ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Многие люди, находясь под гипнозом президентского красноречия, а точнее словоблудия, искренне полагают, что все ужасные преступления, связанные с похищениями и уничтожением людей, совершает шайка мерзавцев, которая воспользовалась тем, что чрезмерно доверчивый глава государства просто не в состоянии за всем усмотреть. И что стоит только президенту вникнуть в их преступную деятельность, как он «прозреет» и воздаст по заслугам зарвавшимся злодеям, использовавшим его честное имя как ширму для удовлетворения своих преступных амбиций.

Долгое время под таким гипнозом находился и я. Президентская демагогия, умело распространяемая среди населения средствами массовой информации и подхалимами всех уровней, постепенно делала свое черное дело. Обладая определенным актерским даром, решительностью и беспредельным цинизмом, Лукашенко в довольно короткий промежуток времени после прихода к власти сумел подавить внешне довольно бурное сопротивление независимых политиков. Одних вынудил к эмиграции, других переманил на свою сторону, третьих, самых несговорчивых, непримиримых и опасных, таких как Ю.Захаренко, и В. Гончар, просто уничтожил.

Можно долго перечислять достоинства белорусского вождя, с помощью которых он загнал под лавку бравых генералов, крикливых депутатов и сановитых вельмож из правительства, а также завоевал «всенародную» любовь. Но по мировым меркам он еще только в середине пути. Есть еще более любимые руководители. Например, товарищи Ким Чин Ир или Фидель Кастро. Знаменитый писатель, автор «Рухнамы» и по совместительству президент Туркмении также завоевал «безумную» любовь своего народа. Так что Александру Григорьевичу надо еще малость поднажать.

В феномене А.Лукашенко в принципе нет ничего необычного. Его поведение является типичным для лиц, миновавших в своем «политическом развитии» несколько промежуточных этапов. Человек, еще вчера подобострастно снимавший шапку перед участковым инспектором и часами сидевший в приемных чиновников даже районного уровня, вдруг получил неограниченную власть над генералами и министрами, армией и милицией, КГБ и прокуратурой, не говоря уже о прочих, менее значимых властных структурах. Было от чего закружиться голове. И она закружилась.

Впрочем, вернемся к фактам. Итак, 1999 год. К руководству МВД Беларуси пришел генерал-лейтенант Сиваков Юрий Леонидович. Надо отдать ему должное, он не докучал своим подчиненным нудными совещаниями с различными графиками, процентными выкладками и стандартными «разносами» по поводу низкой раскрываемости преступлений. Он ввел свои критерии оценки деятельности органов внутренних дел. В их основу легли главным образом внешние показатели: чистота помещений, наличие свежей воды в графине, присутствие цветов в горшках и отсутствие окурков в пепельнице. Но самым главным показателем боевой готовности подразделения в целом и каждого сотрудника в отдельности являлось обязательное наличие изречений министра (что-то наподобие цитатника товарища Мао), оформленных в виде его лекций, с «плейбойским» портретом самого бравого генерала в краповом берете на мужественной голове, красовавшемся на обложке конспекта. Отпечатанные типографским способом на хорошей бумаге они со скоростью гонконгского гриппа распространялись штабными работниками по всем учреждениям МВД страны.

К чудачествам нового министра быстро привыкли. Подхалимы ловко протоптали тропинку к сердцу сурового вояки, быстро выяснив сильные и слабые стороны бывшего «героя танковых сражений» (до МВД служил в танковых войсках), и жизнь вошла в привычное русло. Вообще-то, если обобщить все поступки министра, характеризующие его как человека, как личность и как государственного деятеля, то впечатление о нем будет скорее положительным, чем отрицательным. Он очень заботился о своем имидже. Всегда свеж, бодр, подтянут, одет с иголочки. Он умел произвести впечатление. Очень любил говорить. Речь грамотная, голос несколько хрипловатый, но хорошо поставлен, умело использовал различные поговорки, анекдоты, присказки. Владел аудиторией и вызывал искреннюю симпатию слушателей. Постоянно подчеркивал близкие отношения с президентом. При этом позволял себе откровенно покровительственный тон, как бы намекая на неопытность и даже беспомощность молодого главы государства в решении сложных государственных вопросов. Мол, если бы не его «отеческая» опека, то стране и президенту в некоторых случаях было бы очень плохо. В рассудительных речах министра, звучавших с доверительной интонацией, все это выглядело очень убедительно.

