ЛитМир - Электронная Библиотека

Хорошо, что компьютер в подъезде не хранит данных о посетителях – он просто переправляет таковые данные на компьютер квартиры, который и решает: впустить визитера или нет. Теперь, когда я забрал системник Олега, уже ничто не скажет о том, что я когда-либо сюда входил. Домой приходится возвращаться на метро. Уже окончательно стемнело.

Только когда я вошел в квартиру, я понял, как сильно хочу есть и спать. На столе лежат бутерброды, которые я так и не съел днем. Быстро исправляю эту оплошность и иду на кухню за горячим чаем.

Теперь мысли в голове немного улеглись и я имею возможность осознать глобальные последствия случившегося.

Значит, Развилка произойдет гораздо раньше, чем предполагалось. Возможно, через несколько дней. Я попытался представить себе, что будет с нашей цивилизацией после этого. И не смог.

Всего тридцать лет назад путешествия во времени стали реальностью. Но они уже проникли в саму ткань нашей цивилизации.

Прошло три десятка лет с тех пор, как никому не известный физик Дубов из Новосибирска собрал первую работоспособную трансвременную установку. Несколько дней он отправлял в будущее различные предметы. Затем наступила очередь крыс и хомячков. И только потом Дубову пришла в голову логичная мысль: подобные эксперименты абсолютно бесполезны. Ведь то, что несчастные животные входили в установку и не возвращались, не приносило никакой новой информации.

Сейчас по этому поводу ходит много шуток. Остряки упражняются в словоблудии, проводя параллели между фамилией гения и уровнем его сообразительности. Но не надо строго судить Дубова. Подобные приступы рассеянности – не редкость среди гениальных ученых. Кроме того, он был опьянен успехом – не каждый день удается переплюнуть Эйнштейна.

Так или иначе, вскоре Дубов понял: нужно обеспечить не только отправление объекта, но и его возврат. Только тогда можно будет говорить о безоговорочной победе Человека над Временем.

Было совсем не трудно сделать так, чтобы камера переносила в будущее не только объект, но и саму себя. Вопрос заключался в другом – как заставить камеру вернуться. Или хотя бы вернуть объект.

Казалось бы, чего проще – установил таймер, который и запустит процедуру возврата. Однако не следует забывать: это сейчас отечественная кваркотроника лучшая в мире. А тридцать лет назад в нашей стране высокие технологии не отличались особым качеством. На импортные же у безвестного ученого просто не было денег. Не знал он и о том, как хронопрыжок повлияет на столь тонкую технику.

Почему Дубов не использовал механический таймер, достоверно не известно. Но, так или иначе, ученый принял героическое решение – сам вошел в установку.

Опыт прошел на удивление хорошо для первого раза. Дубов в будущем побывал. Местные жители устроили ему грандиозную встречу, когда узнали, что он «тот самый Дубов».

– Ученый поспешил вернуться в свое время. Изобретение наделало много шума. Дубов получил Нобелевскую премию. Неудивительно, ведь путешествия во времени сулят огромные возможности. Даже несмотря на то что перенестись можно только на постоянную величину – примерно триста двадцать лет. И не секундой больше или меньше. Да и оказавшись в будущем, нельзя совершить еще один прыжок вперед. Только обратно. Так что власть Человека над Временем оказалась какой-то уж слишком ограниченной. Да и власть ли это – когда Время диктует нам свои правила, а не мы ему? Впрочем, с другими законами природы всегда было то же самое. И раньше человека это устраивало.

Машина времени – изобретение столь же простое, сколь и гениальное. Неудивительно, что стихийно начали возникать самопальные установки. Пунктуальные европейцы и трудолюбивые азиаты в точности придерживались чертежей, вывешенных в Интернете. А вот русским было достаточно понять общий принцип и начать штамповать вариации на заданную тему.

И многие из них попадали совсем в другое будущее. Та реальность, куда проник Дубов,– чистое и упорядоченное общество с мощной и уважаемой властью. Совсем другим оказалось альтернативное будущее. В нем нет не только единой планетарной власти, но даже каждый большой город контролируется множеством группировок.

