ЛитМир - Электронная Библиотека

– А-а… – протянул Крто и вдруг ослабил напор. – Что же вы сразу не сказали! – в голосе его послышалась досада. Но он тут же попытался эту досаду скрыть, и изобразил любезную человеческую улыбку. Довольно правдоподобно изобразил.

– Думаю, мы еще встретимся, и не раз, – тут же попытался отыграться сержант. – Ведь мы не можем безвылазно сидеть на острове Волка. К тому же, без вашей помощи нам никак не обойтись.

Крто промямлил нечто неопределенное. При всем желании его слова нельзя было принять за любезное приглашение.

– Я рад, что ваш дом открыт для нас в любое время дня и ночи, – беспардонно заявил профессор Рассольников. – Но мы не будем злоупотреблять вашим гостеприимством.

– А я что, должен жить на этом гнусном Волке, пока они копают шельф? – возмутился вдруг Стато. – И где жить? Там же никто не живет. Можно утром проснуться, а от твоего хвоста останется один скелет – крабы за ночь обглодали.

– Возьми с собой жилой блок, – посоветовал Крто.

– Жилой блок уплыл во время прошлой экспедиции, когда этот Корман нас всех кинул, как дохлых рыбин.

– Вы знакомы с Корманом? – очень ловко встрял в разговор Дерпфельд. Хотя имя Кормана Стато уже упоминал.

Имма глянула на Крто. В глазах ее был не испуг – ужас… Руки задрожали, и она спешно их стиснула. Крто, заметив это, положил свою ладонь на ее два сжатых кулачка. Жест – явно подражание человеческому, но на человеческий мало похожий: Крто будто муху прихлопывал. Да, а если другой император введет моду подражания внешности и манерам разумных тиранозавров, бедным эгейцам придется срочно переучиваться.

– Корман вел раскопки, – сухо сказал Крто. – Стато его сопровождал. Господин Корман пробыл на острове Волка месяц, потом уехал.

– Он ничего не нашел, – спешно добавил Стато. – Ничегошеньки. – И залпом допил из раковины пиво. – Выдохлось, зараза…

– Стато! – укоряюще воскликнула Имма.

– А в чем дело? Пиво выдохлось… я сказал – зараза. Зараза – и камень… То есть точка – как говорят люди. В нашем языке – камень и точка – одно и то же слово. Уронить камень – значит, поставить точку…

– А что раскапывал Корман? – прервал Дерпфельд, неумелую попытку Стато увести разговор от неприятной темы.

***

– Затопленные руины вокруг Волка. Но там, на шельфе ничего нет. Совершенно ничего, клянусь прибоем!

– Зачем же тогда нас вы туда посылаете? – спросил Платон.

У Стато побелел нос, он умоляюще глянул на Крто.

– Там много развалин и много старинных построек. – В отличие от Стато, архонт не собирался смущаться. – Но нет драгоценных металлов. А господина Кормана интересовало только золото. К сожалению. Он не обращал внимания на предметы эгейской культуры. Уверяю вас, там остались развалины многочисленных храмов. Здания, акведуки, часовни, дороги, склады. Что вас интересует?

– Альфреда Кормана зверски убили, вы знаете? – вдруг спросил Дерпфельд.

Эгейцы застыли. Будто их накрыло десятым валом – так говорят на Эгеиде – здесь десятый вал – самый высокий. Имма тихо ахнула. Стато поднес к губам свою раковину и сделал судорожный глоток, позабыв, что его раковина пуста. В огромных черных глазах Крто вновь вспыхнули синие нехорошие огоньки.

– Нет, не знал, – признался архонт. – Но рад это слышать. Рад, что он сдох. – В горле у наместника булькнуло – что означало короткий смешок.

– Убили? – переспросила Имма. – Но как же… – Она поначалу поразилась, потом вздохнула, – как показалось Платону – с облегчением. То есть, если бы Имма была человеком, Платон принял бы этот вздох за вздох облегчения.

– Я веду расследование убийства, – продолжал Дерпфельд, не снижая напора, но уже чувствуя, что какой-то важный момент упущен и вряд ли что-то ценное можно вытянуть из Крто. А Имме или Стато архонт не даст говорить – он достаточно умен. Сержант пожалел, что не сумел поговорить с Иммой наедине. – Мне сказали, что вы с ним поссорились.

– Вы меня подозреваете? – в глазах Крто мелькнула нескрываемая насмешка. Его человекоподобие раздражало.

