ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты все-перепутал: Крессида оставила граффити для меня. Тебе в гробнице делать было нечего. А уж что я агент Бродсайта, ты сам придумал.

– Придумал? А откуда тот узнал про тайну Немертеи? Откуда знал про колодцы? И он пас меня с самой Земли-дубль. Сначала хотел прикончить в лифте, потом – передумал. И коша подсунул он – не вы. Пластинку мне продала Кресс, не спорю. А коша – он. А потом передумал убивать, познакомился, подсадил “жука”.

Андро выслушала несколько путаный рассказ очень внимательно.

– Я не знаю, что он устроил со статуэткой. Но ее действительно привез на Землю-дубль Бродсайт. А пластинку и золотой кувшинчик привезла Крессида. Поэтому мы очень удивились, когда увидели у тебя золотого коша. Нам было ясно, что эта статуэтка с Ройка. На Немертее не изготовляли подобных вещей. А на Ройке их стали делать только за тысячу лет до Второй Конкисты. Мы сразу поняли, что во всем этом замешан кто-то еще, но постарались не подать вида.

– Так… Значит, вы заманили меня на Немертею? Зачем? Не из любви же к науке?

– Нам нужна была помощь самого талантливого археолога.

– Ты мне не рассказала про Бродсайта. А меня очень интересует, как он связан со всей этой историей.

– Мы с Алом были когда-то друзьями. И с Ноэлем и Крессидой он тоже был знаком. Ведь мы все учились на Ройке. А потом я работала в музее вертикальных гробниц.

– Были друзьями.. – передразнил Платон. Это сообщение его задело.

– Мы были друзьями, – повторила Андро, и в глазах ее блеснули слезы. Ну, вот опять… Что за манера! – И я рассказала ему о своих работах на Немертее. И о том, что эта цивилизация выходила в космос и построила нуль-порталы. Но нам никак не удается их открыть. И тогда у него родилась мысль… да, думаю, именно тогда – захватить власть над Магеллановыми облаками с помощью тайн Немертеи.

– Зачем ты ему рассказала…

– Видишь ли… Это, конечно, моя ошибка. Я думала, он как экселентист захочет помочь нам добиться независимости Немертеи, раз есть представители прежней гуманоидной цивилизации. Захочет восстановить справедливость. Ведь он так громко кричал о справедливости. И я решила, что, несмотря на странность его убеждений, его помощью можно воспользоваться. Но вскоре поняла, что на справедливость ему плевать, он сам хочет власти.

– А я-то вам зачем понадобился?

– Чтобы открыть нуль-порталы. Мы не знали, как это сделать. Но я не была в тебе уверена. Ты слишком любишь желтый металл. Тебя любой мог перекупить.

– Да… я почуял: что-то не так, когда ты легко простила мне разрушение колодца. Но решил, я тебе нравлюсь и… Неужели ты могла меня убить?

– Не знаю. Чистюлю я все-таки пристрелила.

– Жаль.

– Тебе жаль этого типа?

– Жаль, что не я его прикончил.

– Не злись на него. Чистюля – всего лишь честный служака.

– Ну, хорошо. А почему ты не открыла мне, кто ты, когда я связал тебя?

– Я же сказала: не была в тебе уверена.

– И ты знала все – про разделение культур, про хога, про…

– Да нет же, я мало что знала. Да и Кресс с Ноэлем не знали всего только отрывки. Именно ты сложил из осколков цельную теорию. Кстати, Ноэль и Кресс выдавали себя за археологов-любителей и мне ничего не рассказывали, пока я не догадалась, кто они на самом деле…

Да, Андро догадлива – этого у нее не отнимешь. Догадлива и способна на многое. И на самом деле меньше всего походит на наивную девочку. И слезы по любому поводу – только маска. Однако у Атлантиды не было охоты уличать ее во лжи. Жаль только, что нуль-транспортные колодцы Немертеи дороже прежних. Во всяком случае, не дешевле. Другое дело, что между Ройком и Немертеей их можно использовать практически даром. То есть между этими двумя планетами нуль-транспортировка уже существует. Но ведь и остальным захочется… Ну, конечно же! Как же иначе! Почему на Ройке находят столько золота и оно не дорожает на бирже?! Да потому, что кто-то уже строит у себя на планете нуль-порталы… Но ведь это именно Платон открыл тайну колодцев. Он установил, что это нуль-порталы… Или-не он?..