Правда, это вовсе не криминальные банды. В мире, где нет единой власти и морали, не может существовать разделения на законопослушное общество и преступный мир. Вожаки кланов заботятся о своей общине, организуют производство и обмен, планируют набеги за добычей или оборону от других группировок. И среди этих видов деятельности нет разделения на моральные и аморальные. Хорошо то, что эффективно. Плохо то, что мешает выживанию.

Естественно, что о правах человека и речи не идет – у каждого столько прав, сколько он сможет взять и удержать. Но, как ни странно, подобное устройство общества оказалось довольно устойчивым. И жизнь людей состоит в большей степени из мирного труда, лишь иногда приходится брать в руки оружие.

Анархия – мать порядка? Впрочем, в этом мире не пахнет безвластием. Нет единого правительства, но внутри каждого рода наличествует жесткая иерархическая структура. Подчинение членов группировок вождю и внимание вождя к мнению общины – залог стабильности. Плюс взаимное уважение и гипертрофированное чувство ответственности – ведь группировки формируются главным образом по принципу кровного родства.

Естественно, не все так гладко. Есть там и банды отморозков, живущих грабежом. И внутри кланов постоянно возникают внутрисемейные дрязги или даже крупные конфликты. Время от времени чрезмерно гордый вождь без чувства ответственности что-то не поделит с патриархом другого рода. В результате обе общины погибают практически полностью.

Это не идеальный мир и не антиутопия. Это реальное общество, каких было и – хочется надеяться – будет сотни и тысячи. И кто знает, где наши потомки счастливее – там или в стерильном и правильном альтернативном мире?

Итак, вернемся к нашим баранам. Вернее, к межвременным первопроходцам. Они попадали в одно из двух возможных будущих. И никогда в какое-либо другое – только два варианта. Причем каждая конкретная машина времени может отправить только в одно из них.

Ученые заинтересовались, почему так происходит. Вскоре выяснилось, что все зависит от мелочи. Если вектор хроносмещения направлен влево от тахионного экрана темпоральной фокусировки, как это было в установке Дубова, то происходит перенос в мир упорядоченного и монолитного общества. В противном случае – в мир, расколотый на множество кланов.

Их так и назвали: «левое» будущее и «правое» будущее. Или короче – L и R. соответственно. Ученые заявили, что оба мира – альтернативные варианты развития нашего общества. И сейчас оба варианта абсолютно равновероятны.

Но через некоторое время наступит момент, названный Развилкой. И тогда только одна ветвь станет единственно возможной. И самое главное – путешествия во времени возможны только до Развилки. Потом прервется связь как с «забракованной» ветвью, так и с реализовавшейся.

Правительства мира решили пользоваться моментом и начали устанавливать контакты с обоими будущими. Правда, оказалось, что ни одна из сторон не испытывает потребностей в обмене товарами. Научиться новым технологиям тоже не удалось – ни одна ветвь не оказалась слишком продвинута в науке. В обоих будущих случались мощные стихийные бедствия и еще более мощные социальные потрясения. Множество знаний погибло. Так что ко времени установления контакта они едва-едва наверстали то, что уже было известно и нам.

Правда, некоторые технологии вызвали чувство естественной зависти. Однако практически сразу после открытия путешествий во времени на патентные бюро обрушилась, лавина заявок. Изобретатели, по самым разным причинам не обнародовавшие ранее свои открытия, испугались, каждый думал об одном: вдруг кто-то просто позаимствует м будущем изобретение, на которое потрачено столько усилий?

Выяснилось, что множество изобретений уже были готовы к внедрению в производство, но по самым разным причинам ждали своего часа. Многие изобретатели просто хотели довести свое изобретение до совершенства, прежде чем предъявить человечеству. Некоторые мнили себя гениями, опередившими время,– они просто считали, что общество не готово принять их открытия. Но хоть оно и не готово, а когда замаячил вполне реальный шанс остаться без заслуженных лавров, изобретатели зашевелились.

7
{"b":"1261","o":1}