ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пожалуй, мне лучше встать, пока нас кто-нибудь не увидел. — Мысль о том, что кто-то может их застать в столь двусмысленной позе, впервые пришла в голову Гвен. Скатившись с большого, теплого тела Джейка, Гвен встала на ноги. — Извини, что из-за меня ты упал с веранды.

— Падение — ерунда. А вот что мне причиняет настоящую боль, так это то, что ты оставила меня без поцелуя, леди-босс.

— Ты и сам мог меня поцеловать, — выпалила Гвен и прикусила язык. Джейк засмеялся.

— В следующий раз я именно так и поступлю, леди-босс. Я буду целовать тебя до тех пор, пока ты не станешь податливым пластилином в моих руках и не начнешь молить о большем.

Его самонадеянные слова развеяли все чары.

— Следующего раза не будет. — Развернувшись, Гвен стала подниматься по ступеням. — Ты ведь перекатиполе, не забыл? — бросила она через плечо.

— Поверь, я не уйду, пока не поцелую тебя, как говорил. Обещаю. — И вдруг крикнул во весь голос:

— Ты слышишь меня, Гвен?! Обещаю!

Гвен открыла дверь, примеряясь громко ею хлопнуть. В этот момент открылась дверь гостиной и раздался голос Тома:

— Что случилось?

— Ничего. Просто змея. Но она уже уползла в траву. Это змей. Это была большая змея мужского пола.

Гвен стала подниматься по лестнице, когда услышала, как Том говорит Дорис:

— Все в порядке. Джейк снова поцеловал Гвен. Думаю, ей понравилось. Поверь моему опыту, Дорис, этот парень умеет обращаться с женщинами. Но с нашей крошкой он не оберется проблем.

Первым желанием Гвен было ворваться в гостиную, затопать ногами и закричать, что Джейк Стоунер больше здесь не работает, что никакая она не крошка, что этот негодяй так ее и не поцеловал, а она этого вовсе и не хотела… Но она поборола в себе это желание, зашла в спальню и плотно притворила дверь.

Прислонившись пылающим лбом к холодному латунному столбику кровати, Гвен попыталась привести свои чувства в порядок. Как такое могло произойти? Валяться на земле в обнимку с Джейком Стоунером! Да она терпеть его не может. Заносчивый, самонадеянный, нахальный субъект! Перекатиполе! Совсем не такой мужчина ей нужен, если когда-нибудь она решится завести семью.

Джейк вертелся в кровати с боку на бок и проклинал свою порядочность. В своем воображении он видел, как срывает с Гвен рубашку и джинсы. Ее кожа нежна, как шелк. Он гладит ее круглую, мягкую попку… Далась она ему! Нет, в следующий раз он даст волю своим желаниям, иначе так и умереть недолго.

Порядочность. Странное слово в лексиконе такого преступника, как он.

Он всегда был нормальным мужчиной с теплой кровью. В свое время он был готов уговаривать Мэриан отдаться ему до свадьбы, но вдруг Джейк с удивлением понял, что никогда не жаждал Мэриан так, как он жаждет Гвен. Теперь он окончательно понял то, о чем всегда подспудно подозревал, — он не любил Мэриан, чувствовал, что за ее красотой скрывалась мелкая, расчетливая натура.

Тело Джейка напряглось, когда он вспомнил, как Гвен лежала на нем. И никакая она не худая. Все женские выпуклости у нее в положенных местах. По пышности форм она хоть и уступает его бывшей невесте, но волнует его намного больше. В его представлении именно Гвен — воплощение настоящей женщины. Женщины, на которой он хотел бы жениться и от которой хотел бы иметь детей. Каждый ребенок, рожденный Гвен, будет желанным и любимым. Здоровым и веселым.

Когда-то Джейк мечтал, что у них с Мэриан будут дети. Он был бы хорошим отцом, как когда-то его Па. Он мог бы многому научить своих детей, не прибегая к хлысту или розгам, как это делал его отчим.

Джейк никогда не рассказывал Мэриан, как отчим безжалостно избивал его хлыстом, как потом к нему тайком пробиралась мать и говорила, что ему лучше уехать. Он понимал, что его Ма была слишком слабой, чтобы защитить его, но так и не смог простить ее. Перед тем как покинуть дом, он пообещал, что, если когда-нибудь понадобится ей, он приедет. Джейк до последнего надеялся, что она решится оставить своего мужа и уехать с ним. Но спустя годы она лишь попросила Джейка позаботиться о брате Лютере.

