ЛитМир - Электронная Библиотека

Да нет, глупость. Шантаж не в его стиле. Но тогда странно, почему он продает информацию о фирме человеку, которому эта фирма и так принадлежит? Может, данную информацию собрали конкуренты этого Гейера? И он, не желая, чтобы его враги обладали столь ценными данными, обратился к Олегу. Вот это похоже на истину. Олег всегда готов помочь несправедливо обиженному. Особенно если за это платят деньги.

Или Олег оказал Гейеру совсем другую услугу. А потом ему что-то не понравилось и он начал собирать компромат на самого Гейера. Или эта информация вовсе и не порочащая, а наоборот – очень даже нужная. И тогда Гейер платил именно за нее и абсолютно добровольно. В этом случае все довольны и никому не нужно убивать Олега. Но тогда правилен один из предыдущих вариантов.

Или этот Гейер вообще не имеет отношения к попытке убийства. Абсолютно не представляю, как это можно проверить. Если бы я хотя бы разбирался в коммерческих делах, то мог бы сказать, какого рода эта информация.

Нет, почему-то мне кажется, что здесь ничего не найти. Надо искать глубже. Надо смотреть на какие-то совсем незаметные детали, сравнивать, сопоставлять, сомневаться. Только тогда просыпается интуиция, которая нашептывает, где искать нужную информацию.

Попробую посмотреть, какие сайты он посещал в последнее время. Ага, вот полный список его прогулок по Сети. Это не то – обычное развлекалово. Анекдоты, приколы и прочий юмор. А вот это явно связано с его работой. Уже интереснее, если он и нарыл что-то серьезное, что-то, из-за чего его стоило бы убивать, то это надо искать здесь. Но уж слишком большой объем данных, слишком все здесь запутанно. Слишком долго разбираться. Сохраню это отдельно, но сейчас меня интересует другое.

Что-то подсказывает мне, что если Олег и нашел нечто настолько важное, то он обязательно должен был это обсудить и он поговорил бы со мной. Что-то здесь не сходится. Хотя...

Ну конечно! Когда я звонил ему, он как раз хотел поговорить. И вел себя странно. А потом назначил мне встречу, на которую не пришел из-за покушения. Вот это уже похоже на правду.

Он хотел поговорить со мной. Вполне в его духе. Олег-человек сомневающийся. Если он нарыл что-либо архиважное, то сначала он убедился бы, что информация действительно сенсационная. Потом он поговорил бы с близкими людьми, пытаясь решить, что делать с этой информацией.

На роль близкого человека я вполне подхожу: мы с детства лучшие друзья. Значит, если он звонил мне, то уже убедился в важности информации. Значит, он разговаривал с кем-то до меня. Конечно, не напрямую, намеками и ничего не значащими фразами наподобие «а что было бы, если бы вдруг обнаружилась такая информация».

Значит, моя интуитивная догадка правильна – надо покопаться в его разговорах за последнее время. А общался он предостаточно. Скорее всего, из этого огромного списка только одна строчка даст ответ: вряд ли, раздобыв столь важную информацию, он трепался направо и налево. Олег – человек скрытный.

Но тогда, может быть, он вообще ни с кем не говорил? Может, он сразу решил поговорить со мной? Тем более что это не он позвонил мне, а я ему. Может, он и хотел поговорить с кем-то еще, но раз уж я сам подвернулся...

Нет, вряд ли. Когда я провидеофонил Олегу, у него было такое лицо, как будто он только что думал обо мне. Тем более, он сам сказал, что как раз собирался мне позвонить. А Олег не из тех людей, которые каждый раз, увидев тебя, восклицают, что как раз собирались тебе звонить. Уж если Олег сказал, что собирался, значит, собирался.

Вопрос в другом: он собирался позвонить, потому что уже поговорил с кем-то, или он хотел мне первому сообщить о сенсационной находке? Нет, это как раз не вопрос. Для Олега я – лучший друг, который всегда что-то посоветует или чем-то поможет. Но я для него не авторитет, который может подтвердить важность информации. Если бы Олег позвонил мне и сказал: «У меня есть информация, которая перевернет мир»,– я бы поверил ему. Но если бы он спросил: «Как ты думаешь, насколько эта информация важна?» – я не знал бы, что ответить.

