ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нас воспитали последние к-хи. Мы были подростками, когда умерли старики, и мы спрятали их тела под полом. А потом явились люди, они были так похожи на немертейцев, но они не аннигилировали своих умерших, – продолжал Ноэль.

– И как же аннигилировали трупы к-хи? Я что-то не видел ни одной установки, – засомневался Атлантида.

– С помощью хога.

– Так значит, кто такой хог-для вас не было тайной?

Ноэль передернул, плечами:

– Если сказать честно, то для меня это и сейчас тайна. Я знаю точно, что хог появился, когда стали широко практиковать погребальные кувшины, и король с королевой могли оказывать милости. Видимо, хог был создан как охранник королевских персон, постепенно его сеть пронизала всю жизнь Немертеи.

– А… служба безопасности… Никуда от нее не деться. Почему тогда хог хотел вас уничтожить?

– Когда именно? – со странной улыбкой спросил Ноэль.

– Ну, хотя бы тогда, когда вы раскапывали колодец.

– Он не давал разблокировать колодцы, считая это опасным для Немертеи. И взрывал хог не меня, а колодец, который мы с Кресс пытались восстановить. К тому же у нас не было связи с хогом… то есть мы ее специально не устанавливали… пока не открылись колодцы… – Ноэль сделал паузу, ожидая вопроса, но Платону надоело спрашивать и выглядеть дураком.

Так что Ноэлю пришлось продолжать по собственной инициативе.

– Король и королева должны были спуститься в главные гробницы. Разумеется, это не гробницы. Но Андро их так называла. Что ж, и я так их назову, чтобы вам было понятнее. Короля и королеву пеленали и привязывали к столбам. И надевали призывные золотые ленты. После чего хог перемещал их в центральное святилище Немертеи. Центральное святилище? Атлантида почувствовал знакомый холодок под ребрами. Центральное святилище… Как заманчиво звучит! А что там может быть? Платону сразу представились две статуи – одна серебряная, другая золотая, изображавшие короля и королеву. Точные копии тех каменных призраков, которые Атлантида видел на поляне.

Или статуи не представились, а Платон в самом деле их увидел? В полумраке немертейской ночи ему почудилось, что Ноэль, глядя на него, вновь улыбается. Ну хорошо, про святилище Атлантида спрашивать не будет. Разорять святилище в присутствии законных владельцов некрасиво. Особенно если вспомнить о внезапном и непредсказуемом вмешательстве хога в процесс раскопок.

– Да, центральный храм, – повторил Ноэль. – Туда можно попасть только с помощью хога. И с этого момента король и королева становятся истинно королевскими персонами.

– То есть… в так называемых гробницах… проводились не похороны, а инициации?

– Именно. И когда вы явились, именно такой процесс и происходил. И Андромаха нас охраняла.

– А похороны? – обалдело переспросил Атлантида.

– Короли и королевы Немертеи не имеют погребальных кувшинов. Хог аннигилирует их тела.

– А что происходит после инициации?

– Мы получили возможность оказывать милости. Мы сто лет ждали этого дня.

Несколько минут они молчали. Атлантида пытался систематизировать полученную информацию.

– Можно еще один вопрос, ваше величество? Чуточку личный. Но вы меня простите. Вы, что же, сто лет не имели имен и взяли их из книг на вилле?

– Почему же… у нас есть имена. Но это наши, королевские. Имена народа к-хи. А перед людьми мы должны были назваться земными. Ты можешь называть меня по-прежнему – Ноэль. Ведь мое настоящее имя на языке к-хи тебе вряд ли удастся выговорить. Так же как и мой титул. – Ноэль произнес это очень просто, без тени снисходительности или высокомерия.

Атлантида не был уверен, что Кресс могла бы говорить точно так же.

– Впрочем, титулы rex и regina мне нравятся, – добавил Ноэль. – Ваши странные имена вас и выдали.

– Друг мой, не все так начитаны, как вы.

– А те скелеты, что нашли в подземелье под дворцом? Что означало то захоронение, вы можете объяснить?

– Могу. Но позволь мне этого не делать.

