ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
За закрытой дверью
Когда говорит сердце
Буревестники
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Магнус Чейз и боги Асгарда. Книга 2. Молот Тора
Жизнь, которая не стала моей
Сердце бури
Объект 217
Крампус, Повелитель Йоля
A
A

– Все вышло очень просто, – сказал сукки Кай-1, хлебая ложкой фиолетовое варево-дежурное блюдо кухни Кресс. – Мы залезли в колодец и явились сюда. На счастье, портал вел в гробницу. Так что мы сумели обезоружить нашу воинственную дамочку и освободить тебя.

Сукки Кай-1 бросил выразительный взгляд на привязанную к креслу Андромаху. Скрутили ее сукки на славу. И даже в рот вставили кляп. Атлантида поглядывал на свою прежнюю подругу с некоторым сожалением – тем более что глаза ее были полны слез и так выразительно смотрели на него. “Актриса, – подумал он. – Великолепная актриса, которая умеет изображать только одно – слезы…”

Он вспомнил, что она не смогла покраснеть, когда это было нужно, и лишь в очередной раз наполнила глаза слезами. Впрочем, Платон не помнил, чтобы кому-нибудь удавалось изобразить хлынувший на щеки румянец стыда. Разве что такая способность могла появиться в результате биокоррекции. Но кому в голову придет заказывать подобные изменения?

Он испытывал перед Андромахой если не чувство вины, то чувство неловкости – они так мило прежде обедали в этой самой столовой. А теперь он сидит за столом вместе со своими крокодилообразными друзьями, а она связана и испытывает неудобства. А если учесть, что Андро и Катя – одно и то же лицо… То есть на самом деле это ничего не меняет. Лишь добавляет неловкости.

Чуть-чуть.

– И как вам удалось открыть колодец на Ройке? – спросил Атлантида. – Если сказать честно, то он открылся сам… Видишь ли, мы не сказали тебе, что во время раскопок нашли колодец. Он, разумеется, был засыпан песком и завален камнями. Мы его расчистили. – Платон затаил дыхание. – Но на дне не было воды.

– А что там было? – как можно равнодушнее спросил Атлантида.

– Плита из базальта. На всякий случай колодец мы вновь засыпали.

– Жулики, – беззлобно бросил археолог и осторожно перевел дыхание.

– Никто не обязан раскрывать свои профессиональные тайны. Обычно рядом с грибницей гробниц всегда отыщется колодец – это закон Ройка. Но знаем его мы, сукки, а МГАО – нет. Ну и как только мы узнали о колодцах, как о нуль-порталах, мы быстренько подтащили робота-землесоса и вновь очистили жерло. Очистить-то очистили, но включить нуль-транспортировку не смогли. Мы провели эксперимент и попытались открыть портал, как ты рассказывал. При помощи прыжка. Мы туда кинули один экземпляр… гуманоида, но не человека, – поспешно добавил сукки. Атлантида попытался прикинуть, о ком может идти речь, но потом отказался от этой мысли. – Его, в общем-то, и так надо было давно пришить, как говорили в древности… Вот только смысл слова не ясен. Что такое пришить? – Что-то вроде “склеить” – предположил Платон.

– Нет, мы его не склеили… мы его наоборот… того… расклеили. Давно держали его… для некоторых целей… Ну и тут он как раз и пригодился. И расклеился.

– Конкурент? – спросил Атлантида.

– Вроде того. Но это было не убийство, а суд. Мы кинули его в колодец – как говорится, для проверки. Спасешься, значит, не виноват. У нас на планете это называлось судом Великого Кая. Но этот тип разбился. Значит – виновен. Мы выскребли остатки его тела из колодца и стали думать, что нам делать. Произнесли даже твою формулу… Ну, ту… помнишь… она еще в гробницах звучит… И тут, смотрим, летит… Поначалу мы думали: инспекция МГАО-и кинулись к пещерам. А потом – разглядели: летит огромный золотой диск и на полной скорости грохается в наш колодец…

– Огромный золотой диск, – повторил Платон как зачарованный.

– Именно.

– И колодец разбился?

– Да нет, целехонький стоит, ничего ему не сделалось.

– Диск же намного больше колодца! – не поверил археолог.

– Клянусь… Пошло какое-то искажение. Диск изменил форму, вытянулся стрелой и шарах в колодец. Тут мы не утерпели. Рассовали по карманам нужные вещи и быстренько – следом.

– Подождите! Значит, этот диск прилетел с Немертеи и включил колодец на Ройке? – Оба сукки энергично закивали головами. – Только этот колодец или все остальные?

– Этого я не знаю… Но этот, как видишь, включился. И очень удачно.

Атлантида провел ладонью по лицу – ему стало явно не по себе. – Если колодец включился, то Ал Бродсайт явится следом за вами на Немертею.

– Вообще-то мы оставили своих ребят охранять вход, – признался сукки Кай-1.

– Бедняги. Если появится Чистюля, им несдобровать.

– Что же делать?

