ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, старость ему не грозит. Ему всегда будет тридцать один — столько, сколько было в тот миг, когда оборвалась его земная жизнь.

Джейк скрестил ноги и надвинул шляпу на лицо. Он знал, что пройдет не меньше часа, прежде чем Гвен вернется из исторического музея, который уже давно хотела посетить, но никак не могла выбрать время…

Джейка разбудил легкий толчок в бок. По старой привычке он не пошевелился, сделав вид, что спит. Рядом с собой сквозь полуприкрытые веки он увидел ботинки и голубые джинсы, но шляпа не давала рассмотреть их обладателя. Неожиданно на его рот легла рука. Спросонок Джейк никак не мог понять, где он, почему спит средь бела дня. Рука машинально скользнула к бедру, но оружия не было. Кто-то снова легко толкнул его в бок. Тело Джейка среагировало быстрее, чем голова. Резким броском он опрокинул незнакомца и подмял его под себя.

— Сейчас же слезь с меня, идиот. Знакомый голос привел его в чувство. Придавленная его весом, под ним отчаянно барахталась Гвен. Положение их тел Джейк нашел очень даже приятным. Гвен, судя по выражению ее лица, была другого мнения. Он нехотя отпустил свою жертву.

— Извини. Это я спросонок.

Если бы не сильное желание показать Джейку свою находку, Гвен уволила бы этого нахала в ту же минуту. Интересно, в который раз возникло у нее это желание?

Гвен чувствовала его взгляд, способный прожечь дыру в ее джинсах где-то пониже спины.

— Прекрати пялиться на мой зад! — прошипела она.

Боже, неужели эти слова сорвались с ее губ? Вот уж, действительно, с кем поведешься…

Джейк хохотнул.

— Лапуля, ты очаровательна. Ты сердишься? Я уже попросил прощения за то, что накинулся на тебя. Больше это не повторится, если только ты сама не попросишь.

— Прекрати разговаривать со мной этим мерзким тоном самодовольного самца! Пойдем скорее в музей. — И Гвен широкими шагами направилась к зданию. Там, схватив Джейка за руку, Гвен утащила его в противоположный конец большого зала и указала на стенд, где под стеклом лежала пожелтевшая газетная вырезка. — Почему ты мне не сказал, что у тебя такой известный предок? — Склонившись над витриной, Гвен прочитала заголовок: «Бандит убит при ограблении банка». — Сначала я решила, что это твой прапрапрадед, но потом поняла, что у этого человека не было детей. Кем он тебе приходится?

Джейк в оцепенении смотрел на газету 1886 года.

— Никем, — резко ответил он.

— Не может быть, Джейк. Тебя зовут так же, как и его, — Джейк Стоунер. Он как две капли воды похож на тебя. Как странно… Ему и лет столько же, сколько тебе сейчас. Джейк, я не поверю, чтобы ты ничего о нем не слышал.

— А чем он, собственно говоря, так тебя заинтересовал?

— Джейк, не будь тупицей. — Гвен прямо-таки пританцовывала от нетерпения. — Этот человек, этот грабитель, наверняка твой предок. Вы похожи с ним, как две капли воды. — Гвен склонилась над заметкой. — В статье говорится, что тот Джейк Стоунер собирался жениться на некоей Мэриан Олсон, но они расторгли помолвку, когда он стал грабителем. — Зеленые глаза Гвен горели от возбуждения. — Я думаю, он стал преступником от отчаяния, потому что эта Мэриан его отвергла. А ты как думаешь?

— Почем я знаю? — вопросом на вопрос ответил Джейк. Его голос был ровным, лишенным каких-либо эмоций.

Его равнодушие выводило Гвен из себя.

— Джейк, как ты можешь быть таким спокойным! Пусть не дед, но тот Джейкоб Стоунер наверняка был каким-нибудь твоим пра-прапрадядей. И ты молчал, что в твоей родословной есть такая романтическая линия!

— В чем здесь романтика? Иметь предком бандита?

— Этот человек не был бандитом. На самом деле он был очень уважаемым человеком. Сначала он работал на Чарлза Гуднайта. Основанная Чарлзом компания существует до сих пор…

— Я слышал о ней.

— Джейкоб был ковбоем и занимался перегонкой скота. Смотри, ты даже занимаешься тем же, чем и твой предок. Смешно, правда? — Гвен тараторила все быстрее, эмоции захлестывали ее.