Значит, он уже был уверен. Значит, действительно говорил с кем-то. Но с кем? Когда? В каком чате? Или это был не чат? Может, он просто позвонил авторитетному специалисту и спросил?

Нет, это мог быть только чат. Ни один другой способ общения не позволит настолько хорошо скрыть свой особый интерес к предмету обсуждения. Простой звонок совсем не предназначен для конспирации. Нельзя просто позвонить человеку и как бы невзначай завести разговор о столь важной информации. Даже если это гипотетическое обсуждение по принципу «а что было бы, если...». Такие разговоры хорошо проходят в компании друзей под бутылочку чего-то покрепче лимонада. Но не по видеофону. Умный человек сразу поймет, что тут что-то нечисто. А глупому человеку Олег тем более не стал бы звонить.

По той же причине отметаются разные сетевые «говорилки». Здесь все обстоит так же, как и с видеофонным разговором,– вызов адресуется конкретному человеку. И обычно подразумевает наличие конкретной темы для разговора. То есть и здесь легко догадаться, что разговор велся не просто так.

А вот в чатах все наоборот. В Сети полно ресурсов, на которых обсуждаются самые разные неконкретные вопросы. Начиная от проблемы засилья сексуальных меньшинств в правительстве Америки и заканчивая проблемой глобального похолодания. После того как такой ресурс найден, очень легко поговорить с умными людьми, прекрасно разбирающимися в самых неожиданных областях. Практически в каждом крупном чате сидит человек, способный оценить важность найденной Олегом информации. А дальше дело техники – надо просто найти такого человека и обсудить с ним данный вопрос так, чтобы он не понял, что это не просто праздный треп, что ему были заданы конкретные вопросы, на которые он дал конкретные ответы.

Это только кажется невозможным. На самом деле все легко. Нужного человека найти быстро. А если регулярно бываешь в подобных чатах – а Олег там бывает,– то уже знаешь таких людей. Затем входишь под «левым» ником, задаешь тему разговора. Лучше всего что-нибудь очень актуальное или даже шокирующее. Что-то, что сразу увлечет всех присутствующих. Пусть даже это будет иметь слабое отношение к тому вопросу, который хотите обсудить. Так даже лучше. Затем входите под еще одним ником, начинаете поворачивать разговор в нужную сторону. Немного обсуждаете. Пусть второй ник немного поспорит с первым. Затем запускаете еще одного ника – он уже начинает задавать конкретно те вопросы, которые вас интересуют. При этом обращаетесь к нужному человеку, спрашиваете его мнение. Несколько раз подчеркиваете, что считаете его специалистом в данном вопросе,– те, кто проводит много времени и чатах, обычно любят лесть и легко на нее покупаются.

Самое главное – не перегибать палку. Не выйти за пределы гипотетических рассуждений «а что, если бы...». Нельзя показать, что обсуждаемое вас лично интересует. Все должно выглядеть как обычный треп на общие темы, которым переполнена Сеть.

Конечно, долго. Конечно, муторно. Но Олег очень сомневающийся человек. И если ему абсолютно наплевать на то, что думают окружающие, то к мнению близких он все же прислушивается. Ему все равно, будут ли над ним смеяться малознакомые люди. Но он боится показаться смешным в глазах друзей, хотя и скрывает это.

Он бы никогда не примчался ко мне с сенсационной информацией, если бы не был уверен в ее сенсационности. Наверное, умом он понимает: я никогда не стану смеяться над ним. Ни в открытую, ни даже глубоко в душе. Но не всегда наши мотивы согласуются с тем, что говорит разум. Итак, видимо, Олег все-таки заходил в какой-то чат и обсуждал там именно ту тему, которую я сейчас ищу. Уже проще. Из списка всех посещенных Олегом в последнее время ресурсов лишь немногие имеют чаты.

И все из них я знаю. Популярные ресурсы, сам сколько раз бывал. Ну эти четыре штуки не годятся: самые серьезные вопросы, обсуждаемые там,– в чем разница между темным пивом и светлым или между блондинками и брюнетками. Сюда я хожу, только если очень хочется отдохнуть от мыслей. Вряд ли Олег обсуждал здесь хоть сколько-нибудь серьезные вопросы.

10
{"b":"1261","o":1}