ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гвен назвала Джейкоба Стоунера героем. Он был не героем, просто человеком, который сделал то, что считал нужным.

Он не герой, он просто мужчина. Мужчина, отчаянно жаждущий любви женщины. Но не любой женщины. Гвен.

Гвен уже забыла, когда в последний раз просыпалась с улыбкой на лице. Но ведь никогда раньше она не засыпала с мыслями о поцелуях Джейка Стоунера. Приказав ей идти в дом и принять горячую ванну, он добавил еще кое-что, не предназначенное для ее ушей, но Гвен расслышала.

— Иди-иди, — пробормотал Джейк, — пока я не утащил тебя в свою постель и не согрел сам.

Гвен с удивлением поняла, что не стала бы противиться, если бы он так и поступил. Она закрыла глаза и представила, что бы делал с ней Джейк. Ее воображение нарисовало множество сцен, которые человечество проигрывает вот уже миллион лет.

Резкий телефонный звонок вторгся в ее сознание. Не переставая улыбаться, Гвен протянула руку к тумбочке и сняла трубку.

— Доброе утро, — пропела она.

После небольшой паузы она услышала осторожный голос Пруденс:

— Гвен?

— Да, это Гвен, и сегодня чудесный день.

Как поживаешь, Пруденс?

— Гвен, у тебя все в порядке?

— Все просто супер! А что?

— Ты какая-то странная…

— У нас тут были проблемы ночью…

— Проблемы? — Пруденс тяжело вздохнула. — Этого я и боялась. А Джейк Стоунер случайно не имеет отношения к этим проблемам?

Гвен представила Джейка, отцепляющего ее от колючей проволоки.

— Можно и так сказать.

— Черт! Надо было лучше его проверить — кто он, откуда. Извини, Гвен. Это моя вина.

Улыбка сползла с лица Гвен. Ей вдруг стало холодно, и она натянула на плечи одеяло.

— Что ты хочешь этим сказать? Что ты узнала о Джейке?

Глава 8

— Мне пришлось поднять кое-какие документы, потому что Гордон заявляет налево и направо, что намерен через суд оспаривать завещание Берта. Я решила посмотреть кое-какие старые материалы в архиве суда и нашла много чего интересного, но некоторые очень важные для нас документы найти не смогла.

— Что ты нашла? — От мрачного предчувствия по спине Гвен пробежал холодок. После долгой паузы Пруденс сказала:

— С ранчо не все так однозначно, как мне хотелось бы.

Гвен сжала край простыни.

— Что это значит?

— Земля, на которой стоит ранчо, была куплена в 1881 году неким Джейкобом Стоунером.

— Это ранчо принадлежало Джейкобу Стоунеру? — переспросила Гвен в изумлении.

— И когда он умер… Джейкоб Стоунер завещал землю и дом своему младшему брату Лютеру.

— У Джейкоба был брат?

— Да. Лютер со своей маленькой дочерью погиб в какой-то дорожной аварии. Я нашла копию свидетельства о смерти. Затем сразу следует запись о том, что в 1921 году Гордон Уинтроп оставил ранчо своим сыновьям.

— А Гордон, Гордон Пиз может претендовать на ранчо?

— Подожди, дело не в Гордоне. Нет никаких записей о том, как ранчо перешло от Стоунеров к Уинтропам. Существует несколько законных способов, по которым ранчо могло перейти к семье Уинтропов. Но если это было сделано незаконно, а у Лютера остались наследники, то ранчо принадлежит им и судебное разбирательство будет в их пользу. Любой из потомков Стоунеров может претендовать на землю и ранчо.

— То есть по закону ранчо никогда не принадлежало семье Берта? Оно принадлежит потомкам Джейкоба Стоунера?

— Я уверена, что оно принадлежит семье Уинтропов, но нет никаких доказательств, — со вздохом произнесла Пруденс. — Потомки Стоунера могут заявить, что Уинтропы присвоили землю незаконно, и подать заявление в суд.

— Говоря о Стоунерах, ты имеешь в виду Джейка, да?

— Я расспросила многих людей, но никто никогда не видел его раньше и не слышал о нем. Может, это случайное совпадение и тебе не о чем беспокоиться.

Гвен вспомнила фотографию из старой газеты.

— Это не совпадение, — задумчиво произнесла она. — Я должна подумать, Пруденс. Поговорим позже. — Гвен повесила трубку.