Мэриан убеждала его, что он должен проигнорировать просьбу матери, ничего не предпринимать, а потом сообщить ей, что не нашел брата. Все равно она жила за тридевять земель, в Техасе, и никогда не узнала бы правду. «Но мы-то будем знать», — ответил тогда Джейк своей невесте. Он не мог отказать матери, особенно после данного однажды обещания.

Вот теперь он пообещал Гвен, что не уедет, пока не поцелует ее снова…

Ведь он мог поцеловать Гвен сегодня, а может, и не только поцеловать. Но что-то подсказало ему, что сделать это сегодня было бы ошибкой. Сначала извиниться за нанесенную обиду и тут же поцеловать? Джейк усмехнулся, вспомнив разочарование на ее милом личике, когда он все-таки не поцеловал ее.

Нет, надо было все же ее поцеловать. В следующий раз он не станет колебаться.

Чертов Майкле! Зачем он послал Джейка именно сюда? Вечером, когда Гвен благодарила его за спасение Крисси, он чуть было не сказал ей, что особой опасности не было. Он осознал это только спустя какое-то время после происшествия. Если бы Майкле послал его на землю, чтобы спасти маленькую Крисси, Джейка здесь бы уже не было. Его десятая миссия считалась бы выполненной, и он обрел бы обещанный покой, положенный давно умершему человеку.

Кроватка Крисси была пуста. Через открытые окна Гвен слышала, как малышка болтает на кухне с Дорис.

Уверенная, что Дорис ни на минуту не спустит глаз с девочки, Гвен приняла душ и оделась. Распустив по плечам влажные после душа волосы, она стала спускаться по лестнице на кухню, откуда доносились восхитительные запахи и несмолкающий щебет Крисси. Гвен не могла разобрать слов, но на сердце у нее потеплело. Неожиданно хрипловатый мужской смех, перекрыл детский голосок и улыбка сползла с ее лица. Она уже хорошо знала этот смех. Джейк.

У двери кухни Гвен заколебалась. Она рассчитывала, что Джейк уже позавтракал и отправился на работу. Гвен надеялась не увидеть его по крайней мере до ленча. Да, он спас Крисси и она будет ему благодарна до конца жизни, но это не дает ему права обращаться с ней как со своей игрушкой.

Она распахнула двери кухни.

— Доброе утро.

— Мы с Джейком завтракаем, — прозвенел голосок Крисси.

Джейк бросил на Гвен многозначительный взгляд поверх детской головки.

— Хорошо спала?

— А с чего бы мне плохо спать? — воинственно поинтересовалась Гвен. Улыбка Джейка изменилась. Из приветливой и дружелюбной она стала по-мужски самоуверенной. Улыбка, призванная напомнить, что он — мужчина, а она — женщина.

Кровь бросилась ей в лицо, и она еле удержалась, чтобы не прижать к щекам ладони. Просто на кухне слишком жарко, успокоила она себя, Дорис затеяла печь ореховые булочки. Гвен схватила горячую булочку и откусила большой кусок.

— Ммм… как аппетитно! — Под немигающим взглядом Джейка она слизнула с нижней губы кусочек карамели. — Просто потрясающе.

— А парады бывают потрясающими, а, Джейк?

Вернее, партнер.

— Бывают, партнер, — протянул Джейк. — Потрясающим бывает множество вещей.

— Мы с Джейком идем на парад, — выпалила Крисси. — Ты тоже пойдешь с нами.

— Парад?

— На этой неделе в Роки-Форде проходит ежегодная ярмарка. Дорис сказала нам с Томом об этом сегодня утром. Это самая известная ярмарка в Колорадо начиная с 1878 года. Сегодня там большое шествие и аттракционы. Дорис сказала, что они с Бертом никогда не пропускали ярмарку. — Джейк бросил на Гвен выразительный взгляд. — И как нам быть?

— Лично я не пойду ни на какую ярмарку.

— Обязательно пойдешь, — без тени сомнения ответил Джейк. — И ты, и я, и Дорис, и партнер — мы пойдем все вместе. Дорис уже собирается.

— А кто останется присматривать за хозяйством?

— Том. Он сказал, что слишком стар для подобных мероприятий. Крисси, беги наверх и собирайся на парад, — скомандовал он.

— Она не… — Джейк стремительным жестом заткнул ей рот булочкой. Выплюнув ее, Гвен прошипела:

10
{"b":"1278","o":1}