ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наследник из Сиама
Тень Невесты
Свой, чужой, родной
Жуткий король
Мой учитель Лис
Разбуди в себе исполина
Околдовать и удержать, или Какими бывают женщины
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Князь. Война магов (сборник)
Содержание  
A
A

Гений помчался меж грядок, как будто наделся, что может убежать от нового облика. Споткнулся и упал, в рот набилась земля. Боги наказали его страшной карой. Гюн затрясся, из глаз его хлынули платиновые слезы. С каждой слезой он терял свою драгоценную оболочку. Гюн стал собирать слезы, сам не зная, зачем ему нужны эти свидетельства бессилия и горя.

IX

– Боги! Я говорю, заткнитесь! Все до единого! Венера, не смей болтать! Или я велю тебе выйти за дверь.

– Куда это? – спросила богиня любви, округляя глаза.

– К людям! – рявкнул Юпитер.

– С ними порой бывает весело…

– Молчать, я же сказал!

Огромный зал в Небесном дворце был полон. Боги и богини заняли места на мраморных скамьях. Царственная Юнона в белом платье восседала в первом ряду, и у ног ее, раскинув пышный хвост, прикорнул надменный павлин. Минерва явилась на сборище в золотом шлеме, длинный светлый пеплос волочился по полу – в этот раз в храме в Афинах наряд для богини жрицы соткали на славу. Марс не забыл не только шлема, щита, копья и меча, то так же прихватил с собой несколько пистолетов новейшей конструкции. Марс утверждал, что пистолеты сделал для него Вулкан, но Минерва подозревала, что бог войны стянул их в одной из римских оружейных лавок. Бог злословия Мом, нынче гарант свободы печати, прихватил с собой последний выпуск «Девочек Субуры», и теперь читал его тайком, и давился от смеха. Вальяжное изнеженное общество. Как будто они собрались позлословить и перекинуться парочкой язвительных шуточек. Кто бы мог подумать, что они хотят поговорить о собственном будущем и будущем подопечных. Но будет ли у них это будущее?

Юпитер воссел на свой хризолитовый трон. По белой тоге густыми завитками раскинулась борода.

«А ведь он совсем седой! – подумала, глядя на отца, Минерва. – И так растолстел!»

Глава богов обвел взором пестрое собрание.

– Мы должны решить, что нам делать с людьми и с их гениями, – заявил Юпитер.

– Ничего, – поспешило вмешаться в разговор Минерва. – Это было бы самое разумное. Пусть люди занимаются собой. А боги за ними приглядывают, как взрослые приглядываю за детьми – то есть не позволяют играть с огнем и пресекают прочие шалости. Но и только. По-моему, хватит их воспитывать. Если они ничему не научились за тысячу лет, то ничему и не научатся.

Юпитер нахмурил брови:

– О чем ты болтаешь, богиня мудрости? Шалости? Их игрушки могут уничтожить наш мир. А заговор гениев – это не шалость. Они задумали такую гадость, о которой даже противно говорить.

– Так не говори! – вновь подала голос Минерва.

– Я лишаю гениев их власти. Пусть эти твари отправляются на землю и занимаются чем угодно. Но отныне я не буду их слушать.

– Уж не будешь ли ты сам подслушивать пожелания людей? – поинтересовалась Юнона.

– За одного я все же осмелюсь просить, – вмешалась Минерва. – За того, чье имя римляне никогда не произносят. Он сам почти как бог. И он был в стороне.

– Ладно, этого оставим с нами.

– Я бы тоже попросил… – начал, было, Марс.

– Нет, так вы для всех добьетесь помилования. Вопрос закрыт!

– Давайте, устроим потоп, уничтожим всех людей, кроме парочки-другой, и создадим людской род заново, – предложил Посейдон.

– А зачем тебе парочка-другая? – поинтересовался Мом.

– Чтобы самим не окочуриться. Если в нас никто не верит, то нас и нет.

– Это спорное утверждение, которое нуждается в проверке.

– Я бы не стала его проверять, – тактично посоветовала Минерва.

– Люди сами уничтожат себя. Если шуточка Триона удалась бы… – хихикнул Марс.

– То первыми пострадали бы боги, – прервал его Юпитер.

– Мы бы исчезли? – чистосердечно изумился бог войны.

– Этого никто не знает. Одно могу сказать точно: Z-лучи для нас чрезвычайно опасны.

