ЛитМир - Электронная Библиотека

– Профессор космической археологии Платон Рассольников прибыл к нам по поручению МГАО, – еще ниже склонившись, сообщил смотритель.

– Какой мужественный вид у нашего гостя, – заметил Император. Голос у него был тонкий, писклявый. Тоже канон? Император повернулся к сидящему в массивном кресле с золочеными ручками эгейцу. – А он умен, этот человек с внешностью атлета?

Платон узнал в советнике Императора веселиста Слокса. Гот вел себя так, будто никогда до этой минуты с профессором не встречался и там, на берегу, не пытался его арестовать.

– Достаточно умен для человека.

– У меня такое же впечатление, – задумчиво проговорил Император. – И он великий воин?

– О да! – неожиданно вперед выдвинулся какой-то военный – военных можно отличить в любом народе сразу. И археолог узнал в этом эполетоносце Мгмо. – Самый Великий воин, которого видела Эгеида. И его IQ огромен, как Океан.

– Больше, чем у тебя, Мгмо? – спросил Император насмешливо. Он подражал интонациям и мимике людей, однако не слишком искусно.

– О да! Я – лишь ничтожная волна. Он – Океан.

– Этот человек – объект для подражания, – сказал Император, в упор разглядывая Платона.

– Несомненно, – поддакнул Мгмо. – У меня уже есть разработка новой программы под названием: Рассольников – универсальный солдат.

– Может, назначим нашего друга на твое место? – Император сам первый рассмеялся своей шутке. В человеческом смехе слышалось эгейское бульканье.

Придворные стали вторить владыке наперебой. Обилие звуков, похожих на позывы рвоты. Платон хотел улыбнуться, но губы скривила брезгливая гримаса. Ему показалось, что его сейчас вырвет.

Мгмо вдруг вывалился из кресла и упал к ногам Императора. Но владыка Эгеиды даже не повернул головы. Только императорское кресло поднялось немного выше.

– Мгмо, я тобой не доволен, – капризно заявил Император. – Ты обещал мне военно-морской парад, а его нет…

– Парад – слишком сложно… – простонал Мгмо. – Слишком трудно…

– Для тебя все слишком сложно и слишком трудно. – Император делал руками какие-то сложные пассы. Одна рука совершала вращательные движения, другая проводила в воздухе плавные волны. – Чем вы заняты на нашей планете, профессор?

– Пытаюсь восстановить прошлое вашей цивилизации.

– Вам удалось обнаружить что-нибудь интересное? – Руки Императора неожиданно замерли.

– Пока ничего. К сожалению.

– Жаль… Как жаль… Как жаль… – Пальцы стали исполнять какой-то суетливый беспорядочный танец. – Как жаль… – И тут археолог понял, что пальцы Императора выписывают в воздухе восьмерки. Или значки бесконечности.

– Жаль…

Мгмо, видя, что Император упорно не желает обращать на него внимания, встал на хвост, постоял, покачиваясь, подобострастно заглядывая в очи повелителя, но опять не удостоенный внимания, запрыгнул назад в кресло и постарался затеряться за спинами придворных.

Вскоре он уже хохотал и веселился вместе с другими.

В небо роем ринулись разноцветные воздушные шарики – перламутровые, серебристые, голубые, похожие на пузырьки воздуха в темной воде. Эгейцы визжали от восторга, глядя им вслед.

– У людей ложный IQ, – сказал веселист Слокс, глядя на археолога своими сумасшедшими зелеными глазами в упор. – Всем людям без исключения вживляют в головы микрочипы. Так что люди – это киборги, их мозг полуэлектронный-полуорганический. Природно эгейцы гораздо умнее людей.

– Откуда эта замшелая информация, – засмеялся профессор Рассольников. – С тех пор как люди научились задействовать резервные отделы мозга, электронные добавки нам ни к чему. Слишком много отрицательных побочных эффектов. Хотя многие применяют для быстроты прямое подключение компьютера к мозгу или к исполнительным модулям. Но это лишь совершенствование систем связи, а не самого мыслительного процесса.

– Так вы признаете, что пользовались вживленными чипами? Да? Да? – взгляд Слокса продолжал сверлить лоб археолога.

– Мой далекий предок, возможно, был каннибалом. Это не значит, что я питаюсь человеческим мясом.

– Ваш IQ обман, дешевая пропаганда, чтобы подчинить себе уникальные планеты вроде нашей. С истинно человеческой надменностью вы не обращаете внимания на другие цивилизации.