Так вот в чем дело! Джейк Стоунер задумал присвоить ранчо. Выгнать ее и Крисси из обретенного дома. Но зачем тогда он нанялся к ней на работу? Зачем целовал ее? Чего он хотел добиться таким образом? Гвен ничего не знала об истории ранчо…

И вдруг ее осенило. Джейк ищет недостающие бумаги. И Гвен он целовал с далеко идущей целью — вскружить ей голову, забраться в ее постель, а значит, и в дом. Видимо, он решил, что бумаги спрятаны где-то в доме. Сблизившись с Гвен, он мог бы беспрепятственно находиться в доме и рыскать по нему.

Гвен спустилась к завтраку, решив сделать вид, что ни о чем не догадывается.

— С добрым утром, лентяйка, — протянул Джейк с улыбкой. — Мы с Томом встали с петухами. Я отремонтировал заграждение, а Том еще раз проверил лошадей. Сказал, что все в порядке.

Тома она спросит потом сама.

— Где Том?

— На улице, с Крисси. Они учат Мэка выполнять новые команды.

— А… — Гвен налила кофе в кружку. Ну что ж, это хорошая возможность раз и навсегда прояснить ситуацию.

Джейк тоже наполнил свою кружку.

— Как только ты позавтракаешь, мы поедем верхом. Нужно проверить остальные заграждения и скот. Может быть, стоит перевести коров и телят на другое пастбище, подальше от главной дороги?

— Зачем? — Гвен положила в тарелку овсяные хлопья и залила молоком.

— На случай, если ночной гость решит вернуться с новыми идеями.

— Какой ему смысл резать загородку у коров?

— Разный. — Джейк пожал плечами. — Чтобы они разбежались, создав нам кучу проблем, или чтобы украсть их…

— Кража скота в наши дни? — Гвен вытащила тост из тостера, взяла нож, масло, джем и села за стол напротив Джейка. Неужели он считает ее такой легковерной дурочкой? — Сомневаюсь.

— А ты считаешь, что в двадцатом веке преступность не существует?

— Никогда не думала, что преступления такого рода случаются в наши дни. Что, тебя навестили призраки прошлого, Джейк?

— Джейкоб Стоунер никогда не воровал ни скота, ни лошадей.

— Кстати, о Джейкобе. Как звали его брата?

— Лютер.

— Лютер, — протянула Гвен. — А откуда ты знаешь?

Джейк бросил на нее быстрый взгляд, затем стал мешать кофе в кружке.

— Прочел в газетной статье в музее, — наконец ответил он.

— Нет. В статье не было сказано ни слова о том, что у Джейкоба Стоунера был брат, тем более не упоминалось его имя. — Джейк открыл рот, но Гвен перебила:

— Нет. Я читала эту статью много раз. Я практически выучила ее наизусть.

Джейк отхлебнул кофе, в упор глядя на Гвен поверх кружки.

— А может, его звали и не Лютер. Это имя просто первым пришло мне в голову.

— Случайно вырвалось, да? Но Лютер — не самое распространенное имя на свете.

— В то время оно было достаточно распространенным.

— Что ты еще выяснил в своих изысканиях?

— Изысканиях?

— Я должна была заподозрить неладное еще тогда, когда ты поразил меня знанием истории здешних мест. Слишком много для человека, которого здесь никто никогда не видел и не слышал о нем.

Джейк поставил кружку на стол.

— Хватит ходить вокруг да около. Что происходит?

— То же самое я хочу спросить у тебя. Что происходит? — Поскольку Джейк молчал, Гвен разозлилась. — Только не надо ничего выдумывать. Я точно знаю, зачем ты здесь.

— Знаешь?

— Сегодня утром мне позвонила Пруденс и все рассказала. Твой секрет раскрыт, мистер Стоунер. У тебя есть час, чтобы собрать вещи и убраться отсюда. Через час я позвоню шерифу.

— Если весь этот сыр-бор из-за вчерашнего поцелуя, то я прошу прощения…

— Дело не в поцелуе, и ты знаешь это. Глубокая морщина перерезала лоб Джейка.

— Пруденс ведь твой адвокат, да? Откуда она может знать, зачем я здесь?

— Прекрати, Джейк. Хватит этих игр в кошки-мышки, — резко оборвала его Гвен. — Я могла бы простить тебе многое, но только не ложь. Если бы ты пришел ко мне и сказал правду, мы бы вместе что-нибудь придумали. Но теперь я буду драться с тобой. Берт оставил это ранчо мне. Мне, понимаешь?! Он не оставил его Гордону, потому что знал, что тот его продаст, а деньги промотает. Не оставил Лоуренсу Хинглу, потому что он умирает; Дорис — потому что она не уверена, что останется здесь навсегда.

17
{"b":"1278","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Янтарный Дьявол
Иллюзия греха. Разбитые грёзы
Нелюдь
В объятиях герцога
Господарство Псковское
#Карта Иоко
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Венец многобрачия