ЛитМир - Электронная Библиотека

Я выполнил его невысказанную просьбу. Мне и самому недосуг здесь лясы точить, дел полно. Правда, заботами деда Ивана призрак голодной смерти отступил на несколько шагов. И оружием меня он обеспечил. Но хорошо бы где-то схорониться, обдумать мое положение. И наконец принять решение. Ведь я здесь именно для того, чтобы назойливые спецслужбы не мешали мне выбрать одну из двух ветвей. Облака разошлись, солнце ударило в глаза. Щурясь, я вспомнил, что в сумке у меня есть темные очки. Очень кстати. Жаль, что раньше не вспомнил.

Раз мне здесь угрожает некоторая, пусть и небольшая опасность быть узнанным, то данный аксессуар необходим. Кроме того, мои солнцезащитные очки – не просто оправа и два светофильтра, а высокотехнологичный прибор, который может здорово помочь.

Достаю очки из сумки, надеваю их. Мир вокруг темнеет, но становится четче, контрастнее. Причем интеллектуальная начинка пока ни при чем, все дело в специфической структуре пластика светофильтров.

А вот теперь начинается настоящий хай-тек. Легонько потянуть, и из дужки выдвигается тонкий провод. Гнездо на «ошейнике» принимает кабель в себя. Перед глазами тут же появляются буквы: «Обнаружено неопознанное устройство, подключенное через шейный порт. Произвести установку?»

Даю согласие, чип несколько мгновений сканирует неизвестный агрегат. Затем выдает еще один запрос: «Среди стандартных драйверов не обнаружены драйвера для подключаемого устройства. Произвести поиск в Сети?»

Опять отвечаю положительно. Одновременно достаю из сумки пирожок – желудок уже давно митингует против задержек питания.

Наконец чип выдает сообщение об успешно выполненном подключении. Хорошо, проверю, нормально ли работают очки.

Батареи заряжены полностью, высокотехнологическая начинка тоже в порядке. Все нормально. Теперь у меня с собой портативная видеокамера, прибор ночного видения, тепловой сенсор и еще куча полезной аппаратуры. И все это помещается в небольшом корпусе, неотличимом от обычных очков.

Этот полезный предмет заставил почувствовать себя гораздо увереннее. А спускающиеся по пищеводу куски пирожка и вовсе подняли мое настроение на заоблачные высоты.

Теперь можно заняться и поиском жилья. Никола говорил, что неподалеку полно гостиниц. Конечно, там меня легче отыскать, чем в доме, принадлежащем какому-нибудь клану. Однако просто так ни один род меня не приютит.

Так что для начала воспользуюсь гостиницей, а потом попытаюсь найти более безопасное жилище. Хотя вряд ли это понадобится, надолго в этом мире задерживаться я не собираюсь. Максимум несколько дней.

– Эй, мальчик, пойди сюда,– подзываю я пробегавшего рядом парнишку.

Подросток подошел, косясь с опаской.

– Скажи, где здесь лучше всего остановиться на несколько дней? Так, чтобы недорого и качественно.

– Это вам надо к Дормидонту идти. Сначала туда,– парнишка махнул рукой,– потом направо, потом налево. А потом вы прямо в гостиницу и упретесь.

Через несколько минут плутаний по узким улочкам я действительно уперся в трехэтажное здание с вывеской «Ночлег, еда».

Войдя в дверь, я оказался в большом зале, заставленном столиками. У стены напротив входа – стойка бара. Справа и слева зал заканчивался широкими лестницами. Под каждой из двух лестниц – дверь.

Я подошел к стойке бара. Стоящий за ней человек поинтересовался:

– Чего-нибудь желаете?

– Комнату.

– На вас одного или будут еще люди?

– На одного.

– Пошикарнее или попроще?

– Самую простую.

– Это будет стоить пять кредитов в сутки без питания. Плату за первые сутки нужно внести вперед.

Я выложил на стойку купюру в пятьдесят кредитов, мельче у меня нет.

– Пока на один день, а там посмотрим.

Передо мной тут же легла сдача, из-под стойки появился ключ и устроился рядом.

– Комната на втором этаже. Вам ближе по той лестнице,– парень указал взглядом вправо.– Закажете еду сейчас?

– Нет, я еще сухой паек не весь уничтожил.

– Может быть, девочку хотите?