– Я бы хотел опубликовать свои материалы о цивилизации Немертеи… – заявил археолог. Что ему еще оставалось?

– А что ты знаешь о цивилизации Немертеи? – ехидно спросила Андро.

– Вполне достаточно, чтобы потрясти весь научный мир Галактики, – довольно опрометчиво заявил Атлантида, ибо в глубине души сознавал, что кроме сообщений о гонорарах, а также о новых работах профессора Брусковского научный мир потрясти уже ничем нельзя. – Во-первых, я установил, что цивилизация Немертеи практически воплотила в жизнь программу о переселении душ. Во-вторых, эта цивилизация существовала в двух мирах. Мир Немертеи имел как бы духовный характер, мир Ройка – материальный. Разве этого мало?

– А почему цивилизация погибла?

– М-м… думаю, какой-то вирус… причем вирус информационный. Погребальные кувшины больше не давали полной информации и… Трупы к-хи, которые больше не вывозили на Ройк, послужили источником вируса.

Это походило на озарение. Атлантиде показалось, пока он говорил, невидимые пальцы коснулись его головы, и от этого прикосновения волосы встали дыбом. Причем он не испытывал ужаса, но лишь ни с чем не сравнимое желание подняться в воздух и парить.

– Частицы их разлагающегося мозга попадали в глину, из которой делались кувшины… чей-то мозг был заражен. И отсюда началась эпидемия… После этого трупы стали срочно аннигилировать, но… глина была уже испорчена…

– Кто тебе это сказал? – спросила Андромаха строго.

– Интуиция ученого, – небрежно бросил Атлантида. – У меня, конечно, нет подтверждений, но есть некое внутреннее убеждение.

– Внутреннее убеждение – это не аргумент.

– Я найду доказательства.

– Думаю, профессор Брусковский испытает несколько неприятных минут, услышав твою теорию. – Слова Андромахи прозвучали как самая тонкая лесть.

– Думаю, профессор Брусковский поспешит объявить мою теорию ложной, – трезво оценил свои шансы на успех Платон. – Но несколько десятков сторонников по всей Галактике у меня все-таки найдется.

2

Вечером его зашел навестить Ноэлъ. Король Немертеи был одет вовсе не по-королевски – на нем был светло-серый костюм из тонкой ткани. Впрочем, король предлагал явиться не на церемонию, а прогуляться под немертейскими лиственницами и поговорить по душам.

Он произнес это “по душам” с особым значением. У Атлантиды не было особого желания говорить с кем-то по душам. Но, во-первых, королевским особам не отказывают, а, во-вторых, Ноэль все-таки спас ему жизнь. И не в первый раз. Прежнее свое желание дать Ноэлю по физиономии профессор решил оставить в категории неосуществленных.

Они вышли. Ночь была довольно прохладной. С неба сыпались мириады крупных белых светляков. Казалось-это падают звезды или идет снег. Атлантида подставил ладони. Вскоре они сделались светящимися. Встряхнул руками – и светляки разлетелись.

– О чем вы хотите поговорить, ваше величество? – Разумеется, теперь он мог обращаться к Ноэлю только на вы. Было немного непривычно. И еще как-то неловко, будто надел тесные туфли без охладителей. Странно как-то почитать этого человека королем целой планеты. Впрочем, на самом деле он не человек…

– О Немертее. И о Ройке. Думаю, вы должны знать все. Или почти все. Прежде всего ради природы Немертеи. Вы знаете, как были закрыты колодцы?

– Ну, в принципе, как я понял из записей в погребальных кувшинах…

– Бедняги… – вздохнул Ноэль. – Вы нашли кувшины рядом с храмом?

– Да, именно там. А в чем дело?

– Это дефектные сосуды. Беседовавшие с ними уже не совершат свой круг. Погребальные кувшины превратились в кувшины рассказов.

– Вряд ли, – усомнился Атлантида. – Кувшин звучал лишь один раз. Дважды мне не удавалось его прослушать. Рассказ, созданный для одного-единственного прослушивания – это что-то новенькое. Ноэль по своему обыкновению пожал плечами.

– Вы пользовались одним ключом – потому кувшин и не звучал. Чтобы услышать его вновь, нужен другой ключ. – Платон понял, что Ноэль имеет в виду тот золотой кувшинчик, который сам он именовал “смычком”.

68
{"b":"1252","o":1}