ЛитМир - Электронная Библиотека

Надо что-то делать. Вот только что? Ответ очевиден – бежать. Только бежать грамотно. Понятия не имею, в чем заключается грамотность побега. Но если я сбегу неграмотно, то меня найдут быстрее, чем я успею затеряться.

Наверное, первым делом надо позаботиться, чтобы никто не понял, куда я решил бежать. Ну с этим проблем чет, я и сам этого еще не знаю. Отправлюсь куда глаза глядят, лишь бы подальше отсюда.

А еще нельзя допустить, чтобы преследователи вышли на Галку с Олегом. Во-первых, они слишком много знают, и в живых их не оставят. А во-вторых, они – прекрасное средство давления на меня. Даже если я скроюсь, то меня могут заставить сдаться.

Какая жалость, что в компьютере сохраняются последние пятьдесят звонков! Хотя интеграция всей бытовой электроники в единую систему и облегчает жизнь, иногда это здорово мешает. Теперь придется выбирать: расколошматить мой системник здесь или таскать с собой. А ведь еще есть системник Олега! С ним тоже надо что-то делать. Пусть я и не нашел там ничего интересного, но у меня-то не было аппаратуры для глубинного сканирования брэйн-геля. Лучше все-таки забрать с собой. Потому что нужно четверть часа, чтобы раскурочить все части компьютера, которые могут что-либо помнить. А счет идет уже на минуты. Выбегаю из подъезда с большой сумкой, где покоятся оба системника и кое-какая полезная мелочь. Куда бежать – направо или налево? В переулке справа мелькнул дорогой черный хаверкар. Уж не знаю, по мою ли душу или просто мимо проезжал. Выяснять это совсем не хочется. Но в боевиках именно на таких машинах разъезжают бандиты или агенты силовых структур. Тем более, если за мной кинулись сразу от Егора Федоровича, то подъезжать должны именно справа.

Таким образам, самое логичное в моем случае – бежать налево. Я так и поступил. Побежал не по асфальтовой дорожке, а ломанул через кусты под окнами.

Пробежав вдоль дома до угла, я оглянулся. Черный хаверкар остановился у моего подъезда. Если это действительно за мной (в чем я уже не сомневаюсь), то моя хитрость с кустами удалась, я остался незамеченным.

Последнее, что я увидел, прежде чем скрылся за углом,– гора картофельных очистков, которая валится прямо на блестящий хаверкар. Затем воздух, плотный от зноя, огласился неистовыми воплями Михайловны:

– Буржуи! Олигархи вшивые! Напокупали машин! А честные люди на дешевых иномарках ездить должны!

Я даже пожалел своих преследователей: уж если мой «жигуль» подвергался яростным нападкам, то дорогущий «москвич»-хаверкар должен довести Михайловну до белого каления. Одними картофельными очистками тут не обойдется, на подходе тяжелая артиллерия.

Однако повеселился, и хватит. Теперь о грустном. Куда мне бежать дальше? И самое главное, что делать с информацией на «термитнике»?

Начнем со второго вопроса. Я должен выбрать одну из двух альтернативных ветвей реальности. После чего необходимо добиться, чтобы именно эта ветвь реализовалась. А вот тут уже начинаются трудности.

Я абсолютно не представляю, что именно должен сделать с информацией на диске, чтобы реализовалась одна из ветвей. А значит, я должен поискать в будущем все, что связано с этой информацией. Искать надо в том периоде времени, который наступит сразу после Развилки. Или нет? Первые десять лет после того, как ветви разделяются, они практически не отличаются друг от друга.

Значит, я должен куда-то надежно спрятать информацию так, чтобы она увидела свет только через десять лет. И от того, куда я ее спрячу, зависит, какие последствия она вызовет.

В назначенный срок в обеих ветвях начнутся Теневые Зоны – периоды будущего, про которые мы мало что знаем. Слишком уж мало данных сохранилось за то время. И все они невнятные и сумбурные. Похоже, люди тогда и сами не очень хорошо понимали, что происходит. Точнее, не будут понимать.

Теперь-то мне это кажется вполне объяснимым: содержимое «термитника» наверняка должно произвести эффект разорвавшейся бомбы. Причем бомбы кварковой.

