ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако кофе, как и любой напиток, не способствует бесстрастному мышлению. Может быть, он усиливает внешнюю концентрацию, то есть концентрацию на предметах и ситуациях. Но концентрацию внутреннюю, самоконтроль наркотики убивают.

Поэтому я употребляю кофе очень редко и тем более никогда не использую его для оживления мыслей, если предстоит что-то важное.

Закажу уже привычный чай с медом и мятой. Успокою нервы и к началу турнира буду как огурчик.

Заказ мне подала Даша. Все такая же погруженная в свое горе. Сегодня решится – будет ли она счастлива или ей предстоит тяжкое испытание, с которым она уже почти смирилась.

На этот раз аппетит у меня отменный, равно как и общее самочувствие. Видимо, организм понял, как важно для меня сегодня быть в форме.

В этот момент я еще не знал, насколько важно. Поэтому, насвистывая под нос веселый мотивчик, принялся ловко закидывать в рот куски омлета. После этого опустошил стакан чая и поднялся наверх.

Еще нет семи часов утра. До турнира осталось больше пяти часов. Заняться абсолютно нечем. Просто сидеть и ждать – самое худшее, что можно придумать. За пять часов от моего великолепного душевного состояния не останется и следа. Я стану нервным, дерганым, невнимательным. И как только начнется турнир, меня вынесет первый же встречный гоблин.

Можно заняться делом очень полезным – порыться в Сети. Мне предстоит понять еще слишком многое, чтобы вынести вердикт: какой ветви реальности существовать, а какой – уйти в небытие.

Это не только позволит мне уберечься от «синдрома экзамена», но и приведет в рабочее состояние, позволит сконцентрироваться. Однако потом будет сложно перестроиться на игру. И, возможно, это будет стоить мне жизни. То есть, конечно, не мне, а моему виртуальному альтер-эго.

Но жизнь десятилетнего Игоря вполне реальна и зависит от меня.

Я даже не подозревал, что сегодня после полудня опасность будет угрожать не только виртуальному персонажу, но и мне самому.

Как бы то ни было, вариант провести время до полудня с пользой я отмел. Оставалось только одно – прогуляться по улицам города, посмотреть достопримечательности. С одной стороны, это не тупое ожидание, которое грозит побочными явлениями. С другой стороны, это и не напряжение интеллектуальных усилий, которое также чревато.

А во время прогулки продам свежераскуроченные системники.

Сначала следует собраться. Сейчас на мне понавешано так много кваркотроники, что это доставляет определенный дискомфорт. Например, блок памяти, вынутый из системника, сейчас находится внутри рукава куртки. При каждом движении руки он болтается туда-сюда. В результате кабель, который соединяет блок с браслетом-коммуникатором, уже несколько раз обмотался вокруг моей руки.

При этом в свои нехорошие передвижения он вовлек провод от коммуникатора к «ошейнику», который также проходит внутри рукава. В результате переплетение поводов не только затрудняет передвижения, но и запутывается все больше и больше. В самом скором времени я рискую быть связанным. И мне придется просить помощи у прохожих, став предметом их насмешек. А если прохожих поблизости не окажется, вынужден буду резать провода.

Дабы избежать незавидной участи быть связанным самим собой, надо совершить некоторые действия. Сначала я повозился со своим ремнем-трансформером. Тот после моих манипуляций оброс множеством кармашков, которые до этого скрывались внутри.

В один из этих кармашков я и поместил блок памяти. Чтобы провода не перепутывались, я продел кабель от «ошейника» сквозь рукав водолазки, а кабель к блоку памяти – поверх водолазки, через рукав куртки.

Теперь опасность быть заживо задушенным кровожадной техникой перестала нависать надо мной подобно Дамоклову мечу.

А раз уж я выпустил кармашки ремня наружу, то надо их чем-то заполнить. Свое место на моем ремне обрели следующие предметы: швейцарский нож, зажигалка, немного наличности, расческа, оставшиеся в сумке соединительные кабели. Больше у меня нет чего-либо, что может поместиться в кармашках ремня.

Большинство кармашков оказались все же незаполненными. Но это даже к лучшему – мне нужно купить кучу полезных мелочей.

