ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы, в свою очередь, вкратце рассказали ему свои истории, и предложили присоединиться.

— Пока наша маленькая группа остановилась у Тани.

— А твои друзья, как они ко мне отнесутся? — спросил Рауль путано, видимо не совсем поняв, насколько наша группа была маленькой. Впрочем, в том была не его вина.

— Ну, если Таня не против…

Сказав это, я немного пожалел, что встретил его. Этот смазливый красавчик вполне мог бы перехватить у меня пальму первенства. На секунду я вновь ощутил единство с засунутым за пояс «Макаровым». Я даже внутренне осознал, как шкодливо заблестели у меня глаза. Но все же это не могло выйти за пределы мыслей. В конце концов, я был человеком Ох уж эта моя человечность!

А ведь пора бы и усвоить, что homo homine lupo est.. Да и конкурентом он на сегодняшний день был не столь уж крутым.

— Я как ты, — перебила мои мысли Таня, и это были лучшие из слов, которые я мог бы услышать.

***

Итак, к вечеру нас было уже пятеро. По правде говоря, я так и не определился, радоваться мне этому или нет. Но, в конце концов, выражаясь словами известного опереточного героя, "что выросло, то выросло", и теперь, следуя правилу Гюйгенса, надо было танцевать от этого момента.

Глава 7

На следующий день я опять снарядился в город. На этот раз один. Оставлять Таню с Раулем мне, конечно же, не очень хотелось. Но еще меньше хотелось подвергать ее лишнему риску. Так что я настоял на том, что пойду один. И вскоре убедился, что правильно сделал.

***

— Руки вверх, — услышал я позади себя.

Я не случайно не поставил после этих слов восклицательного знака, ибо произнесены они были на редкость мягко и ровно. Но, впрочем, достаточно твердо, чтобы у меня не возникло желания принять их за шутку.

Я поднял руки, всем телом ощутив неразрывную связь с прикрытым под футболкой пистолетом.

— А теперь медленно повернись.

Я сделал и это, увидев перед собой человека лет пятидесяти. У него были темно-русые, с проседью волосы, такого же цвета борода и холодный пронизывающий взгляд. Взгляд джеклондоновского героя, как я решил для себя сразу.

Взгляд, впрочем, не лишенный, я бы сказал, доброты. С такого лица хоть икону пиши…

В руках он держал двустволку. "Мог бы найти и что-нибудь получше, мелькнуло у меня в голове. — Видимо, он не так крут, как кажется." Но его голос прервал мои умозаключения.

— Кто? Откуда? — спросил он кратко, но доходчиво.

— Человек. Отсюда, — ответил я, не задумываясь в той же манере.

— Видел их?

— И не только. А ты?

Разговор был как будто из плохого шпионского фильма. Но как часто жизнь оказывается хлеще выдумки.

— Тоже. И не только.

Он еще раз внимательно посмо1трел мне в глаза и, опустив ружье, произнес:

— Можешь опустить руки.

Мы обменялись рукопожатиями.

— Андрей, — сказал я.

— Никодим, — ответил он.

"Где-то я его уже видел", — вертелось у меня в мозгу. Но где и когда, вспомнить никак не мог.

Ясно было одно — вместе мы не учились.

Кажется, он мучился тем же вопросом.

— Ты не из группы Махачараки? — спросил вдруг он.

Вот. Именно там-то я его и видел!

— Нет, — ответил я. — Но иногда заходил в клуб.

Будучи интересующимся всем паранормальным, я не мог обойти стороной и его. Именно там и сложилась наша маленькая компания, в которую входили уже известный вам Димка, и много-много других людей. Кстати самого Махачараку мы вскоре покинули как если не шарлатана, то и совсем не гуру.

***

Никодим оказался на редкость интересным типом. Бывший разведчик, успевший побывать…

Если даже считать, что рассказанное им, хотя бы на десять процентов соответствовало действительности, то это было круто.

Впрочем, тут же я вспомнил, как как-то писал эссе-автобиографию в один из американских университетов, и еле сдержал улыбку. Да, когда-то в прошлой теперь жизни я имел и такие планы. Планы продолжения образования за рубежом, для осуществления которых у меня было все. Кроме денег. Собственно, из-за которых оно мне было и нужно.