Значит, придется искать в Теневых Зонах. Это плохо. Найти там что-либо конкретное невероятно сложно. Впрочем, я хорошо знаю, что ищу. Это раз. Я профессионал в предсказании будущего. Это два. И мне очень нужно понять, что мне делать. Это три. А значит, я справлюсь.

Впрочем, есть одна проблема. Вроде бы и небольшая, но неприятная – мне неоткуда выйти в Сеть. Домой не сунешься, к друзьям тоже. Если попробовать через чип, меня тут же вычислят. Какое-нибудь интернет-кафе? Вроде бы никаких логических возражений против этого варианта найти не могу. Но чем-то он мне не нравится. Интуиция у меня развита превосходно. Вот только раньше я всегда использовал ее для того, чтобы найти нечто. А не для того, чтобы чего-то избежать. Может быть, выполняя неприличные функции, интуиция дала сбой? Но рисковать не буду.

Сначала надо съездить на «Савок» – Савеловский рынок, где можно купить абсолютно любую кваркотронику, В том числе и не совсем легальную. Впрочем, ничего незаконного мне сейчас не нужно – я просто хочу выйти в Сеть, не привлекая внимания преследователей.

Без возможности пользоваться идентификационной картой простые и привычные действия превращаются в большие трудности. Чтобы попасть в метро, пришлось за наличные деньги купить проездной билет. Выяснилось, что хоть он и похож на идентификационную карту, его нужно не прикладывать к турникету, а пропихивать в специальную щель.

Турникет зачем-то отпечатал на обороте билета таинственное четырехзначное число.

Пока ехал, размышлял, как обезопасить Галку и Олега. Ничего путного не придумал. Главным образом потому, что в голове назойливо вертелась абсолютно ненужная мысль: а что же значит таинственное число?

«Савок» встретил меня суетливой толкотней, шумным гомоном и покосившейся вывеской «Савеловский гадиорынок». Когда я был здесь впервые, то не сразу сообразил, что «гадио» – это «радио» с полустертой первой буквой.

Впрочем, получившееся название гораздо лучше отражает сущность этого места, чем первоначальное. Может быть, полвека назад здесь действительно продавались исключительно радиодетали. Но теперь радиолюбителей не осталось, да и само радио практически вымерло, вытесненное более совершенными средствами связи. А вот гадов всех мастей и разновидностей здесь действительно хватает – как среди продавцов, так и в толпах покупателей. Впрочем, это общее свойство всех рынков. Так что новое название получилось очень правильное. Может быть, стершаяся дуга у буквы «р» – не результат деятельности воды и ветра, а дело рук человеческих?

На витринах ближайших к выходу павильонов покоятся разнообразные носители с самыми разными фильмами. Рядом с милыми и добрыми отечественными мультиками лежит откровенная порнография. Лежит вполне открыто, несмотря на закон, запрещающий распространение подобной мерзости. На выходе из подземного перехода, перед входом на рынок живописная парочка: с одной стороны перехода лоток, сияющий обнаженными телесами на коробочках с дисками, а напротив – скучающий милиционер.

А вот дальше продается то, ради чего я и приехал сюда. Самая разнообразная кваркотроника. Есть здесь и стандартные периферийные устройства для компьютеров, и обычные мобильники. Но основной ассортимент представлен тем, чего не купишь в обычных магазинах.

Хотя я хорошо знаком с высокими технологиями, большинство из лежащих здесь агрегатов мне абсолютно неизвестны. О назначении некоторых из них я могу только догадываться.

На витрине одного из павильончиков я замечаю то, что нужно мне. Захожу внутрь. Продавец – толстенький, усатый мужичок – замечает мою заинтересованность и мгновенно оживляется.

– Что-то конкретное ищете?

– Ищу.

Я продолжаю внимательно изучать товар. Мужичонка несколько секунд помолчал, ожидая, пока я скажу, что именно мне нужно. Не дождался.

– Подсказать что-нибудь?

– Спасибо, я сам разберусь.

Терпеть не могу, когда продавец столь назойливо предлагает свои услуги. К счастью, мужичонка заткнулся. Однако пристального взгляда с меня не сводит. Наверное, боится, что я могу умыкнуть что-либо.

17
{"b":"1261","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь колдуна
Сандэр. Ночной Охотник
Ремейк кошмара
Не прощаюсь
Основано на реальных событиях
Как купить или продать бизнес
Тварь размером с колесо обозрения
Сказания Меекханского пограничья. Память всех слов
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга