ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ваш браслет, пилот запаса!

Идентификация длилось чуть дольше секунды.

– Приветствую вас, пилот второго класса Вил Дерпфельд. С вами находится гость корабля?

– Профессор археологии Платон Рассольников. У него есть пропуск службы Безопасности…

– Нет, пропуск мне не нужен. Меня интересуют пилоты. Гости могут посещать корабль, но вход в рубку им запрещен. Открыть доступ в рубку, пилот второго класса Вил Дерпфельд?

Перед ними сверкало кольцо защиты. В широком желобе струилось расплавленное серебро генератора силового поля. Воздух слегка подрагивал. Пробиться сквозь этот сверкающий экран не мог ни человек, ни андроид, ни робот.

– Открыть доступ! – потребовал Дерпфельд.

– Идентификация генотипа! – немедленно отозвалась защитная система рубки – уже своим мужским хрипловатым голосом.

– Провести идентификацию, – подтвердила «Елена» одобрительно, будто умная мамаша любовалось не менее умным сыночком.

А что если корабль не признает нового пилота? Платон почувствовал, как бегут по спине мурашки. Казалось невероятным, чтобы в соревновании этой умной неуязвимой громады с двумя жалкими человечками громадина уступила и захотела подчиняться.

– Генотип совпадает. Защита снята, – признался «защитник» рубки. И «Елена» повторила за ним эти четыре слова как заклинание.

Серебро в кольце застыло. Дерпфельд опасливо перешагнул через рубеж. И следом Имма.

– А что же нам делать? – спросил профессор Рассольников.

– Займите места в пассажирском салоне, – посоветовал Дерпфельд. – Мы скоро взлетаем.

– Но мы не можем взлететь без Стато! – напомнил Крто. Все посмотрели на эгейца. Как будто только теперь заметили, что он все еще с ними.

– Не волнуйся, мы подождем, – снисходительно бросил сержант.

– Идемте, я вас провожу, – Имма демонстративно шагнула назад через серебряное кольцо. – На корабле отличный пассажирский салон. Вам понравится.

Она вдруг переменилась. Приосанилась и сделалась как будто выше ростом. Кто бы мог подумать, что она, Имма, будет когда-нибудь командовать таким кораблем! Ну, не командовать, конечно, но сядет сейчас в кресло второго пилота. Пилот Кира Коробина… Звучит…

Имма не преувеличивала: пассажирскому салону мог позавидовать любой межзвездный лайнер класса «люкс». Вход напоминал триумфальную арку, свод просторного салона из гластика – имитация бездонной небесной синевы. Адаптивные кресла с компенсаторами, огромные обзорные экраны. Платон огляделся. Да, это не полицейское корыто в ржавых разводах блевотины…

– Кира! – услышали они голос Дерпфельда по внутренней связи. – Компьютер рубки сообщает, что к кораблю подплывают живые существа, предположительно, эгейцы. Она направляются к шлюзу.

– Ну и что! – весело отвечала Кира. – Они не смогут открыть люк.

– Почему нет? У них могли остаться браслеты кого-то из членов экипажа.

– Не имеет значения. Военным сервисным браслетом пользоваться нельзя, если он не совпадает с генетическим кодом. Снятый с руки браслет умирает через трое стандартных суток.

– Ты уверена?

– Конечно! Но они, кажется, этого не знают.

Имма включила экран наружного обзора и замерла. Прямо на них плыли десятки, сотни эгейцев. Нет, не просто эгейцев. У них были человеческие лица и руки. И впереди плыло существо с лицом капитана Эклскона. Чуть позади – пилот Эрп, но с эгейским хвостом, а рядом – Валентина. Опять же – лишь наполовину в человечьем обличье – эгейский хвост раздваивался плавником. Они подплыли к шлюзу, а за ними остальные… мелькали знакомые лица. Вот еще один Эрп и еще один капитан – лица у этих как-будто размыты потоком воды. Мелькнул третий Эклс-кон – знакомые черты едва угадывались. Напрасно эгейцы пытались открыть шлюз – ни один из сервисных браслетов в чужих руках (или щупальцах) не включался.

Имма застыла неподвижно. Перед экраном мелькали призраки… Экипаж вернулся к своему кораблю.

– Что делать? – вновь услышали они голос Дерпфельда из рубки.

– Прикажи им уйти… –предложил Платон.

