ЛитМир - Электронная Библиотека

У человечества всегда были и всегда будут свои недостатки. Неважно – при капитализме или при коммунизме, с демократическими выборами или с наследственной монархией. Каждая система складывается под воздействием множества крупных тенденций и бессчетного числа мелких. Если система сложилась, значит, она обеспечивает равновесие всех этих тенденций.

Поэтому нельзя сравнивать два общества по формальным достоинствам и недостаткам. Без понимания глубинных процессов в недрах общества любое сравнение – всего лишь жонглирование фактами.

Вот теперь мне стало легче. Начавшаяся было депрессия схлынула.

Правда, понимания не прибавилось: какую же ветвь реальности я должен выбрать? Но зато теперь я хочу выбирать, бороться, добиваться.

Люди – подонки?

Раньше я жил в обществе, в котором тоже были свои недостатки. И недостатки вопиющие. Но я на это внимания не обращал, более того – жил как все. А тут вдруг получил власть вершить судьбу человечества и принялся взвешивать – этот мир плохой, но и этот не лучше.

Нельзя так судить. Люди – не праведники и не подонки. Они просто люди.

Я не должен сравнивать «левое» будущее и «правое». Я просто должен выбрать более жизнеспособное общество. А это, без сомнения, «правое». Егор Федорович и Олег были правы.

Принять такое решение нелегко. Но оно единственно правильное, а выбрать я должен. Дальше колебаться я не могу, все должно решиться сегодня.

– Эй, ты чего тут бродишь? – оборвал мои размышления грубый голос.

Я вынырнул из глубины внутреннего диалога и обратил свой взор в мир внешний.

Выяснилось, что вопрос прозвучал из уст грязного, низкорослого, но очень наглого подростка. Стоит прямо передо мной, левая рука уперлась в бок. Правая – поигрывает ножиком-«бабочкой». Небрежно, будто просто чтобы занять руки. Но в этой показной небрежности видна готовность пустить «бабочку» в ход.

На лезвии ножа виднеются засохшие бурые пятна. Почему-то я сразу подумал, что это не просто грязь.

– А что, разве тут ходить нельзя?

Парень презрительно-угрожающе сощурился, особо эффектно крутанул «бабочку», усмехнулся. Только после всей этой показухи он с неторопливой ленцой выдавил из себя:

– Ходить-то можно. А ты бродишь туда-сюда. Чего высматриваешь?

А ведь верно. Я совсем ушел в свои мысли и начал бродить кругами. Пожалуй, со стороны мое поведение действительно выглядело подозрительным. Я попытался сообразить, как лучше ответить, чтобы не создавать конфликт. Однако выдумывать ничего не понадобилось.

– Да погоди ты! – обратился к подростку выскочивший откуда-то сбоку усатый дядька с угольно-черными, бегающими глазками.– Чего пристал к человеку? Может, он ищет что-то. Ты ведь действительно что-то ищешь?

Последняя фраза обращена уже ко мне. Я кивнул, мол, действительно ищу.

– А что именно? Может, я помогу чем?

Я замялся. Сказать или нет? С одной стороны, если я буду слишком рьяно разыскивать машину времени, то во мне наверняка заподозрят агента из отдела по нелегальной межвременной миграции. Но, с другой стороны, не я же подошел первый, этот усатый сам ко мне обратился.

– Да ты не мнись! – ободрил меня усатый.– Мы люди свои, нам все сказать можно. Я же сразу понял, что ты не хочешь кому попало свой интерес афишировать и не знаешь, к кому подойти. Потому и подошел к тебе сам. Я человек без предрассудков. Чужие потребности уважаю, даже если они и отличаются от моих. Любому человеку готов помочь удовлетворить его потребности, если он заплатить может. Так что именно тебе надо? Поразвлечься хочешь? Так я тебе могу предложить самые экзотические варианты. Или хорошего профессионала по разрешению конфликтов ищешь? Так я тебя сведу с нужными людьми. Все, что угодно: я либо сам помогу, либо скажу, к кому и как обратиться. Не бесплатно, разумеется.

Ну теперь во мне агента никто не заподозрит. Раз этот человек сам предложил мне обращаться с любыми просьбами, вплоть до найма киллера, просьба посодействовать в поиске машины времени его не отпугнет.