– Нет, не хочу.

Я направился наверх, ступени под ногами проскрипели затейливую мелодию. На брелоке ключа я разглядел число 14. Дверь с таким номером оказалась второй от лестницы.

Комната была совсем маленькой, но светлой и чистой. Я плюхнулся на кровать и задумался. Что делать теперь?

Надо проверить свою догадку. Действительно ли в левой ветви я добровольно отдам диск спецслужбам? И что со мной потом будет?

Я отключил проводок очков от «ошейника», сами очки с легким стуком улеглись на прикроватной тумбочке. Поудобней устроился на жесткой кровати, закрыл глаза.

Привычные действия – вызываю меню, выбираю нужную строчку. И погружаюсь в Инсайд.

Угольно-черная бездна, расчерченная четкими линиями смысловых связей, заполненная блоками баз данных и массивами информации. Все сливается в пестрый узор. Пронзительно-белые, сапфирно-синие или ярко-зеленые линии. Четкие контуры блоков, радужные переливы массивов. Каждый цвет имеет свое значение.

Усилие воли – и картинка изменяется. Одни блоки выпячиваются, обрастают новыми линиями связи, уходящими за пределы поля зрения. Другие съеживаются, пропадают. Линии, исходящие из них, также растворяются.

Оцениваю взглядом новое изображение. Несколько ярких пятен массивов меня заинтересовали. Сосредоточиваюсь на них, поочередно раскрывая каждый на другом визуальном слое.

Один из массивов копирую в буфер обмена. Вызываю программу анализа. Нацеливаю ее на все линии связи в поле зрения. Также вставляю во фрейм программы массив из буфера.

Несколько линий загораются рубиновым огнем. Следую по одной из них – пустышка. Возвращаюсь к исходному блоку. Принимаюсь за следующую линию. Она приводит меня к очередному блоку.

А дальше повторяется то же самое с небольшими вариациями. Звучащая прямо в сознании тяжелая музыка разгоняет мозг. Все быстрее и быстрее следуют мои команды. Приходится усваивать и перерабатывать огромное количество чисел и слов. Тончайшие нюансы цвета подсказывают правильное направление поисков, всю черную работу проделывают программы. Я получаю рафинированные, очищенные от ненужных данных ответы. Но вопросы формулировать мне приходится самому, и это самое трудное.

Все быстрее и быстрее мелькают блоки. Линии связей сливаются в единое мельтешение, как спицы велосипедного колеса. Ритм музыки нарастает.

Наконец количество переходит в качество. Уже не видно отдельных линий, но мне и не надо различать каждую из них – я чувствую все многообразие связей между данными.

Постепенно исчезают и блоки – они слились с линиями, создав внутри моего сознания единое информационное поле.

Мне уже не нужна форма, чтобы познать содержание Сеть стала частью меня, а я – частью Сети. Мне уже не нужно задавать вопросы. И мне не нужны ответы. Зачем слова и цифры, когда я весь – чистое Знание. Бесконечный диалог вопросов и ответов превратился в единую симфонию мысли. Спрашивающий и отвечающий стали едины. Инь и Ян слились.

Так вот ты какое, Просветление! Значит, не врали легенды о слиянии с Сетью, о прямом познании. А раньше я считал это бредом фанатичных инсайдеров-буддистов.

Когда передо мной предстала моя комната, я не сразу сообразил, что нахожусь уже в реальном мире. Ощущение единства с Сетью медленно уходит из меня. Я почти физически почувствовал, как утекает из мозга Знание.

Но все же я добился своего и нашел необходимую информацию о своем будущем. О будущем Олега и Галки. Нашел слишком много, такого хорошего улова у меня никогда не было.

Но за все надо платить. Легкая головная боль, полная эмоциональная опустошенность. И очень хочется есть. Мало того, что с момента пробуждения я съел только пирожок, так еще мой мозг долго работал на пределе.

Интересно, сколько именно я пробыл в этом состоянии? Посмотрев записи чипа, я пришел в ступор. Всего четыре минуты! А я думал, что не меньше часа.

Обдумывать полученные данные я сейчас не могу– мозг как будто обложили ватой. Мысли тягучие, как мед. И абсолютно не хочется думать о чем-то более сложном, чем еда и здоровый сон.

29
{"b":"1261","o":1}