ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Первую команду сукки Кай-1 выполнил охотно, а вот освобождать привязанных не спешил.. Он оглядел спеленатые фигуры и спросил:

– А это кто?

– Ноэль и Кресс…

– Тот самый Ноэль? Ну да, узнаю его серебряную гриву. Она растет у него со скоростью кайского бамбука. А кайский бамбук растет в три раза быстрее, чем бамбук со Старой Земли. А почему я должен освобождать этого парня, если он утащил у меня пятнадцать килограммов золота и новенький глайдер?

– Глайдер довольно потрепанный, – уточнил Атлантида.

– Все равно. Пятнадцать килограммов золота из гробницы шестого тысячелетия? Сколько за все это мог дать Руфус? – Сорок пять тысяч кредитов.

– Сорок пять тысяч? За все? – изумились оба сукки. – Только Руфус, пройдоха, может назначить такую цену…

– Послушайте, давайте освободим Ноэля и Кресс, – повторил свое предложение Платон. – А потом обсудим наши деловые отношения. Мне почему-то кажется, что вы можете компенсировать понесенные убытки.

– О нет… Руфус так занизил цены, что мы никогда ничего не компенсируем, – застонали сукки.

– Ладно, так и быть, я их отпущу… – пообещал сукки Кай-1, видимо, решив, что обещания Атлантиды выглядят заманчиво.

И вытащил нож. Ноэль дернулся и застонал. Поскольку рот его был замотан, он не мог ничего произнести. Но стонал очень убедительно.

– Да не бойся ты, я хочу тебя освободить…

Теперь не только Ноэль, но и Кресс дергалась и мычала, безуспешно пытаясь передать свою мысль Атлантиде. Возможно, она хотела, чтобы ее освободили первой. Но Платон не успел помочь никому из пленников. Неожиданно вся гробница будто пошла мелкими золотыми трещинами, золотая паутина оплела Кресс, и каждая из ниточек соединилась с одним из волосков пленницы. С Ноэлем происходило то же самое-и… Атлантида вовремя сумел прикрыть глаза рукою. Вспышка опалила ему брови и ресницы. Шляпа защитила волосы. Когда он открыл глаза, к столбам были привязаны лишь пустые коконы, сохранившие очертания тел исчезнувших пленников. Полосы из золотых пластин тоже остались на месте. Но бинты под ними прожгло насквозь.

– Ну, ничего себе… – пробормотал сукки Кай-1.

На его черной голове не было ни бровей, ни волос, а ресницы были так малы, что практически полностью скрывались под кожистыми веками. Что касается кожи, то она выдерживала попадание разряда средней мощности из бластера.

– М-да… А как же пятнадцать килограммов золота и глайдер, – поддакнул сукки Кай-2. – Думаю, мы их точно уже не увидим.

– Ноэль! Кресс! – крикнул зачем-то Атлантида, но никто не отозвался, разумеется.

– Куда ж они делись? – сукки Кай-1 отчаянно вертел головой и чесал морщинистый черный затылок. – Испарились? Сгорели?

Платон не ответил, просто потому что не знал. Он поднял на руки Андро и потащил ее из гробницы. Оба сукки благоразумно последовали за ним.

– Она жива? – спросил сукки Кай-1, когда они выбрались наружу.

– Жива… И знаете, у меня тут родилась неплохая идея. А что, если заглянуть к нашей Андромахе в гости на склад?

Открыть дверь помог сукки Кай-1, применивший для этого самый лучший способ – взрыв замка мини-зарядом губчатого пластида. Милая такая штучка, прикрепляется к двери капсула величиной с горошину… (видимо – размер глазного яблока, как полагал Атлантида), потом в нее втыкается палочка детонатора, и все благополучно отходят на безопасное расстояние. До взрыва остается ровно минута и три секунды. Три секунды – это если часы у вас не точны – для нищих подрывников три секунды милосердия. Итак, вы отходите на безопасное расстояние в пятнадцать метров и благополучно наблюдаете, как исчезает в никуда толстенная дверь и часть стены. А то, что внутри, остается совершенно неповрежденным. Едва дверь испарилась, Атлантида и оба сукки устремились внутрь. Вокруг штабелями громоздились ящики – все совершенно одинаковые, на каждом блестка микрочипа. Сукки Кай-1 на всякий случай поводил из стороны в сторону бластером – вдруг складские ящики бросятся на него и задушат. Но все было тихо. Они миновали первый отсек и вошли во второй. Все те же ящики. Третий… Четвертый… И замерли. Над ними высился купол из голубого немертейского мрамора. Камень казался прозрачным. Да он и был прозрачным – внутрь сквозь крышу склада и голубой купол лился мягкий голубоватый свет. А в центре помещения стоял самый обычный стол и на нем мощный компьютер, явно предназначенный и для тахионной связи. Так вот откуда Андро выходила на связь. Она выходила, а другие не могли… Платон огляделся. Купол выглядел невесомым.