Атлантида вспомнил про рейд Сил безопасности по космопорту. Насколько он понял из происходящего, похождениями господина Бродсайта явно заинтересовалась Лига Миров. Но со Службой безопасности он уже пообщался. Платон задумался. Что же предпринять? Можно смотаться на Ройк, бросить к чертям собачьим Немертею, заявить об открытии порталов и опубликовать предварительные данные, так сказать… Решение соблазнительное, но… Он не привык оставлять загадки неразгаданными. И к тому же Ноэль и Кресс погибли. Аннигиляция. Или не погибли? Для аннигиляции энергии явно было маловато. А может, это была нуль-транспортировка? Супруги – милые люди. Вернее, нелюди. Гуманоиды. Надо же, король и королева Немертеи! Атлантиде стало немного стыдно за свои претензии к таинственным правителям. Милых гуманоидов не следовало бросать в беде. Ни при каких обстоятельствах. Но как это сделать в данных обстоятельствах? Ноэль и Кресс исчезли, связи опять нет, где Бродсайт неизвестно. Все? Нет… Не все!

Атлантида едва не закричал и бросился вон из комнаты. Достал припрятанный на антресольке кувшин со “смычком”, побежал в свою комнату, включил комп.

– Слушай и записывай, – приказал он своему суперразумному помощнику. – Включи программу расшифровки. Задействуй все резервные контуры. – И Платон вставил “смычок” в кувшин.

Кувшин молчал…

Сукки, прибежавшие следом, с изумлением смотрели на археолога, который носился по комнате в обнимку с черным керамическим кувшином, тряс несчастную находку и сыпал проклятиями на всех известных ему языках.

– Что расшифровывать? – поинтересовался комп. – Разве вам не известен смысл слов, которые вы только что произнесли?

Вопрос компьютера несколько отрезвил Атлантиду. Он вытащил “смычок”, внимательно оглядел золотой кувшинчик и задумался. Может, ему приснились эти голоса? Может…

– Вот что, ребята, – сказал он после долгой паузы, – сейчас мы отправимся на раскопки, притащим сюда эти чертовы кувшины и вытрясем из них души…

6

Через час перед ними стояли пять совершенно одинаковых черных керамических кувшинов. Платон на всякий случай произнес формулу, что произносилась в гробнице, когда открывались навсегда замурованные двери. Произнес и вставил “смычок” в первый кувшин.

Зазвучал голос… явно женский, молодой. Он говорил монотонно, без выражения. Некоторые звуки человеческой гортанью были совершенно непередаваемы.

– Изучай и расшифровывай, – приказал Атлантида компу. Кувшин замолк. Сделал паузу. Вновь заговорил… Вновь замолк… Платон заглянул внутрь. “Смычок” вращался внутри кувшина. Сукки Кай-1 протянул когтистую руку, хотел извлечь золотой кувшинчик, но человек перехватил его лапу.

– Нельзя прерывать рассказ, или кувшин замолчит навсегда.

– Расшифровка началась, – сообщил компьютер. Атлантида надел наушники.

В комнате звучал голос кувшина, в наушниках – перевод. “Это последняя моя запись. То есть звуковая первая. Но она же и последняя. Раньше я не верила, что к-хи знают, делают они последнюю запись или нет. Просто беседуют каждый день по душам. Но теперь я точно говорю: другие знали, когда беседа последняя. Вчера, когда я общалась (слово общалась переведено приблизительно, пояснил компьютер) с погребальным кувшином, я не чувствовала, что это последняя запись. Я знаю, что информационная картина получилась неполной. Теперь ни у кого нет полной информационной картины. Поэтому я создаю звуковую запись. Быть может, она поможет восстановить утерянные кирпичики моей души (переведено приблизительно). Проклятие Аппу я не смогла произнести, как того требовали смотрители. Но ведь нельзя лишить человека погребального кувшина только за то, что он слишком привязан к Аппу. Но что я говорю… что говорю… я, да, конечно, такие мысли не могут быть помещены в погребальном кувшине… и все же… меня охватил ужас. Поняла… (слово переведено приблизительно). Я поняла только сейчас: те, кто остался на Аппу, никогда не смогут поместить свои погребальные кувшины в погребальные камеры и совершить новый круг. И они никогда… никогда не смогут получить милость короля и королевы… Я была на Аппу в юности, на Аппу я встретила Бр-дда… Он остался там, я вернулась. Он сказал, что каждый день будет наполнять одну слезу, и слезы Аппу поведают мне о его жизни без меня. Он просил меня вернуться. Он будет ждать меня сколько угодно лет. И копить слезы. Да, я хотела уехать. Моя материальная жизнь достаточно длилась, я получила там много милостей, и теперь я могу продолжить жизнь духовную (переведено приблизительно). И когда я поднимусь на высоту духа, я вернусь на Ararat и увижу Бр-дда… И это будет особенная милость и особенная радость – слышать слезы. Аппу… Но смотрители закрыли порталы. Я была среди тех, кто просил смотрителей не лишать нас этой милости. И тогда мне сообщили, что я недостойна. Что король и королева лишают меня своей милости. Я поверила смотрителям. Я жила двенадцать лет, уверенная, что король и королева лишили меня своей милости, пока…”

60
{"b":"1252","o":1}