ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не надо.

Не надо давать такие клятвы, Галка. Тем более что жизнь Олега не зависит от тебя. А от меня зависит. Но все равно, я никогда не буду давать таких клятв.

– Сашка, ты чего помрачнел?

– Устал просто. Сейчас поем, посплю, и все пройдет – соврал я.

– Ну ладно, отдыхай. И удачи тебе. Изображение пропало, через мгновение возникла надпись, извещающая меня о том, что абонент прервал связь.

Ради интереса я попытался залезть на Галкин домашний компьютер. Обнаружил там то, что и ожидал обнаружить,– недавно установленную защиту. Внимательно рассмотрев ее, сделал вывод, что такую действительно так просто не сломаешь.

А Галка, похоже, действительно великолепно разбирается в программировании. Может быть, лучше было бы, чтобы она вместо меня сюда отправилась?

Во всяком случае, у нее бы не возникло проблемы с выбором. Она бы не стала колебаться между жизнью Олега и призрачным общечеловеческим счастьем.

Или стала бы? Она любит его. Но это еще ни о чем не говорит. Любовь – это не страсть, не примитивный инстинкт. Для любящего человека – по-настоящему любящего, а не просто влюбленного – вовсе не является главной целью быть рядом с объектом любви, обладать им.

Галка любит Олега. А значит, она с уважением относится к его убеждениям. И кто знает, что предприняла бы она, если бы узнала, что должна выбирать между жизнью Олега и той судьбой для человечества, которую Олег считает лучшей?

Мои размышления в самый неподходящий момент были прерваны громким бурчанием в животе. Похоже, придется спускаться в зал, чтобы поесть.

Правда, можно заказать еду в номер и не светиться лишний раз на людях. Но, боюсь, это привлечет ко мне еще больше внимания – мало кто из посетителей поступает так. Это дороже, чем спуститься вниз. Да и люди здесь общительные, предпочитают обедать вместе, а не запершись в комнатушке. И раз привлекать внимание мне нельзя, то не буду отрываться от коллектива.

Спускаюсь по лестнице, которая опять сопровождает мои передвижения скрипом. Сажусь за столик, подзываю официантку. Однако заказать ничего не успеваю, меня прерывает яростный крик сзади.

– И это ты называешь супом? – Можно подумать, что это ревет взбесившийся бык. Однако такого отборного мата я еще не слышал ни от одного быка.

Я повернулся – оказалось, что оглушительный голос принадлежит здоровенному мужику. На ассоциации с быком наводят не только его голос, но и фигура, и лицо. Вот только рогов нет. Хотя кто его знает?

Рядом со столиком быкоподобного посетителя стоит молодая девушка, очевидно официантка. Девушка негромко всхлипывает, с ног до головы она залита супом. У ее ног валяется тарелка, в которой только что был суп.

Мужик продолжает громко перечислять недостатки местной кухни, щедро пересыпая речь непечатными словами. Если бы все, что он говорил о местном супе, было бы правдой, то ужинать здесь я бы не стал. Однако мне почему-то кажется, что кормят тут нормально.

Я хотел было подойти и сказать, чтобы он замолчал и возместил девушке и заведению моральный и материальный ущерб. Однако, хорошенько оглядев его, я решил, что этого Делать не стоит – такой слов не поймет.

Встаю из-за стола, направляюсь к нему. Он боковым зрением замечает движение, поворачивает голову, вперивает в меня свои буркалы.

– А тебе чего надо? – громогласно вопрошает хам.

Похоже, бугай не воспринимает меня всерьез. А зря.

Нога вспарывает воздух, врезается в живот, который оказывается на удивление мягким. Складки брюха на мгновение обволакивают кроссовку. Но затем массивное тело вбирает в себя импульс и переходит на бреющий полет в направлении соседнего столика. Мягкое брюхо прощально булькает, его складки отпускают мою ногу, мужик хлопается головой о стол.

Остатки сознания покидают его, он остается лежать, присыпанный обломками стола. Правый глаз подергивается, из уголка рта стекает слюна. Несколько раз мужик, не приходя в сознание, икнул и засунул большой палец в рот. После этого слюна течь перестала – видимо, палец сработал как затычка.