Сержант предложил, но «призраки» не пожелали подчиниться. Они метались, как отбившиеся от косяка рыбины, тыкались в корпус «Елены», обшаривали входные люки – все напрасно. Имма смотрела на них, и ее била дрожь. Крто попытался обнять ее, но она оттолкнула его руки.

– Если я включу защитное поле и начну подъем, они погибнут, – сообщил Дерпфельд. – Но сейчас нет военных действий. Мне не хочется получить тридцать лет на планете Алькатрас.

– Не надо… Это же экипаж… – взмолилась Имма, не в силах оторвать взгляд от обзорного экрана. Сразу два капитана Эклскона прижимались лицом к экрану. А из-за их плеча выглядывала почти настоящая Валентина.

Платон вспомнил сеанс сканирования. Нет, не ради веселья эгейцы уничтожили экипаж. Совсем не ради…

– Пока они там, мы не можем взять на борт Стато, – напомнил Крто. – Я знаю, что делать. Запишите мой крик ужаса и через усилители подайте сигнал наружу. Ни один эгеец не выдержит, услышав такой сигнал в воде… все удерут…

Крто взял в руки капсулу переговорника. От его пронзительного крика у людей заложило уши.

И они удрали, как предсказывал Крто… Исчезли, будто растворились в синей воде. Призраки наконец оставили «Елену Прекрасную».

Имма несколько минут смотрела на опустевший экран. Не было больше ни Эклскона, ни Валентины, ни Эрпа… И она тоже взвизгнула по-эгейски и кинулась в рубку – готовить корабль к взлету.

– Вил! Имма! – связался Платон с рубкой по внутренней связи. – Как у вас дела?

– Готовимся к взлету.

– Вы обещали спасти Стато! – напомнил Крто. Его голограмма слегка рябила – множественная биокоррекция давала помехи при передаче изображения.

– На Стато никто не обратит внимания, – вмешался Дерпфельд.

– Сначала не обратит, – возразил Крто. – Но ему придется вернуться на острова Блаженства или хотя бы на Дальний… Неважно – куда. И тогда его тут же схватят.

– Он все равно обречен…

– Как легко вам говорить! – возмутилась Имма. – Стато наш друг. Крто, мы его спасем! Я не отдам команду на взлет!

– Никто не виноват, что в глайдере было лишь четыре места, – хмыкнул Дерпфельд. Он, казалось, не обратил внимания на протест Иммы. – Надо готовить корабль. А Стато, если у него достаточно высокий IQ, сообразит, что надо затаиться на Дальнем и не высовываться, пока здесь не появятся представители Лиги Миров – расследовать захоронения. Тогда в нужный момент он выскочит из кустов и сообщит о своем участии в деле спасения корабля. Простой план. И лучше всего для Стато додуматься до него.

– Что вы намерены делать? – спросил Крто.

– Взлетать.

– Стато погибнет!

– Как и другие эгейцы.

– У нас есть система оповещения, – напомнила Имма. – Мы можем выбросить в воздух предупреждающее устройство, и оно объявит на космолингве приказ всем убраться с места старта. Симпьютер тут же переведет все на эгейский.

– Тогда добавь такую фразу: «Безопасная зона – остров Дальний». Если Стато услышит, он поймет, – предложил Платон.

– Неужели на этом идиотском корабле нет средства спасти одного-единственного эгейца! – возмутился Крто. – На что он тогда годен, эта куча старого хлама!

– Прошу не оскорблять меня! – отозвался искин корабля. – Неужели во время инструктажа вас не предупредили, что ругать корабль недопустимо?

– Я…

– Что касается спасения гуманоидов и негуманоидов, находящихся снаружи, то на корабле существуют индивидуальные спасательные шлюпки. Радиус действия в космосе – 0,5 парсека. Радиус действия на планете класса «терра» – 180 километров. Как вы могли забыть о спасательных шлюпках, пилот-практикант Кира Коровина? – упрекнула «Елена» с чисто женской язвительностью.

– За десять лет многое можно забыть. Особенно то, что зубрил в академии. Сейчас… – Имма засуетилась, вставила пластину сервисного браслета в отверстие панели управления. – «Елена»! – крикнула она срывающимся голосом. – Выпустить индивидуальную спасательную шлюпку. Крто, дай код сервисного браслета Стато.

72
{"b":"1253","o":1}