Касаясь же автобиографии, могу сказать, что когда, наконец, сочинительство и перевод оной было завершено, и я просмотрел ее, так сказать, свежим взглядом, я был немало удивлен. "И это все — я?" — только и мог я спросить сам себя. Действительно, хотя эта автобиография и не содержала ни капли лжи, вырисовывающийся в ней человек представлялся этаким героем, что можно было диву даваться, чего же мне еще не хватает.

Да, о чем это я? Ах да, я, конечно, внимательно слушал, что он мне рассказывал, в лучших восточных традициях не высказывая сомнений, но мысленно деля все пополам и вычитая сколько угодно. Ну и рассказывал о себе. В стиле американского эссе.

Сначала мы пошли к Никодиму, потом к нам. У нас и заночевали. В отличие от нас Никодим был один, и это было естественно. Честно говоря, если бы он не принял наше приглашение, то я бы настоял тут же сменить место ночлега. На всякий, как говориться, пожарный. Да и вообще в эту ночь я спал особенно чутко.

***

Следующий день был днем разговоров. С приходом Никодима у нас собрался для этого еще какой кворум! Правда, без консенсуса, извиняюсь за выражение. Правда теперь роль лидера нашей маленькой компании вновь бесповоротно улетела из моих рук. Но я не очень переживал по этому поводу, ибо Рауль едва ли принял бы мое лидерство, а в данном случае внутренняя вражда не могла принести нам ничего хорошего.

***

— Они пришли из параллельного мира. В этом сомнений нет, — произнес Рауль.

— Конечно, — в тон ему, но с иронией, отозвался я, — Если все, что не наше называть параллельным, то они, безусловно, пришли из параллельного мира. Ведь то, что раньше мы их здесь не видели, сомнений кажется не вызывает?

— У древних кельтов есть много связанных с этим легенд. Вот только непонятно, почему это случилось с нами?

Читал я книгу одних знакомых. Кстати, может, ты их знаешь? — Он назвал имена, мужское и женское, но они мне, к сожалению, говорили мне мало. Говорили. Но мало. — Так вот. Там вторжение было совершено по большому счету из-за одной бабы.

— И я, кажется, знаю из-за кого, — я повторил женское имя.

— Конечно. Но там сюжет был хорошо закручен. Хаоситы, порядковые. Знаки, магия. А здесь, как вы говорите, эльфы. Это что-то кельтское. Причем же здесь мы.

— Что за эгоцентризм? — опять иронически отозвался я, — По-моему, то что произошло — произошло повсеместно. И эльфы эти всегда были где-то совсем рядом и повсеместно. Просто древние кельтские народы донесли придания о них в наиболее неискаженной форме. Хотя персонажи наших реликтовых сказок тоже не очень-то сильно от них разнятся.

Мы долго дискутировали. Я говорил, что земля устала от человечества, что в угоду сиюминутных благ золотого миллиарда уничтожалось то, что создавалось природой тысячелетия.

Вырубались леса. Истощались недра. И теперь мать Природа, так до конца и не познанная мстит нам. Кажется, я говорил для того, чтобы самому в этом увериться.

— До этого мы были разделены непроходимой завесой, приоткрывавшейся в редкие и неведомые моменты.

Теперь же завеса пала. И эльфы оказались сильнее. Вся наша техника ничто по сравнению с их магией.

— Нам остается только пытаться выжить, — резюмировал Рауль.

— И желательно выжить не только самим, но и непрошеных гостей, добавил я.

— Кстати, вы не задумывались, почему выжили именно мы? — спросил вдруг Никодим.

Все промолчали. Очевидно, что все мы думали над этим вопросом, точнее пытались думать в редкие свободные от борьбы за существование минуты, но… В общем, результат был отрицательным.

— Вот у меня есть мысль.

Помнишь, Андрей, до всего этого мы встречались у Махачараки? И я тогда запомнил тебя. Мне кажется, это не случайно. Там тогда собирались разные люди: и прохвосты, и просто умалишенные, но были и настоящие феномены.

7
{"b":"1272","o":1}