ЛитМир - Электронная Библиотека

Едва глаза привыкают к яркому свету, как я замечаю, что деревня не спит. И, видимо, уже давно. Значит, не одному мне вчерашняя гулянка не принесла неприятных последствий. Не спят даже старики, которые вчера веселились наравне с молодыми. Крепкий тут народ.

Сразу же замечаю деда Ивана. Подхожу к нему.

– Доброе утро!

– А, проснулся, «турист». Доброе, доброе.

– Дед Иван, а где здесь можно шприц раздобыть? Старик пристально взглянул на меня. Наверняка заподозрил в пристрастии к наркотикам.

– Вы не подумайте чего плохого,– успокаиваю его я.– Мне лекарство принять нужно.

Ну вообще-то «Митохондр» не совсем лекарство. Но старику подробностей знать не обязательно.

– Что ж, ты, «турист», так плохо в турпоходы собираешься? Ежели без лекарств не могешь, так надо с собой все нужное носить. Ладно, пойдем в медпункт.

Медпунктом оказалась комната рядом с комнатой старика. Светлое помещение, по углам стоит вполне качественная медицинская техника. Здесь же и атрибутика деревенского знахаря: на стенах самые разные травы, по углам связки жуткого вида луковиц. На стеллажах стоят склянки с корешками, сушеными ягодами и порошками неизвестного происхождения. Хорошо еще, что жабьих глаз нет. Или чучела крокодила под потолком.

Старик подошел к невысокой тумбочке, на которой покоится хромированный контейнер. По соседству с контейнером уютно устроилось нечто среднее между шаманским посохом и стандартным медицинским сканером.

Впрочем, дед Иван направился не к шаманскому сканеру, а к серебристому контейнеру. В течение нескольких секунд старик совершал со сверкающим цилиндром таинственные манипуляции, которые наводили воспоминания опять-таки о шаманах.

Когда дед Иван закончил камлание над контейнером, тот распахнулся, предъявив свое содержимое – четыре шприц-пистолета. Изнутри это вместилище залито пронзительным голубым светом. Все правильно, содержимое постоянно стерилизуется разного рода излучениями, среди которых и ультрафиолет.

– Вот тебе шприц,– кивает дед Иван.– Сам умеешь пользоваться или Глашку позвать?

– Да я уж как-нибудь сам.

Достаю один из агрегатов. Он удобно ложится в руку – прямо как бластер. Кстати насчет бластера, надо будет узнать, где можно раздобыть оружие. Но это потом.

Достаю из кармана ампулу. Вставляю ее в шприц-пистолет. При этом я поворачиваюсь спиной к старику. Как бы для того, чтобы не заслонять себе свет. Но на самом то деле, чтобы дед Иван не увидел надпись на ампуле. Почему-то мне не хочется, чтобы он знал, что именно я ввожу.

Закончив процедуру, я убираю опустошенную ампулу в карман – потом выброшу. Шприц-пистолет ставлю на место. Автоматизированный контейнер тут же начал его промывать.

Старик закрыл хромированный цилиндр.

– Ну ежели все еще в город собираешься, так иди помоги Николе товары погрузить. Чем раньше управитесь, тем раньше и поедешь.

Я киваю – вполне справедливо, если я оплачу ночлег, кормежку и дорогу небольшой помощью в погрузке. Но тут я вспоминаю, о чем хотел спросить старика.

– Дед Иван, а где можно достать оружие?

– Оружие? В городе. А тебе нужно что-то конкретное или оружие вообще?

– Мне что-нибудь для самозащиты.

– Для самозащиты? Ну тогда подожди меня здесь.

Эти слова старик говорит, когда мы уже стоим в коридоре. Прежде чем я что-либо успел ответить, старик исчез за дверью своей комнаты.

Впрочем, ждать пришлось недолго. Уже через минуту он вернулся.

– На, возьми это. В подарок. Он протянул мне бластер.

Уже не новый, но такой будет получше нового. Похоже, что старик просто фанатик апгрейда. Теперь даже и не определить, какой модели оружие было изначально, настолько сильно оно изменено. Корпус покрыт причудливым узором – изящным, но в то же время очень простым и строгим, состоящим из участков матово-черного и жемчужно-серого цветов.

