ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Владимир Имакаев

Тайны прошлого

И насадил Господь Бог рай в Эдеме на востоке, и поместил там человека, которого создал.

И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.

Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей;

И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно.

И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни.

Библия. Книга Бытие.

Пролог

Жаркий вечер казался бесконечным. Хотя солнце уже скрылось за горизонтом, небо еще полыхало алыми цветами.

Дни становились еще жарче и не было никакой пощады для тех, кто оставив свой дом, приехал в страну песков и засухи. Пожилой седоусый путник сидел на раскаленном песке и пытался выдавить из железной фляги еще хотя бы пару капель воды. Хотя он уже практически ничего не хотел: ни есть, ни пить, и даже то ради чего он сюда отправился с группой исследователей казалось ему большой нелепостью. Единственным его желанием было уснуть и проснуться в родной Англии. Там, где нет песчаных бурь, а лишь родные сердцу густые туманы.

Он мечтал, как приедет домой, проспит целую неделю, а всю следующую будет одиноко бродить по улицам Лондона пропитываясь влагой туманов. Он навестит сестру, которую долго не мог простить, хотя неоднократно учил свою маленькую общину умению прощать. А спустя месяц он снова вернется за кафедру полный сил и решимости изменить мир, доказывая, что так называемый «сборник мифов и легенд» указывает на реальные события и является подлинным Словом самого Бога.

Он уже собрал немало доказательств, и теперь старый фотоаппарат хранит множество ценных кадров. Этот страдалец продолжал сидеть на песке, окруженный снующими туда-сюда скорпионами, и грезил о том, как его фото попадут в самые известные газеты Англии, а затем и всего мира. Тогда земля откроет глаза, и все поймут, как глубоко они заблуждались.

— Сэр, мы установили вам шатер.

— Ах, да-да! — вынырнул из фантазий и грез седоусый священник.

— Мои люди принесли мехи с водой, желаете помыться? — Над ним стоял высокий плечистый мужчина, который услужливым тоном говорил на чистом английском языке.

О такой роскоши пожилой исследователь и не мечтал. Он снова удивился — странный этот человек, которого он встретил неделю назад в этой забытой Богом земле. Словно ангел-хранитель, сошедший с небес со своими тремя друзьями, он оказался рядом, чтобы охранять его в самый трудный час.

Ведь именно они помогли ему остаться в живых, когда вся остальная группа погибла. Все пятнадцать человек…

Как один миг в его памяти пронеслась прошедшая неделя. Вторник. Песчаная буря заживо похоронила двоих где-то в песках Ирака. Среда. Неожиданная гроза испепелила молнией еще троих. Четверг. Замышляя неладное пятеро шли позади всех и были проглочены зыбучими песками. Пятница. От укуса странного насекомого почти мгновенно скончался еще один парень. А эта четверка пришедших из неоткуда, всегда была рядом с ним и будто охраняла его. В субботу последние оставшиеся в живых из его команды, говорили, что это не люди, а демоны, которые охраняют тайны этих мест, и когда он поймет, будет уже поздно. В ту же ночь они заболели, и к рассвету лихорадка забрала их с этой грешной земли.

«А может и правда это не ангелы? Кто они, эти четыре загадочных странника? А вдруг они демоны или…

Нет, это всего лишь его больное воображение и безысходность рисует страшные картины…

Хотя, может он так обезумел за последние месяцы, что утратил способность к различению добра и зла? Ведь он перестал молиться. Он стал одержим своей идеей. Или на него так влияет наступление нового ХХ века?

Надо пойти и помолиться! И все встанет на свои места»

Он напился принесенной ему воды, и хотя она показалась солоноватой, его жажда была настолько сильна, что будь это даже вода из болота, он все равно выпил бы ее. Потом он умылся, и затем, скинув одежду, попросил, чтобы его облили с головы до ног. Странный запах воды не мог заглушить наслаждения, которое он испытал, когда по его иссушенному телу побежали струйки живительной влаги.

«Но у воды действительно странный запах. Или это страшная паранойя бьет его? Безумие, которое стучит в висках, словно кто-то играет на ударных инструментах в голове».

Англичанин поклонился добрым странникам.

Несмотря на то, что нижняя часть лица была закрыта маской из прекрасного черного материала, пастор знал, что они улыбались. Он хотел было что-то спросить, но почувствовав легкое недомогание, еще раз поблагодарил их и удалился в шатер, по дороге вытирая с уставшего тела остатки воды.

Пастор зашел в шатер и, первым делом, встал на колени. Он попытался произнести хотя бы слово, но не мог! Его язык онемев, перестал подчиняться.

Он силился что-то сказать, но во рту начало жечь, словно там поселился рой пчел, который ежесекундно жалил все снова и снова. Несчастный повалился на пол от безумной боли и пополз к своему рюкзаку. Он достал маленькое зеркальце, к помощи которого прибегал только во время бритья.

Ужас охватил его! Еще не вытертое после умывания лицо было покрыто капельками алого цвета. Как он не понял сразу, что это была кровь, а не вода. Мысли в его голове понеслись сумасшедшим течением, перегоняя друг друга так быстро, что он успевал выхватывать только отрывки: «…кровь, а не вода…», «…чья, кровь?..», «…ЗАЧЕМ?!…», «…на помощь…»

Он чувствовал как этот «рой» опускается все глубже в желудок, покрывая кровавыми язвочками все на своем пути. «…Кровь — заражена…», «…я сам виноват, не поверил остальным…», «…кто эти люди, зачем им нужна наша гибель?…» Проповедник, борясь со своими мыслями, наконец ухватился за наиболее реальную и решительную из всех. Он схватил Библию одного из своих погибших друзей, которая случайно оказалась у него в рюкзаке в день гибели товарищей и была единственной памятью о нем. В издании был небольшой брак — отсутствовала вторая часть книги Судей и целая книга Руфь, вместо этого были только чистые листы, на которых владелец Библии писал письма самому себе, что-то вроде личного дневника. Раньше ему эта мысль казалась слегка дерзкой и даже богохульной, но теперь он понимал, что это единственный источник информации о том, что происходило и чего он не видел.

Старик хватался за каждое слово, ища как ему казалось спасения, но ничего кроме фактов и описания находок не было. Не теряя время, он пролистал еще пару страниц и нашел тот день, когда их команда увеличилась на четыре человека. Пастор читал и не верил своим глазам. Как он был слеп, доверяя этим странным людям, которые даже ни разу не открыли своего лица, скрытого за тряпичной маской. Каким же глупым он оказался, говоря им обо всех своих планах и открывая секреты. Он был околдован, так о нем написал хозяин этого тайного дневника.

Но вот чистая страница, которая словно сама просила о том, чтобы на ней написали хотя бы пару слов. Он схватил карандаш и, борясь с болью, застрочил ломаными английскими буквами по странице.

Спустя двадцать минут в шатер вошел один из подручных черного главаря и посмотрел на уже мертвого пожилого англичанина. Лицо пастора было сильно искажено. Мертвые руки, покрытые маленькими язвами, крепко держали Библию в кожаном переплете. А глаз не было вовсе.

— Все в порядке? — осведомился главарь

— Да. Вот только…

— Что?

— Он умер с Библией в руках.

— Так и должно быть, он ведь священник! — и черный главарь расхохотался таким смехом, что сама пустыня вздрогнула от страха. На смех прискакал черный поджарый и с алыми глазами арабский жеребец.

1
{"b":"12521","o":1}