— Я думаю, слово «смешно» здесь неуместно, — попытался остудить ее пыл Джейк.

— Наверное, ковбойство у вас в генах. Чем занимался твой отец?

— Он был каменщиком.

— А-а, — разочарованно протянула Гвен. — А дед?

— Каменщиком. Все мужчины в моем роду были каменщиками с того дня, как приехали в Америку из Германии. Тогда их фамилия была Steiner — Штайнер, что означает «камнерез, каменщик». Спустя годы кто-то из предков переделал ее на американский манер. — Джейк усмехнулся, видя ее растерянность и разочарование. — Ну и… Что романтического ты усматриваешь в истории моей семьи?

— А твой брат? — Гвен не хотелось отказываться от своей версии. Джейк заколебался.

— Его работа была связана с банками. Гвен заметила его колебание и выругала себя за черствость — ведь знала же, как ему больно вспоминать покойного брата. Повисла неловкая пауза, и Гвен поспешила вернуться к статье:

— Тот Джейкоб Стоунер был уважаемым человеком в городе, и перед ним открывалось большое будущее. Поработав ковбоем, он стал сначала шерифом, потом — начальником федеральной полиции, потом — техасским рейнджером. В статье написано, что он был из Техаса. Как ты.

— Я никогда не говорил, что я из Техаса.

— Прямо не говорил, но я поняла это из некоторых твоих высказываний. — Гвен покосилась на Джейка. — А откуда ты на самом деле?

— Из разных мест, — коротко ответил он, пресекая дальнейшие расспросы. Затем, нахмурившись, склонился над статьей.

Гвен решила, будто ему неприятно было узнать, что в его роду были преступники, и решила утешить.

— Я думаю, что во всем виновата та женщина. Это она толкнула Джейкоба на преступление.

— Такое могло случиться только со слабым мужчиной.

— Предательство кого-то, кого ты любил, очень меняет человека. Я так думаю, — добавила она, натолкнувшись на скептический взгляд серых глаз. — Вот тебя, например, женщина могла бы толкнуть на безумства?

— Попробуй — и узнаешь, — протянул он насмешливо, но глаза оставались серьезными и внимательными.

— Нет, — выдохнула Гвен и торопливо склонилась над статьей. Что с ней? Что таилось в глазах Джейка, когда он ответил ей? — Странно, что никто из твоей семьи не рассказывал тебе об этом предке. Ведь этот человек не был плохим…

— Этого человека убили во время вооруженного налета на банк.

— У него наверняка были какие-то смягчающие обстоятельства.

— Ты опять о той женщине?

— Репортер пишет здесь, что она была удивительной красавицей. Погоди, сейчас найду. Ага, вот. «Когда мисс Олсон говорила о том отчаянии, в которое ее повергло расставание с Джейкобом, ее алые губы дрожали, а из прекрасных голубых глаз струились слезы, сверкавшие, как драгоценные камни. Перед вашим покорным слугой сидела самая прекрасная женщина Запада, и давно зачерствевшее сердце старого писаки дрогнуло…» Ой, меня сейчас стошнит от этой патоки.

— Давай уйдем.

— Нет, я хочу дочитать до конца, только пропущу описание «розовых, как лепестки розы, щек», «алебастровой кожи», «ореола каштановых кудрей»., . Бррр… Дальше… «При упоминании жениха, который покинул ее ради того, чтобы встать на преступный путь, прекрасная Мэриан разражалась потоком слез…» Фу, не могу больше. Думаю, бедный Джейкоб был готов сбежать от нее куда угодно. — Гвен фыркнула от отвращения. — До чего же эгоистичная особа! По-моему, мисс «розовые щечки и голубые глазки» огорчила не столько смерть Джейкоба Стоунера, сколько факт, что он ее бросил.

— Босс, вы непоследовательны. Минуту назад вы утверждали, что парень решился на ограбление из-за того, что она его бросила, — насмешливо заметил Джейк.

Гвен ничуть не растерялась, у нее наготове была очередная романтическая версия.

— В те времена, когда мужчина делал девушке предложение, той надо было поломаться, то есть «помурыжить» претендента. Видимо, Джейкоб этого не знал. Он сделал предложение, а глупая кукла отказала.

— Допустим, заметь, только допустим, что ты права. Но почему он решил стать преступником? Почему просто не вернулся на свое ранчо и не выбросил ее из головы?

13
{"b":"1278","o":1}