Из отрицательных моментов жизнедеятельности Сивакова было доподлинно известно только то, что он был очень злопамятен и мстителен и что до назначения министром, в бытность командующего Внутренними войсками МВД, страдал длительными запоями, которые умело скрывал под видом служебных командировок. Но в должности министра он себе таких «шалостей» не позволял. Близкие к нему люди поговаривали, что он то ли «закодировался», то ли «подшился», но в любом случае результат был налицо, и каких-либо проблем по этому поводу он на моей памяти не испытывал. Правда, перед самой отставкой, весной 2000 года, распространились слухи о том, что министр стал появляться в МВД в состоянии легкого подпития, но так как вскоре последовал его уход с этого поста, то об этом быстро забыли. Да и вообще этот вопрос должен был больше беспокоить президента, а не нас, его подчиненных, тем более что в Белоруссии пьянство не относится к разряду необычных пороков.

Моя первая встреча с Сиваковым произошла ещё в декабре 1995 года, когда он в должности командующего Внутренними войсками МВД и по совместительству врио начальника УИТУ МВД объезжал с ознакомительной целью все подразделения исправительной системы МВД. Я в это время руководил ИТК №14 УВД Минской области. Прибыв в назначенное время, он со свитой из офицеров управления Внутренних войск быстро обошел жилую зону колонии, посетил несколько бараков, производственную зону и столовую. Видимо, оставшись довольным результатами визита, он поблагодарил нас за службу, а сам со своим окружением переместился в роту конвойной охраны, где провел значительно больше времени. Надо отдать должное тому, что Сиваков действительно очень многое сделал для Внутренних войск, как в вопросах материально-хозяйственного обеспечения, так и совершенствования учебно-боевой подготовки. Ему удалось значительно поднять престиж Внутренних войск, реорганизовать их, превратить из подразделений с конвойно-охранными функциями в хорошо обученные и неплохо экипированные универсальные войсковые формирования с высоким боевым потенциалом. Эти войска стали способны решать весьма широкий круг задач, в том числе и оперативно тактического назначения в масштабе государства.

Конечно, новый энергичный, решительный, остроумный, способный на неординарный поступок командующий внутренними войсками выгодно отличался от своих предшественников, а также от действующего министра МВД В.Агольца. Чувствовалось, что мундир командующего ему тесен, и что вопрос перемещения в кресло министра — для него лишь вопрос времени.

Естественно, для назначения на столь высокий пост одних успехов на поприще командующего Внутренними войсками было явно мало. Лукашенко, обжегшись на непокорном Захаренко, стал очень осторожен с выдвижением на ответственные должности умных и самостоятельных людей. Нужны были определенные гарантии личной преданности и готовность выполнить любой приказ президента, не задумываясь о его законности и невзирая на последствия. Такая готовность давно читалась в преданном взоре бравого командующего и слышалась в фанатичном реве «краповых беретов», клянущихся в безграничной верности спецназу и лично президенту. Но этого все равно было мало. И только когда было реально создано преступное подразделение, на практике доказавшее способность реализовать «любой приказ» президента, долгожданный указ о назначении Сивакова главой МВД был подписан.

«Обкатка» банды Д.Павличенко началась с физического воздействия на криминальных «авторитетов», но сразу же переросла в более прибыльный бизнес: рэкет, шантаж и «крышевание» белорусских предпринимателей. Мне достоверно известно несколько эпизодов такой «правозащитной» деятельности этих молодцов. Только за них можно усадить на скамью подсудимых половину тогдашнего СОБРа вместе с отцами-командирами во главе. Я имею в виду министра МВД Ю. Сивакова и госсекретаря Совета безопасности В. Шеймана, к которым стекались финансовые потоки от «благодарных» бизнесменов. В некоторых случаях они задерживались сотрудниками милиции, причем для задержания не раз привлекались бойцы спецподразделения «Алмаз», но до суда ни одно дело не дошло. Не было даже следствия. Сразу же после задержания преступников в дело немедленно вмешивался всемогущий Шейман (в то время секретарь Совета безопасности, а ныне — руководитель администрации президента). По его личному распоряжению преступников отпускали, все дела прекращали, свидетелей и потерпевших запугивали, а сотрудников, которые вели расследование, наказывали или увольняли. Казалось, всё будет шито-крыто. Но «отцы-командиры», как всегда, просчитались. Осталось множество порядочных людей, которые помнят весь этот совбезовский беспредел, и когда придет время с большим удовольствием восстановят всю картину тех «героических событий», обозначив роль каждого участника. К сожалению, более подробно и конкретно о каждом «подвиге» спецназа я пока рассказать не могу, опасаясь причинить вред очевидцам преступлений, которые, являясь носителями очень серьёзной, уличающей преступников информации, и без того подвергаются большому риску.

2
{"b":"1274","o":1}