Я вернулся к своему столику и как ни в чем не бывало обратился к официантке:

– Мне, пожалуйста, тарелку борща, картошку с котлетой и чай с медом.

Я уже успел посмотреть, что лежит на тарелках посетителей, так что меню мне не нужно.

– А котлеты кончились,– на автомате ответила официантка, не выходя из ступора. Похоже, что она слишком уж впечатлительная. Вот вторая, хоть ее и облили супом, уже пришла в себя и побежала в туалет отчищать платье.

– Ну тогда вместо котлеты рыбу.

Официантка кивнула, убежала. Через несколько минут вернулась с подносом, Но в себя она так и не пришла, обслужила меня на автопилоте.

Все время, пока я ел, чувствовал на себе взгляды. Похоже, меня здесь зауважали. А это плохо. То есть, конечно, хорошо, что зауважали. А вот то, что здесь меня надолго запомнят,– это плохо. Уж лучше бы я еду в номер заказал, тогда такого внимания к себе точно не привлек бы.

Поев, я поспешил в номер. При этом услышал за спиной красочное описание полета бугая – похоже, видевший все своими глазами пересказывает происшедшее тем, кто только что подошел. Конечно, рассказчик сильно преувеличивал. Например, из обрывка рассказа я узнал, что бугаев было трое и они не просто облили официантку супом, но еще и хотели ее обесчестить.

Поднявшись в номер, я плюхнулся на кровать. Впрочем, спать пока еще не собираюсь. Несмотря на обилие впечатлений за день, голова совсем свежая. Может быть, я просто начинаю привыкать к сумасшедшему ритму? Человек – существо выносливое, ко всему приспособится. А может быть, просто вирусы-симбионты хорошо выполняют свою работу.

Поискать через Инсайд ответы на интересующие меня вопросы? Причин делать это прямо сейчас нет – завтра я проберусь к хранилищу огромных массивов информации, тогда и найду ответы. А все, что можно выжать из общедоступных ресурсов Сети, я уже выжал. Ну не все, конечно. Чтобы просмотреть все материалы Сети, не хватит и сотен человеческих жизней. Но все, что было легко доступно, я уже нашел. Копать же глубже долго, трудно и малоэффективно. К чему заниматься бесполезной работой, если завтра можно будет узнать гораздо больше, приложив меньшие усилия.

Но, несмотря на доводы разума, так и тянет погрузиться в Инсайд. Похоже, моей психике просто хочется вновь оказаться среди неоновых нитей на угольном фоне, ощутить ураганный полет между блоков информации, оказаться под лавиной числовых массивов и строк текста.

Изголодавшийся по любимой работе мозг настойчиво требует своей дозы интеллектуального безумства. Что ж, дам мозгу то, чего он хочет.

Вызываю меню чипа, выбираю нужный пункт. Глаза заслоняет черный бархат, покрытый Сетью радужной паутины. По телу пробегает волна почти физического блаженства. Как же долго я не видел этой картинки?

«Четыре дня!» – мелькнул в сознании ответ. Но эта мысль уже похоронена под грудой других. Мозг работает четко, алгоритмам, повторенным сотни, а то и тысячи раз, вмешательство разума не требуется.

На полном автомате я открываю нужные окна, подтягиваю к себе некоторые информационные нити и блоки, другие же скрываются – фильтры оставляют только самое насущное.

Пока годами выработанные рефлексы подготавливают «рабочее место», оставшееся без дела сознание обдумывает: что именно мне искать? Конечно, все равно – я же сейчас занимаюсь этим для собственного удовольствия и чтобы не потерять навыки. Так что спокойно могу поискать какую-нибудь чепуху, например информацию о снежном человеке, или проанализировать текущую экономическую ситуацию в моем времени.

Но все же хочется совместить приятное с полезным. Пусть я и не найду ничего стоящего, но это поможет выработать список вопросов, которыми стоит задаться завтра, в информационном центре.

Итак, начинаю искать все о Развилке, Теневых Зонах и путешествиях во времени вообще. Сначала следует подгрузить во фрейм оперативной информации все ключевые моменты, которые я уже накопал.

69
{"b":"1261","o":1}