаждались горячим супом из жирной консервированной саранчи. Правда, себе, да и своему товарищу, сукки Кай-2 налил порцию в два раза больше, чем брату, его спутнику и людям. Опять, как во время ужина у сукки Кая-1, наблюдалась явная дискриминация гостей. Платон решил не обращать внимания на подобные мелочи, но хозяин сам разъяснил странную закономерность.

– У нас гостям всегда дают есть в два раза меньше, чем хозяевам. Таков обычай на Кае.

Сами сукки именовали планету К-7 Каей.

– И с чем же связан такой обычай? – спросил Атлантида, обсасывая лапку саранчи размером с крылышко цыпленка.

– Если гость умрет, то пропадет только половина того, что могло пропасть, если бы он поел досыта.

– О, мудрость! – воскликнули остальные сукки хором.

– Но твой брат вроде как не чужак…

– Ты не понял. Я говорю не о чужаках, а о гостях. Или мой космолингв плох?

– Превосходен! – с жаром воскликнул Платон, опасаясь, что отберут и половину порции замечательной саранчи. – Но почему гость может умереть?

– В первый момент общения у нас очень сильный эмоциональный контакт. Сукки-гость может не выдержать…

– Но мы же не сукки! – заметил Атлантида. – Мы – люди. Я, конечно, испытываю очень сильные эмоции по поводу нашей встречи, но не настолько сильные, чтобы… гм… отказаться от добавки супа.

Сукки Кай-2 переглянулся со своим помощником.

– А ведь он прав…

– Но традиции нарушать нельзя, – нахмурился тот. – Подумаешь, он не сукки! А саранчу любит.

– В этом году большой урожай саранчи, – сказал сукки Кай-2. – И меня это чрезвычайно радует. А тебя? – обратился он к Ноэлю.

– Саранча… поедает побеги розовой кукурузы на холмах Немертеи… – задумчиво проговорил тот. Сразу видно, что за время раскопок он сроднился с этой планетой.

– Суп отменный, – вмешался в разговор Платон. – И все же, как насчет добавки?

– Традиция прежде всего, – заявил сукки Кай-1, поскольку ему дополнительная порция не светила.

После обеда гостям предложили искупаться в соленом озере. Озерцо располагалось в глубине пещеры. Черные скалы образовывали почти правильный купол, для освещения в углубления были вставлены четыре факела. При их свете можно было разглядеть, что вода в озере оттенка бирюзы – зеленая с голубым – и совершенно непрозрачная со странным маслянистым блеском. Атлантида скинул одежду, хотел красиво нырнуть в озерцо, но потом передумал и просто вошел в воду. И сразу понял, что поступил очень верно: вода доходила ему сначала до колен, потом до пояса. Она была очень соленой – кожу пощипывало, особенно ссадины. Ноэль полез следом в природную ванну.

– Шапку-то сними, а то еще утонешь, – в шутку посоветовал Платон. Ноэль снял свой серебряный шлем. И Атлантида увидел, что прежде лысый череп приятеля отливает серебром: волосы его за столь короткий срок успели отрасти и торчали густым ежиком на целый сантиметр. Недаром, значит, Ноэль рисковал получить тепловой удар в этом колпаке.

– Кресс будет в восторге от твоей шевелюры, когда ты вернешься, – засмеялся Платон. Его собственные волосы под немилосердными лучами Ба-а окончательно выцвели и теперь напоминали солому, а кожа обгорела и шелушилась. Особенно пострадал кончик носа.

Ноэль провел ладонью по волосам и отрицательно покачал головой.

– Еще нет.

– Она слишком требовательна.

– Она замечательная.

Кто спорит. Атлантида от такой супруги сбежал бы через три дня. К счастью, он не женат.

2

Утром на завтрак и гостей, и хозяев ждали одинаковые порции. Но в этот раз подали нечто растительное и волокнистое. Жаль. Платон уже начинал привыкать к жареной ройкской саранче. Может быть, бросить археологию и заняться экспортом саранчи? Наверняка дело будет прибыльным. Открыть ресторанчик на Земле-дубль… Рядом построить нуль-портал прямой доставки инопланетного деликатеса… Но Атлантида знал, что саранча и общение с таможенниками надоест ему через три дня.