– Так мы наказываем людей или нет? – подал голос Вулкан. – Если да – я могу выковать сотню-другую невидимых цепей. А если нет – то я возвращаюсь в свою кузню.

– Я предлагаю подумать всем над этим вопросом, – предложил Юпитер.

Минерва первой поднялась со своего места и будто ненароком оказалась возле бога злословия Мома.

– Он выдержал испытание, – шепнула Минерва.

Мом изумленно присвистнул.

– Он отдал яблоко? И кому же?

– Элию.

– И это значит…

– То, что я говорила, Мом.

Эпилог I

«Гибель Гая Габиния при загадочных обстоятельствах породила множество слухов».

«Весь вечер и всю ночь можно было наблюдать удивительный звездопад. Тысячи и тысячи ослепительных звезд падали с небосклона. Ученые Пизанской обсерватории заявили, что не наблюдали падение метеоритов или каких-либо других небесных тел, и природа вчерашнего явления им не известна. Некоторые свидетели утверждали, что видели падение звезд даже днем. Как бы то ни было, но мы были свидетелями необычного и прекрасного зрелища, которым следовало насладиться».

«Акта диурна», 14-й день до Календ августа [140].

«Вчера сенатор Гай Элий Мессий Деций неожиданно приехал в курию и обратился к отцам-сенаторам с просьбой выслушать его доклад касательно лаборатории Триона. Его просьбу удовлетворили. Сенатор Элий потребовал, чтобы все репортеры, находившиеся в зале, не покидали своих мест. После этого он рассказал о смерти Гая Габиния, молодого ученого из лаборатории Триона, и потребовал немедленной санкции сената на прекращение работ в лаборатории и создание специальной комиссии по этому делу. Его предложение было одобрено.

Полный текст выступления сенатора Элия читайте на второй странице».

«Нет сомнений, что в лаборатории академика Триона был нарушен один из самых строгих запретов богов. В Вероне тайно шла разработка урановой бомбы, убойной силы которой человечество пока не в силах представить. Все сотрудники лаборатории Триона взяты под стражу. Им грозит обвинение в умалении Величия римского народа».

«Акта диурна», 13-й день до Календ августа [141].

«Находясь в Эсквилинской больнице, сенатор Гай Элий Мессий Деций рассказал все, что ему известно о подпольной арене Макрина. Относительно своей конкубины Марции Пизон и ее обвинений в адрес Цезаря он говорить отказался».

«Акта диурна», 12 день до Календ августа [142].

«По сообщению префектуры вигилов Тиберий Котта, слуга Элия, обвиняемый в соучастии в нападении на Марцию Пизон, исчез и до сих пор не найден».

«Акта диурна», 11-й день до Календ августа [143].

«О судьбе Корнелия Икела, обвиненного в убийстве Цезаря и в покушении на сенатора Элия пока ничего не известно».

«Акта диурна», 10-й день до Календ августа [144].

«Почему раньше никто не думал о судьбе гениев? Она довольна занятна. Они не люди, но управляют поступками людей. Без людей они – никто, и их власть призрак. Но они и не боги. Они не правят, не приказывают, они лишь передают волю богов, порой примешивая к их острому блюду свои сомнительные соусы. Можно ли рассчитывать на честность и преданность существ, находящихся в таком двусмысленном положении? Они напоминают всесильных бюрократов, которым запрещают брать взятки. Бюрократов, которых не сменяют, и которые сами должны следить за собственными поступками. Постепенно они нарушают все законы, которые только могут нарушить. Видя длительное почти бессмертное существование гениев мест и покровителей ремесел, гении людей больше не пьют из Леты вместе с людскими душами, что равносильно смерти, а берут под покровительство позабывшую прежнюю жизнь душу, сами же ни о чем не забывают. Гении-духи живут так долго, что начинают материализовываться. Они обретают возможность обзавестись плотью хотя бы на время. И все больше и больше начинают походить на богов. А боги все больше и больше власти оставляют в их руках. Бунт гениев был закономерен и неизбежен».

«Акта диурна, 9-й день до Календ июля [145].
вернуться

140

19 июля.

вернуться

141

20 июля.

вернуться

142

21 июля.

вернуться

143

22 июля.

вернуться

144

23 июля.

вернуться

145

24 июля.

87
{"b":"1254","o":1}