– По моей версии его убили эгейцы. Так что я подозреваю всех жителей планеты. Но пока никого конкретно. Я могу подозревать всех: Стато, Имму, вас…

– Он хотел контрабандой вывести раковины, – неожиданно заговорила Имма и дерзко с вызовом глянула в лицо Дерпфельду. – Я как страж пыталась его задержать. И он оказал сопротивление.

– Он ударил вас? – уточнил Дерпфельд.

– Он… он… оскорбил. Словесно.

– Она – моя женщина. Единственная женщина, – Крто произнес слово «единственная» каким-то невозможным визгливым голосом. И вновь хлопнул Имму по руке, будто припечатал очередную муху. – Я никому не позволю ее оскорблять.

Рассказ Иммы и Крто был правдив. Вернее, почти правдив. Что-то они не договаривали. Несомненно. Платон это понял. Понял и Дерпфельд. И как показалось, и Крто догадался без труда, что ему не поверили.

Но Альфред Корман вез с планеты только раковины. И ничего больше. Как раз это было правдой.

– Стато, сколько у тебя жен? – спросил сержант, когда люди покинули не слишком гостеприимный дом архонта.

– Пока одна. Но на следующий год возьму новую. Непременно. Приходится экономить на всем.

– Даже на масках, – подсказал Дерпфельд.

– А маски, между прочим, дорогие, – обиделся Стато. – Импорт. Причем спецзаказ для Эгеиды. И всегда не хватает. Записываемся в очередь. А если без очереди – то надо переплачивать. Хорошо, через Крто можно достать без доплаты.

– Что ж не достал? – поддел его Атлантида.

– Он достал… – было видно, как под старой маской у Стато задергался нос. – Но я новую маску перепродал. Кредиты были нужны…

***

Смотритель гостиницы был стар, толст, неповоротлив, и едва умещался в кресле. Кресло под ним не взлетало – лишь подпрыгивало на несколько мгновений, что позволяло смотрителю перенестись через пару ступеней и вновь опуститься на каменные плиты. Маски смотритель не носил – на макушку он напялил трикотажный колпак с прорезями для глаз. А нос и щеки он припудрил мелом, защищаясь от солнца. К старости у эгейца выросли усы – короткие, торчащие во все стороны, очень жесткие и рыжие.

– Эти гости – мои друзья, – сообщил Стато смотрителю. – Помести их на лучшие койки и не забудь, в гостиницах не требуется гостевой взнос.

– Помню, – пробурчал старик. – Завтрак за мой счет. А обедают и ужинают пусть, где захотят. Есть какие-нибудь пожелания?

– Мы пока не оборудовали свой домус-блок, так что связи у нас нет. Нельзя ли на полчаса арендовать ваш комп, чтобы выйти в Интернет, – спросил Дерп-фельд.

Старик, казалось, не понял, о чем его просят.

– Комп? – пробурчал он. – Откуда у меня комп? С чего он взял?.. Сервисюга? –он вытащил из-под драного свитера сервисный медальон. – Так по моей ни с кем переговариваться нельзя. Она лишь пищит, если шторм идет сильный. Да еще начинает верещать, когда заплывешь в запретную для тебя зону.

– Мне нужен компьютер. Вы, наверняка, заказываете белье и стулья для гостиницы и… уж не знаю, что еще вам нужно, через Интернет.

– Все нужное я покупаю на жетоны, когда брат Морива вместе с самкой притянут к берегу свою передвижную баржу. А чтоб не ошибиться, заказ делаю заранее. А то они в прошлый раз притащили какое-то старье гнилое, чтоб их десятым валом накрыло…

– Комп, подключенный к Интернету, есть только у Крто, – объяснил Стато. – Разумеется, когда на остров Вдохновения прибудет принц и его люди, они привезут свои компы. Но сейчас в межсезонье связи ни у кого нет. Да и не нужно это нам. Сами посудите, зачем? У стражей переговорники на одной волне работают, а прочим и такие безделки без надобности.

– Так уж и ни у кого! – не поверил Атлантида, просто потому, что такому заявлению вообще было трудно поверить. – Наверняка кто-нибудь тайком…

– Официально только у Крто, – заверил Стато. – Идемте, я выберу для вас лучшие койки. И не забудьте утром потребовать завтрак, а то останетесь голодными.

20
{"b":"1253","o":1}