– Сам переделывал,– прокомментировал старик,– Лазерный целеуказатель, увеличенная емкость аккумулятора. Промежуточный индуктор из фрактального лития – запросто может стрелять без перерыва, пока аккумулятор не сядет, Да и максимальная Мощность раза в два выше. Охлаждение по принципу одностороннего фазового экранирования. Редукторы из бетта-парадоксального моноволокна, скорострельность в три с половиной раза выше, чем у стандартного бластера.

Я оценил поступок старика: оружие с богатой историей да еще и переделанное своими руками,– это часть личности. Отдать его – все равно что оторвать собственную руку.

– Спасибо, дед Иван, но я не могу его взять. Он для вас слишком дорог.

– Я потому и отдаю, что дорог. Я с ним всю молодость не расставался. Сколько дорог мы вместе прошли, из скольких переделок выбирались – не счесть. А последние лет тридцать он почти без дела лежал. С таким оружием на медведя не пойдешь. Из него можно только защищать свою жизнь или что-то более важное. Да и то, если знаешь, что твой враг – достойный противник. Пусть хоть на старости лет постреляет. Я уверен, что у тебя он без дела лежать не будет.

– Спасибо, дед Иван,– искренне поблагодарил я старика, но вот на бластер начал смотреть с сомнением. Раз из него сорок лет не стреляли, то теперь это может быть просто опасно. Или бласт в стволе разорвется, или промежуточный индуктор сдетонирует.

– Да ты не волнуйся! – Старик понял мои сомнения.– Он хоть в деле-то не был, но ухаживал я за ним хорошо. Оружие – оно уход любит. Так что я почитай каждый день из него по мишеням стрелял. Вспоминал старые деньки. Ну ладно, беги к Николе. А то он один все погрузит.

Никола оказался дюжим широкоплечим мужиком. Пожалуй, если бы я не видел его вчера в поединках, то сказал бы – грузный.

Впрочем, и сейчас он показывает чудеса ловкости. Хватая сразу по несколько большущих контейнеров, он методично закидывал их в кузов грузовика. А я почему-то решил, что здесь в ходу только гужевой транспорт. Интересно, как тут добывают такую прорву энергии?

Ну ладно, на бытовые нужды им должно хватать – крыши покрыты солнечными батареями, да и сам биопластик стен можно использовать для аккумуляции световрй энергии. Но вот откуда берется энергия для питания машин?

Вряд ли в деревне есть портативная электростанция на химическом топливе. Ветряков тоже не видно, да и не дадут они нужного количества энергии.

Может быть, я и нашел бы разгадку, но пришлось прервать цепь размышлений. Никола уже до моего прихода погрузил большую часть груза. Оставшиеся контейнеры вдвоем мы покидали быстро.

К нам подошел дед Иван и сказал:

– Ну прощай, «турист». Вряд ли еще свидимся.

– Почему вы так думаете? Может, я еще приеду к вам в гости.

– Интуиция. Я кивнул – интуиции надо доверять. Меня она не раз выручала.

– Прощайте, дед Иван.

– Ты мне пиши.– Старик протянул клочок бумажки с накарябанным сетевым адресом.

– Вы же говорили, что Сетью не пользуетесь? – удивился я.

– Для развлечения не пользуемся. А почта, она нужна, без нее никак.

– Хорошо, буду писать. Дед Иван протянул мне руку. Я пожал ее. Рука оказалась крепкой, мозолистой.

Я залез в кабину грузовика, где уже сидел Никола.

– Можно ехать? – спросил он.

– Нужно,– ответил я.

Очень неприятная черта большинства опытных водителей – повышенная болтливость за рулем. Машину-то можно вести «на автомате», на одних рефлексах. Поэтому без разговора им становится скучно.

Однако Никола оказался человеком молчаливым. Хотя замкнутым и не был: когда я спросил, что именно он везет, охотно ответил:

– Да разные товары. Мед, фрукты. Их хорошо покупает – на одной-то синтетике долго не проживешь. Хочется натурального. Есть пряные травы и коренья, чеснок. С ними и синтетическая еда вполне съедобная. Разные лекарственные растения. Мази, капли, микстуры. Городские-то хоть и синтезируют всякие лекарства, а все не то. В травах-то сила природы. Это тебе не химия. Да еще немного шкур везем, на них покупателей не много – это роскошь, а не предмет необходимости, но платят хорошо.

26
{"b":"1261","o":1}