Вот только как-то все очень легко получается. И как-то слишком подозрительно горят его глаза.

Хотя, наверное, у меня паранойя в ранней стадии. Я же пообещал себе, что не буду видеть в людях только плохое.

А глаза у него горят, потому что он предвкушает хороший гонорар.

– Мне нужно попасть в прошлое. И чтобы при этом не пришлось проходить формальности.

– И всего-то? Без проблем! Пойдем, здесь рядом. Через десять минут уже будешь дома.

– А сколько это будет стоить?

Вопрос о цене я задал неспроста. Что-то уж слишком большой энтузиазм усатый проявил. Неужели он надеется сильно нажиться на сделке? Или парень просто по характеру такой энергичный и эмоциональный?

– Да ты о цене не волнуйся, договоримся. Только давай в помещение пройдем. Не на улице же торговаться.

Признав его правоту, я последовал за ним «в помещение», которым оказалось приземистое строение, собранное на скорую руку из биопластовых плит.

Внутри располагались пара кроватей, стол с четырьмя стульями и странный агрегат, в котором я с некоторым трудом признал холодильник. У стен лежат несколько ящиков. Противоположная стена украшена дверью.

Усатый уверенным шагом прошагал через комнату, дернул дверь. Та не поддалась. Усатый подергал еще.

– Заперто,– прокомментировал он.– Подожди минут десять, я сейчас к хозяину машины времени за ключом сгоняю. Ты пока садись. Если голодный, так можешь брать все, что на столе лежит. Или в холодильнике посмотри,– Усатый кивнул на белый урчащий агрегат в углу.

Он вышел из комнаты, захлопнув за собой дверь. Я остался один. Тишину не нарушало ничего, кроме урчания холодильника и гомона рынка, доносящегося сквозь зарешеченные окна.

То, что на окнах решетки, вполне естественно – все-таки поблизости столько жулья толчется. Почему же тогда у меня иррациональное ощущение, что я попал в ловушку?

В двери, за которой, по уверению усатого, скрывается машина времени, обнаружилось маленькое и тоже зарешеченное окошко. Заглянув в него, я увидел вдоль стен стеллажи, заставленные аппаратурой, а в центре комнаты – терминал. Действительно машина времени.

Тогда почему не проходит ощущение, что меня обманули? Быть может, все дело в тех интонациях, с которыми говорил усатый? Я прокрутил в голове наш разговор.

Действительно, что-то тут не сходится. Уж слишком рьяно набросился усатый со своим предложением. Как будто для него жизненно необходимо навязать мне свои услуги. И он совсем не растерял своего энтузиазма, когда узнал, что я не хочу ничего сверхэкзотического, что мне нужно всего лишь без формальностей попасть в прошлое.

А ведь это не сулит ему большого заработка. Обычно подобной услугой пользуются люди небогатые. И никто не связывается с одним беженцем – их переправляют целыми партиями, иначе прибыль невелика. А этот усатый отнесся ко мне как к дорогому гостю, согласился переправить в прошлое меня одного.

Конечно, я могу заплатить больше, чем он получит с нескольких дюжин беженцев. Но этого-то я сказать и не успел. А по моей одежде и не скажешь, что у меня водятся деньги. Особенно сейчас – комбинезон порван и выпачкан. Больше всего я сейчас похож на бездомного бродягу. На вопрос о цене усатый заявил, что мы договоримся. Но конкретную сумму не назвал. Боялся не угадать, как много я могу заплатить. Похоже, нарочно обошел этот вопрос, чтобы не отпугнуть слишком высокой ценой, но и не насторожить малой.

Но тогда получается, что его интересуют вовсе не деньги? Тогда что? Нет, глупость. Подобных людей всегда интересуют деньги.

Я еще раз вспомнил все его слова. Окончательно окрепло предположение о том, что усатый лишь пытался заманить меня.

«Без проблем! Пойдем, здесь рядом. Через десять минут уже будешь дома».

Меня прошиб пот. Откуда усатый узнал, что мой дом – в прошлом? Просто предположил по моему лицу и поведению? Или он видел в Сети объявление о моем розыске? Последнее предположение очень вероятно. Надо бежать, пока не вернулся усатый.

96
{"b":"1261","o":1}