Но ведь это камень.. Невероятно…

– Ну-ка, расскажи, что ты знаешь о Тимуре, – обратился он к электронному помощнику Анромахи.

– Тимур или Тамерлан… полководец XIV века от Рождества Христова… Сын Века, проживавшего в окрестностях города Кеш. Карьеру начал, занимаясь грабежом и угоном баранов. Во время одного из набегов хозяева стада напали на грабителей, многих убили, а самого Тимура свалили с лошади и ранили в правую руку и в правую ногу. После ранения Тимур получил прозвище Тимурленг, то есть Тимур-хромец, что в европейском (староземельном) произношении звучит как Тамерлан, – сообщил компьютер.

– Что ты мне бормочешь. Мне нужен Тимур, который иногда именует себя Алом Бродсайтом. Человек, имеющий регистрацию в Малом Магелланом облаке.

– Надо сообщать всю информацию сразу, без пауз, – отвечал компьютер. Подумал секунду и добавил:

– Введите пароль. Эта информация доступна лишь при введении пароля.

– Так… А что известно без пароля?

– Ничего.

– Кем установлен пароль? Андромахой? Ребята, надо разгадать пароль, – обратился он к сукки.

– Сложновато, – сказал сукки Кай-1.

– То есть мы вообще не можем… – признался сукки Кай-2. – Не наша специализация.

Атлантида разозлился и вызвал Ройк.

– Службу галактической безопасности… – потребовал он.

– Не надо! – воскликнули оба сукки.

– Вас слушают, – отвечал немолодой мужчина с загорелым полноватым лицом – впрочем, на Ройке все загорелые.

И в основном полноватые. Наверное, оттого что все время едят половые железы псевдоскунсов и жареную саранчу.

– Я хотел бы получить информацию о человеке, который называет себя Тимуром, а так же Алом Бродсайтом.

– Вы с ним знакомы? – насторожился эсбэшник.

– Я летел с ним на корабле “Кир-2”. – Это объяснение показалось Атлантиде самым подходящим как самое нейтральное. – Этот человек очень опасен – это все, что я имею право вам сообщить.

– В этом я уже убедился.

– При получения информации о господине Бродсайте вы обязаны немедленно связаться с нами, – продолжал агент безопасности. – В противном случае Лига Миров будет рассматривать вас как сообщника Бродсайта и примет к вам соответствующие меры.

Платон отключил связь и несколько секунд смотрел на темный экран.

– Мне все это не нравится, – сказал сукки Кай-1" – Не надо было общаться с эсбэшниками.

– И я так думаю, – признался сукки Кай-2.

– В чем дело? – спросил Атлантида.

– Тебе ответили “нет”.

– Вот как… А я думал, что мне любезно сказали “да”.

Что говорить, работников безопасности на окраинах Галактики не любят.

Ну, разве что на планете Соворда. Но Платон на Соворду никогда не заглядывал. Потому как на той планете воплотились мечты его великого тезки об идеальной страже, разделении населения на три сословия, монолитном единстве правящих и преданности правимых. Сказать к слову, в юности он гордился своим тезкой, сначала потому, что тот выдумал Атлантиду, потом заува-жал за Сократовские диалоги. Окрылившись, Платон перекачал в свою генетически уплотненную память огромные файлы “Государства” и “Законов” знаменитого грека, чтобы иметь при случае возможность блеснуть какой-нибудь незаезженной цитатой. А потом очень долго чистил свою память от сих трудов. Но время от времени, откуда ни возьмись, выскакивали внезапно застрявшие в памяти куски. Особенно долго держалось сказанное о стражах.

5
59
{"b":"1252","o":1}