ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тогда в нашей округе было бы два Джейка Стоунера, похожих, как близнецы-братья, — ты и твой предок-грабитель. Может, вы бы стали соперниками в борьбе за сердце несравненной мисс «голубые глазки». — Гвен все больше и больше ненавидела эту женщину, хотя и жившую сто лет назад. — А затем, скооперировавшись на почве безответной любви, стали бы грабить почтовые кареты.

— Джейкоб Стоунер никогда не грабил почтовые кареты, — возмутился Джейк, сжав своими бедрами ее бедра.

От соприкосновения ее обнаженной кожи с мокрой, грубой джинсовой тканью Гвен испытала ни с чем не сравнимое чувственное удовольствие. Она изо всех сил вцепилась пальцами в гриву Вегаса.

— Откуда ты знаешь?

— Наверное, прочитал в газете. А почему ты решила, что я стал бы таким же, как и он?

— Из-за твоего высокомерия. Ты все время командуешь мной.

— А как насчет гипотезы о «разбитом сердце»?

Гвен обернулась и пристально посмотрела Джейку в глаза.

— Не знаю, как он, но ты никогда не подпустишь женщину настолько близко, чтобы она могла разбить твое сердце.

— Я думал, мы говорим о том Джейкобе Стоунере.

Темнота не позволяла Гвен рассмотреть выражение лица Джейка.

— Я не думаю, что между вами большая разница. Я никогда особо не задумывалась о реинкарнации, но в вашем случае я почти не сомневаюсь, что внешность и дух Джейкоба Стоунера переселились в его пра-пра-пра… не знаю уж, кем ты ему приходишься.

— А кем ты видишь себя в те годы? Мэриан? — В его голосе прозвучал неприкрытый сарказм.

— Нет. — Гвен покачала головой. — Я бы никогда не позволила тебе… вернее, ему уйти.

В ту же секунду она почувствовала, что Вегас встал. Джейк прислонил голову Гвен к своему плечу и стал гладить ее щеку.

— Если бы я была на месте Мэриан, я бы постаралась удержать Джейкоба.

— А почему ты думаешь, что Мэриан не пыталась этого сделать? — Взяв Гвен за подбородок, Джейк настойчиво пытался повернуть ее лицо к себе.

— Потому что она не любила тебя. Я хотела сказать: его.

— В статье написали, что она плакала. — Пальцы Джейка гладили ее влажные, спутанные волосы.

— Крокодиловы слезы. Она просто хотела привлечь внимание к своим голубым глазам.

— Джеикоб Стоунер был идиотом, — пробормотал Джейк. — Он должен был найти женщину с зелеными глазами. И губами, ждущими его поцелуев.

Последние слова он произнес, касаясь губами ее губ. Затем чуть отпрянул, заглянул в затуманенные страстью зеленые глаза и накрыл ее рот своими губами. Гвен забыла обо всем — о мокрой футболке, о сапогах, полных воды, о грязном лице и обвисших волосах. Мир вокруг перестал существовать. Подсознательно она ожидала нежного, мягкого поцелуя, которым он однажды уже одарил ее, и была ошеломлена неожиданной страстностью и напором. Джейк целовал ее с голодной, неприкрытой страстью, как будто это был последний поцелуй в его жизни.

Большие ладони Джейка накрыли ее груди, согревая и лаская одновременно. Гвен почувствовала, как напряглись ее соски. Джейк сначала сжал их, затем отпустил и стал нежно потирать подушечками больших пальцев.

— Когда я ехал сюда, то не ожидал встретить тебя.

— Я тоже не ожидала встречи с тобой, ковбой. — От испытываемого наслаждения по телу Гвен прошла волна дрожи. Нетерпеливый Вегас стал перебирать ногами и даже тихонько фыркать. Это привело Гвен в чувство. — Я замерзла. Лучше пойду домой. — Но как же ей не хотелось покидать его объятия!

— Да, тебе лучше уйти. — Он медленно убрал руки с ее груди. — Это был долгий день.

Вегас остановился у крыльца. Легко спрыгнув с лошади, Джейк помог спуститься Гвен.

— Это был долгий день, — повторил он, — но хороший.

— Да. — (Руки Джейка лежали на ее талии.) — Спасибо, что настоял, чтобы мы с Крисси пошли на праздник. Она была счастлива.

— Мне тоже понравилось. Можно тебя спросить?

Вспомнив свое знакомство с Томом, Гвен ответила:

— Спросить-то ты можешь, но вот отвечу ли я?