Лежащие на тумбочке внутренности обоих системников перекочевали в сумку. Я повесил на специальное крепление ремня-трансформера бластер, после чего счел себя готовым выйти в город.

Спустившись вниз, я собирался выйти из гостиницы. Однако меня окликнул бармен.

– Эй! Ты куда это собрался?

Сначала я не понял, чем он так недоволен. Однако потом сообразил: я полностью одет и с сумкой, то есть в том виде, в котором вчера сюда пришел. Бармен просто боится, что я сбегу, не заплатив. Видимо, хотя наркоманом он меня уже не считает, но все равно в его глазах я подозрительная личность.

Я развернулся лицом к бармену, чтобы объяснить, что съезжать пока не собираюсь и он может не волноваться за деньги.

Однако, прежде чем я сказал хоть слово, бармен побледнел и тихим голосом произнес:

– Впрочем, если хотите, можете уходить.

Я сразу понял, что его испуг вызван бластером – до этого бармен не мог видеть моего оружия. Видимо, хоть тут и нет запрета на ношение оружия, но это просто не принято.

А я тоже хорош! Нет запрета – это еще не повод цеплять на себя бластеры. Если уж на то пошло, то здесь вообще нет запретов.

В этом мире нужно самому смотреть, как себя ведут окружающие, анализировать, делать выводы и подстраиваться. Никто не будет думать за тебя, никто не принесет тебе на блюдечке готовые правила и законы. Если ты хочешь нормально существовать в обществе, то сам должен понимать, что можно делать, а чего нельзя. Если же не хочешь, то в противоборстве одного человека и общества всегда побеждает социум. Тем более в мире, где нет формальных прав, где с тобой считаются, пока ты сам считаешься с другими.

Может, в этом причина того, что при абсолютной свободе каждого этот мир не скатывается в анархию?

Я предельно вежливо объяснил бармену, что съезжать пока не собираюсь. Он не поверил. Тогда я заплатил по счету и, кроме того, оплатил проживание на два дня вперед.

После этого бармен уже поверил в то, что я все-таки рассчитываю вернуться в гостиницу. Хотя по его лицу и было заметно, что сомнения не оставили его совсем. Похоже, он подозревает меня в том, что я только что провернул какую-то непонятную и от этого еще более зловещую аферу.

Я решил, что носить бластер на виду все-таки не стоит. Чтобы скрыть его присутствие, я юркнул в дверь под лестницей, где (как я выяснил вчера) скрывается туалет.

Еще несколько манипуляций с моим чудо-поясом, и от него через плечо протянулся ремешок. На этом ремешке я и подвесил бластер. Куртка окончательно скрыла факт наличия при мне оружия.

Когда я покинул туалет, бармен испугался еще сильнее. Выходя из гостиницы, я обернулся и увидел, как он боязливо зашел в туалет.

Видимо, увидев меня без оружия, решил, что я оставил бластер в клозете. И отправился проверить.

Очень хочется увидеть его лицо, когда в сортире бластера он не обнаружит. Вероятно, решит, что я каким-то чудом протолкнул его в унитаз и смыл. Хотя это физически невозможно – бластер просто не пройдет в отверстие.

На какую-то секунду я заколебался: может быть, мне остаться и взглянуть на выражение лица бармена? Однако потом я решил, что делать этого не стоит. Он же видел, как я ухожу. Если, выйдя из туалета, снова меня увидит, то наверняка подумает, что я затеваю нечто непонятное, но наверняка нехорошее.

Мало того что еще больше напугаю несчастного мужика, так еще и привлеку к себе слишком много внимания. Хотя я и так уже достаточно засветился.

Поэтому я вышел на улицу и стал соображать, куда мне идти. Чтобы не таскаться с сумкой, нужно сначала продать распотрошенные системники, а потом уже бесцельно бродить по улицам.

Чип услужливо высветил передо мной карту города. Я ввел запрос. Выяснилось, что в Сети крайне мало информации о том, где какие заведения находятся. Поэтому я получил список всего из семи магазинов, специализирующихся на торговле кваркотроникой. И при этом все семь – филиалы компаний из моего времени.

38
{"b":"1261","o":1}