– Не обижайте нашего гостя! – засмеялся Император. – Всем известно, что твой IQ, Слокс, очень высок. Кстати, смотритель, вы показали нашему гостю рельефы и картины, повествующие о военных подвигах Эгейского народа?

У смотрителя вновь побелел нос – будто бедняга мгновенно его отморозил.

– Голограммы наших рельефов были отправлены профессору незамедлительно. К тому же профессор Рассольников сам нашел один рельеф. – Теперь нос у смотрителя начал дергаться.

Археолог прекрасно понимал, что рискует. Но удержаться не смог. Желание поглядеть, как будет вести себя Слокс, оказалось сильнее.

– Рельеф оказался подделкой, – сказал он небрежно. – Причем – самой примитивной.

Лицо Слокса исказилось, верхняя губа по-звериному вздернулась, обнажая крупные зубы. Такой оскал Платон уже видел однажды – когда Крто налетел на него и едва не убил. Ярость, подлинная ярость.

Профессор ожидал, что Слокс начнет возражать. Но веселист не издал ни звука.

– Не волнуйтесь! В наших музеях рельефы подлинные! – весело воскликнул Император.

Атлантида не стал возражать: быть дерзким сверх меры не входило в его планы.

Вновь рядом очутился Бреген.

– Вам предложили место адмирала вместо Мгмо? – спросил глава филиала.

– Не-ет!

– А я, признаться, ожидал… Мгмо нынче не в милости.

– Я заметил. Из-за чего он погорел?

– Из-за сущей ерунды: обещал добиться разрешения установить защитные системы невидимости на военно-морские корабли, но ему отказали. Эгеида – нейтральная планета, подобные штучки не для нее. А они жаждут… Ох, как жа-аждут… – в голосе Брегена прорвались восторженные интонации. – Вы обратили внимание: они все здесь разгуливают с бластерами. Но почти у всех батареи давным-давно сами разрядились. Бойтесь лишь веселистов, оружие остальных – игрушки.

– Подождите… – Платон нахмурился: мусор Брегеновской болтовни едва не похоронил внезапную догадку. – Я считал, что все современные военные корабли имеют систему невидимости.

– Эгейские – нет. Не удостоены.

«Что же тогда валяется на дне возле острова Дальнего»? – очень хотелось спросить Атлантиде, но он вовремя удержался.

Утро в Столице ни с чем не сравнимо. Ибо это утро в Столице. Здесь все значимо, и каждый – значителен. Каждое здание, каждый бассейн, каждое кресло под каждой толстой задницей (у эгейцев не бывает худых задниц, разве что у тех, что при смерти). Здесь нет архитектурного стиля – есть демонстрация силы и возможностей. Одна галактическая архитектурная мода соперничает с другой. Платон без интереса оглядывал здания. Любитель древности здесь ничего не почерпнет – ибо все новодел. Одни фундаменты старинные. Но они скрыты слоями покрытий, напылений, транспортных конструкций…

А вот арками акведуков полюбоваться стоило. Эгейцы подавали воду не по подземным коммуникациям, а по открытым желобам. Двух– и трехъярусные акведуки возвышались красноватыми или зелеными аркадами над эклектичными бочкообразными зданиями. Акведуки были визитной карточкой Эгеиды, и Столица пыталась выдать их за нечто главное, хотя главным на планете был Океан, от которого Столица отгородилась, который заменила бассейнами с подсвеченными гротами и стайками безобидных рыбок.

Профессор остановился перед скульптурой в центре площади. Бронзовая обтекаемая фигура – несомненно, современный эгеец, лежала на спине. А в спину были воткнуты три пики, их острия высовывались из живота. Бронзовая струя крови вытекала из широко открытого рта эгейца. Над бронзовой статуей в капсуле-антиграве парил сотканный из серебряной проволоки огромный сверкающий восьмилистник. Возле статуи в кресле парила эгейка в маске, похожей на Мону Лизу, указывала на текущую изо рта убитого бронзовую кровь и что-то лопотала. Вокруг нее в креслицах по двое, снабженных мини-экранчиками учебных компов, парили маленькие эгейцы. Все детки носили кукольные розовые маски, но многие их сняли и корчили друг другу гримасы. Школьники-эгейцы обходились. без перчаток: в этом возрасте их будущие щупальца похожи на очень длинные пальцы, а плечи и предплечья еще не потонули в складках жира. Для защиты от палящих лучей светила детки напудрились – кто розовым, кто белым порошком, и теперь вокруг ребятни образовались розовые и белые облачка. Атлантида включил транслейтор.

40
{"b":"1253","o":1}