Джейк мягко рассмеялся и чмокнул ее в кончик носа.

Бросив мокрое полотенце на спинку стула, Джейк лег в кровать. Никто и ничто, даже динамитная шашка с подожженным фитилем, не заставит его покинуть эту постель до самого утра. Ничто и никто. Губы Джейка искривила усмешка. Зачем он лжет самому себе? Ничто — может быть, а вот никто… Стоит его зеленоглазому боссу свистнуть или махнуть рукой, он помчится на этот зов быстрее, чем Вегас на его собственный свист.

Джейк вспомнил, как отозвалась Гвен на его поцелуй, его ласку. Как кололи его пальцы напрягшиеся соски, как удобно легли ее полные груди в его ладони. Он никогда не видел на женщине наряда сексуальнее, чем грязная мокрая мужская футболка, облепившая изгибы маленького, но такого женственного тела.

Он заворочался в постели, гоня прочь эротические видения. Наконец его мысли вернулись к газетной статье. По правде говоря, заметка потрясла его — не каждому человеку выпадает сомнительная честь прочитать собственный некролог, да еще столетней давности.

Гвен не обратила внимания на два момента в статье, которые для Джейка были очень важны. Во-первых, ни разу не был упомянут Лютер. Было сказано только, что четверым бандитам удалось сбежать. Значит, Лютер жив, точнее, остался жив тогда. Интересно, сколько он еще прожил, если не бросил это занятие? Сколько раз Джейк пытался объяснить младшему брату, что жизнь грабителей коротка, что рано или поздно их или убивают, или ловят, судят и все равно убивают. Но Лютер был в том возрасте, когда кажется, что ты непобедим и будешь жить вечно.

В тот роковой день в Джейка попало шесть пуль. Он вспомнил, каким негодованием пылали зеленые глаза Гвен, когда она назвала его смерть самым что ни на есть настоящим убийством! Но она не права, как не прав был он, пытаясь таким образом заставить брата бросить свое неблаговидное ремесло. Вместо того чтобы вести с ним бесконечные разговоры, надо было связать его, привязать к седлу и увезти подальше от дружков.

Главарь банды часто и жарко спорил с Джейком, упирая на благородство их целей. Именно на эти робингудовские идеалы и клюнул Лютер. Так и ездил Джейк вслед за бандой, надеясь защитить брата и наставить его на путь истинный.

Ограбление банка было четвертым делом, в котором участвовал Джейк…

Внезапно Джейк нахмурился. Сегодня он допустил непростительную оплошность, выскочив без футболки на улицу, когда услышал, как Гвен зовет Мэка. Она могла поинтересоваться, что это за шесть шрамов, очень похожих на следы от пуль. Судя по шрамам, владелец похоронного бюро особенно не церемонился с телом опасного преступника Джейка Стоунера и вырезал все шесть пуль на сувениры.

Гвен. Снова Гвен. Все его мысли так или иначе возвращаются к Гвен…

Интересно, о чем думал Майкле, когда посылал его сюда? Он что, совсем не имеет представления о мужских потребностях и желаниях? А может, это еще одно испытание, задуманное там, в небесной канцелярии? Ведь Майкле всегда уходил от ответа, когда Джейк спрашивал его, почему его не отправили сразу в ад. Знал ли Майкле ответ на этот вопрос или нет, теперь уже не важно. Сегодня Джейк сам узнал его. Из той самой газетной статьи. Священник сказал, что он и его жена будут молиться о спасении души Джейка и благодарить его за сына.

Видимо, Самый Главный там, наверху, услышал их молитвы и внял им. Он дал Джейку возможность искупить свои грехи, вернее, десять возможностей помочь людям. В этом состоит его искупление.

Но этой ночью Джейк испытал один из самых ужасных моментов в своей жизни. Услышав крики Гвен, он заколебался. Если настал тот самый момент, когда он должен помочь Гвен, то его миссия на земле завершена. Как только он выполнит ее, Майкле призовет его назад. Он спасет Гвен, чтобы потерять навсегда. И на мгновение, пусть только одно мгновение, но в голову Джейка закралась малодушная мысль — не выходить, притвориться, что не слышит ее криков. Гвен справится одна, а он… он побудет рядом с ней еще немного.

Джейк пожалел, что не помнит, как все происходило в прошлые разы. Он точно знал, что от его вмешательства зависела жизнь людей, но вот подробности в памяти не сохранились. А если так, он не мог рисковать жизнью Гвен.

16
{"b":"1278","o":1}