Платон вновь почувствовал глухое раздражение. Все, что рассказал ему Ноэль, в принципе он и сам знал. Или мог бы догадаться со временем. Так, небольшие обобщения и дополнения. А то, чего не знал Атлантида, Ноэль ему объяснить не пожелал. Да и мог ли он объяснить? Ведь он родился, когда цивилизация Немертеи погибла. Все его знания почерпнуты из погребальных кувшинов. Или из кувшинов рассказов. И кое в чем профессор может даже превзойти короля. Все так, да… Но от чувства раздражения Платон избавиться не мог.

МИЛОСТЬ НЕМЕРТЕИ

1

Все следующее утро прошло в хлопотах, сортировке артефактов, которые Атлантиде разрешено было взять с собой, и консервации осколков белой лепной керамики, от которой – увы – не осталось ни одного целого предмета. Уже после полудня к Платону в комнату зашла Андро в длинном платье до полу из какого-то материала, напоминавшего золотую парчу. Выглядела она очень эффектно, но, пожалуй, старше своих лет. Опять Атлантида подивился нежному оттенку ее загара. Под удивительными лучами Ба-а в самом деле можно прожить сто лет без биокоррекции.

– Милое платьице, – заметил археолог. – Выглядишь сногсшибательно.

– Советую надеть свой самый лучший белый костюм. – Я всегда хожу в белом, – заметил Атлантида. – И если Кресс позволит мне сорвать цветок ее алого “Aporocactus flagelliformis”, буду совершенно счастлив.

– Думаю, королева окажет тебе такую милость, – очень серьезно сказала Андро.

2

Через несколько минут они уже летели на глайдере вдаль от столицы. Внизу мелькали леса и покрытые травой холмы. Холмы – это исчезнувшие города и селения. Леса – это просто леса. Голубые полоски рек извивались между холмов и лесов. На желтых отмелях мелькали какие-то черные точки. Атлантиде время от времени начинало казаться, что это к-хи вышли в хороший денек полежать на теплом песочке в обнимку со своими погребальными кувшинами и поговорить с ними по душам.

– Куда мы летим?

– В загородную резиденцию немертейских королей. Бортовой комп сообщает, что лететь осталось сорок пять минут по абсолютному астрономическому времени.

– Зачем так далеко?

– В твою честь будет устроена торжественная церемония.

– Я бы предпочел, чтобы все было по-домашнему. У меня куча дел. Завтра уезжаю.

– К чему так торопиться? Ты бы мог воспользоваться нуль-порталом.

– В портал не влезет мой багаж и, кстати, робот F-55001 тоже не пройдет. Не говоря о челноке. Я его зафрахтовал на Ройке. Значит – обязан возвратить. И потом я должен забрать свою белую лепную керамику. Вернее то, что от нее осталось. А насколько я помню, к керамике портал относится подозрительно.

– Не ко всякой керамике, но лишь к той, которая содержит информацию о Немертее… Так что лучше не рисковать и воспользоваться самым обычным космическим челноком.

– Подожди. Ты хочешь сказать, что обычные кирпичи в храме содержали какую-то информацию? Или это были не обычные кирпичи? Часть единой системы управления?

Он задавал вопросы, но Андро, против обыкновения, не отвечала. Не знала? Или не хотела говорить? Впрочем, любопытство Атлантиды быстро угасло. Зачем разгадывать тайны, если Ноэль и Кресс тут же заявят, что они давным-давно все это знали?

– Ты можешь заглянуть ко мне на Ройк через портал, – предложил он.

– И окажусь посреди пустыни. Если ты встретишь меня на вездеходе, я, пожалуй, прибуду на Ройк. – Она обещающе улыбнулась. – Когда?

– По-моему, мы уже договорились.

Он вспомнил о записке, оставленной Кате. Что ни говори, а в Андромахе пропадает талантливая актриса. Правда, теперь эта профессия сохранилась ныне лишь на Старой Земле да еще на некоторых очень богатых планетах. Честно говоря, Платон никогда не видел спектакля, исполняемого живыми актерами.

– Вот мы и подлетаем, – сказала Андро, указав на сверкающие ослепительной желтизной крыши внизу.

С высоты крыши казались золотыми, но когда глайдер спустился, стало ясно, что крыши и стены оплетены тончайшим узором из золотых нитей.

70
{"b":"1252","o":1}