– Это очень древние гробницы, они принадлежат к шестому тысячелетию до Второй Конкисты, – сообщил сукки Кай-2. – Так что здесь нет золотых Статуэток неизвестных зверей, которые вас так интересуют: брат уже рассказал мне про ущерб, причиненный группой Ала Бродсайта. Но кое-что особенное найдется. Ведь это самые древние вертикальные гробницы на Ройке.

– А что на планете старше гробниц? Какие-нибудь строения? Остатки дворцов? Пирамид?

Сукки переглянулись.

– Ничего представляющего для вас интерес.

– А что-нибудь не представляющее? Посуда, остатки орудий труда… быть может, останки ройкцев.

Сукки вновь переглянулись.

– Ничего…

– То есть гробницы возникли внезапно? Я правильно понял?

– Согласно теории профессора Брусковского, – начал свои рассуждения сукки Кай-1, Платон застонал, услышав до боли знакомое имя из крокодильей пасти, но сукки, кажется, даже не заметили вопля оскорбленной души, – цивилизация Ройка вдруг совершила качественный скачок в развитии. С цивилизациями гуманоидного типа такое иногда случается.

– А потом тихо загнулась по неизвестной причине?

– Уважаемый профессор предполагает революцию и войну. Ведь в последних слоях повсюду находят много оружия, незахороненные останки жителей, погибших явно насильственной смертью, и неоспоримые признаки использования огнестрельного и химического оружия.

Атлантида покосился на Ноэля. Тот водрузил на голову свой серебряный шлем и, казалось, совершенно не интересовался разговором. То есть абсолютно. А это значило, что на самом деле он ловит каждое слово.

– Итак, скачок… – с улыбкой проговорил Платон.

И выругался на космолингве. Добавил пару ругательств на старорусском. Потом на староанглийском. И наконец вспомнил услышанное сочетание – кюбю р-р-р… слам…

– Что? – сукки переглянулись.

А Ноэль от неожиданности вздрогнул всем телом.

– Вы знаете, что это означает? – спросил Атлантида, еще не веря своей удаче.

– Предполагаем. Это словосочетание всегда звучит в вертикальной гробнице, когда открываешь дверь в первый раз. И если ты слышишь… О, это музыка! Настоящая музыка! Ведь это значит, что после захоронения гробницу никто не трогал и все артефакты на месте: и золото, и погребальные головные уборы, и саркофаги, и мебель, все-все… На тысячи, тысячи кредитов!

– А все-таки как переводится фраза? – спросил Платон, краем глаза наблюдая за Ноэлем.

– Понятия не имеем. Ведь это единственное словосочетание, которое мы слышали на ройкском языке. Чтобы расшифровать его, у нас слишком мало информации, – сказал сукки Кай-1. Ну точь-в-точь исследовательский комп Атлантиды.

– Я полагаю, что что-то вроде: будь проклят нарушивший мой покой, – предположил сукки Кай-2. – Во всяком случае, мы на своих гробницах пишем именно эти слова. Хотя в наших погребальных камерах совершенно нечем поживиться. Но такова традиция. Надеюсь, вы слышали о проклятии фараона Тутанхамона? Так вот, это сукки его придумали. Потому как жители Древнего Египта на Старой Земле – наши потомки.

– Я слышал, что наоборот, вы – их потомки.

– Нет, нет. Это беглецы с К-7, достигшие на своем “Амон-Ра” Старой Земли. Так что проклятие для Тутанхамона придумали мы.

Атлантида решил, что спорить дальше не имеет смысла и обратился к Ноэлю:

– А ты не знаешь, что это за слова?

– Я же занимался Немертеей, а не Ройком, – Ноэль сделал напрасную попытку ускользнуть от ответа.

52
{"b":"1252","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ловушка для птиц
Говорите ясно и убедительно
Зависимые
Дочь лучшего друга
Цена вопроса. Том 2
Одиночество в Сети
Девичник на Борнео
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка