ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Адмирал. В открытом космосе
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
Я – Спартак! Возмездие неизбежно
Я белый медведь
На первый взгляд
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Смерть под уровнем моря
Сновидцы
A
A

Кейт пронзительно завизжала — так ощутим был удивительный контраст между холодным и безжизненным пластмассовым цилиндром и подрагивающим живым фаллосом, достигшим шейки матки. Ощущения Кейт обрели новые краски, стали глубже, богаче, продолжительнее. Она задыхалась в огне сладострастия, и все это длилось бесконечно долго. Руки и ноги ее обвили Тома столь же крепко, как стенки влагалища сжали его пенис.

Твердый, напористый и горячий, он продолжал ходить внутри ее, словно поршень, размеренно и четко, распирая лоно, заполняя его собой и проникая все глубже и глубже. Том сжал ее мокрые ягодицы, и ей стало совсем хорошо, и захотелось доставить удовольствие и ему.

— Кончай быстрее, — прошептала она.

Он не ответил, но ускорил свои телодвижения. Головка члена разбухла и задрожала. Она стала помогать ему, желая поскорее почувствовать горячее семя.

Тяжело пыхтя и прижимая Кейт грудью к матрацу, Том стал всаживать в нее свой фаллос с невероятной силой. Казалось, его мощное тело не знает устали. Его торс работал, как отлаженная машина, член пробивался внутрь Кейт, как отбойный молот. И к ее бесконечному удивлению, она еще раз кончила. Восторгу ее не было предела. Сознание помутилось. Фаллос словно бы пронзил ее насквозь, клитор онемел, влагалище стало совсем мокрым. И наконец головка члена начала пульсировать, выбрасывая горячую сперму. Это был великолепный венец удовольствия, предел блаженства. Оба — и Том, и Кейт — впали в нирвану.

Наконец Том перекатился на бок и с улыбкой спросил:

— Ты удовлетворена? — Он коснулся пальцем ее щеки.

— Да, полностью, — искренне ответила она.

Совещание продолжалось уже второй час, а Джонатан Сент-Легер Смит все говорил и говорил. Это был самый занудный адвокат в Лондоне, выигрывавший процессы благодаря своей многоречивости. Он заговаривал судей и противников до смерти, изматывал их многословными аргументами и доводами, лишал воли к сопротивлению своими бесконечными словесными построениями. К сожалению, он оставался верен своей привычке и за пределами зала суда. Вот и теперь он вдохновенно что-то произносил, расхаживая по своему кабинету в здании «Иннер темпл».

Кейт уставилась в окно, проклиная себя за то, что взялась за это дело. Ее клиент обратился с иском в суд в связи с тем, что страховая компания отказывалась выплачивать ему страховку за разрушение дома, вызванное оседанием грунта. Свой отказ страховая компания аргументировала тем, что она была предупреждена об этой опасности к моменту заключения договора. Клиент настоял, чтобы в суде его интересы представлял барристер Смит — старинный друг его семьи. Кейт не исключала, что Смит выиграет это дело, но от этого разбирательство не казалось ей более занимательным.

Смит был не только занудой, но и щеголем. На нем был ярко-красный парчовый жилет, желтый пиджак в полоску и розовато-лиловый галстук фирмы «Данхилл». Каждые пятнадцать минут он деловито извлекал из кармана жилета часы на цепочке и сверялся с ними, демонстрируя, что дорожит своим временем.

Кейт с трудом удавалось сосредоточиться, но, на ее удачу, барристер все повторял дважды, что помогало ей следить за его рассуждениями. Ночью ей долго не спалось, хотя Том ушел в полночь. Тело ее было опустошено, зато мозг полон впечатлениями и мыслями. Пытаясь найти объяснение ее поступку, он многократно восстанавливал эпизоды соития — каждый жест, каждое телодвижение Тома, ее реакцию и действия во время совокупления. Вновь и вновь ощущала она проникновение его члена в свое влагалище, прикосновение его губ и рук к грудям и ягодицам и сравнивала эти ощущения с теми, которые она испытала с Дунканом, виновником неожиданного бунта ее сексуальных инстинктов.

Но привычные попытки расставить все по своим местам, разложить все по полочкам не увенчались успехом. Оказалось, что эмоции живут по иным законам, чем мозг, и лучше не пытаться проанализировать то, что произошло с ней за пять последних дней, не углубляться в подоплеку ее поступков, не ломать себе голову над их возможными последствиями.

Однако унять разбушевавшееся воображение оказалось ей не по силам. Утром все повторилось, она снова видела, словно наяву, все происшедшее с ней ночью. А последнее обсуждение документов, которые она подготовила для судебного заседания с Джонатаном Сент-Легером Смитом, предоставило ей прекрасную возможность пофантазировать еще немного.

Суть случившегося с ней сводилась к одному: после многих лет рутинных совокуплений и нескольких месяцев полного сексуального воздержания ее словно бы прорвало. Она сорвалась с цепи, как сучка во время течки, ей попала шлея под хвост, и она очертя голову ринулась в гущу плотских удовольствий, словно бы опасаясь, что ее вновь заточат в клетку.

— Мне представляется, что основой наших аргументов должны стать свидетельские показания строительного инженера, осматривавшего этот дом в 1994 году, — монотонно бубнил адвокат клиенту. — Нам важно доказать, что он не отметил в своей докладной записке вам никаких признаков возможной подвижки почвы…

Кейт ощутила легкое волнение и почувствовала, как трутся соски грудей о бюстгальтер, как набухает клитор, распирая срамные губы, как впиваются в промежность трусики. Она непроизвольно заелозила на стуле.

Едва за Томом захлопнулась входная дверь, она отчетливо осознала, что впредь не допустит, чтобы секс оставался в ее жизни на втором плане. И если раньше ей казалось, что ее тело не создано для смелых сексуальных экспериментов, то теперь ее мнение кардинальным образом изменилось. Отныне она уже не боялась использовать все свои возможности.

Ее клиент встал из-за стола и протянул ей руку. Она удивленно вытаращила глаза, не сразу сообразив, что происходит. Поняв наконец, что совещание закончилось, Кейт вымучила улыбку и пожала протянутую руку.

— Я чрезвычайно высоко ценю вашу помощь, Кейт, — пророкотал Джеймс Александер Хардинг. — Я уверен, что мы выиграем тяжбу.

— Я бы попросил вас уделить мне еще минуту, — пожимая коллеге руку, сказал барристер Смит.

— Я должен бежать, к сожалению, — сказал Хардинг. — Иначе рискую опоздать на поезд.

— Да, разумеется, — сказала Кейт.

Как только за клиентом захлопнулась дверь, барристер вышел из-за стола и встал напротив Кейт, ерзавшей на стуле.

— Я вас долго не задержу, — несколько нервозно повторил он.

— Я вас слушаю, Джонатан, — сказала Кейт официальным тоном. — Но учтите, что мне еще нужно вернуться в свой офис.

— Я просто подумал… Мы с вами так давно знакомы, Кейт, что нам уже пора… Видите ли, я знаю одно чудесное местечко, где можно прекрасно поужинать…

Там подают отменное красное вино и сыр… — Он запнулся, покраснев.

Кейт расхохоталась. Неделю назад она бы молча вышла из кабинета. Но теперь обстоятельства изменились, она готова была его выслушать до конца.

— Продолжайте, Джонатан! — сказала она.

Румянец на его щеках стал еще гуще.

— Знаете, я нередко останавливаюсь в этом кабачке под Шеффилдом, бывая в тех местах по делам. И должен сказать, что там чудесные номера…

Кейт встала, подошла к Джонатану вплотную и спросила, насмешливо глядя ему в глаза:

— Признавайтесь, Джонатан, что вам хочется трахнуть меня.

— Нет! Нет! Впрочем, в определенном смысле вы правы… Но я хотел отметить, что…

— Вы душка, Джонатан! — Кейт ущипнула его за щеку. — Но это дело для настоящих мужчин…

Едва сдерживая смех, она поспешно вышла из кабинета, но в коридоре расплылась в самодовольной улыбке. Что случилось? Почему у этого слизняка возникла мысль приударить за ней? Может быть, после бурной ночи от нее исходят особые флюиды? В офис Кейт вернулась взволнованной, что не укрылось от наблюдательной Шерон.

— Привет, шеф! — воскликнула она, вскочив из-за стола при появлении Кейт. — Вам звонили, но это не срочное дело. Что с вами стряслось? У вас какой-то необычный вид…

— Этот невыносимый Джонатан окончательно меня сегодня достал! Предложил мне провести с ним вечер в пригородном кабачке. Похоже, он смотрит на меня как на десерт, нечто среднее между сыром и портвейном.

9
{"b":"1277","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Подвал
Никогда тебя не отпущу
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Слишком близко
Тамплиер. Предательство Святого престола
Эльфика. Другая я. Снежные сказки о любви, надежде и сбывающихся мечтах
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Войти в «Поток»
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет