ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И я не думала.

— Давай поговорим о чем-нибудь другом, — мягко предложила Пруденс. — Или помолчим, если хочешь.

— Помолчим. Я слишком переживаю, чтобы разговаривать. Или думать. — Гвен натянула плащ на колени. — Гордон был пьян, когда шериф пришел за ним. Наверное, он был уже пьян, когда стрелял. Кто знает? Джейк загородил нас собой. Он всегда считает, что знает лучше, как нужно поступить. Подстрелить должны были меня, потому что это я выпустила Мэка, а этого не надо было делать, а когда пошла за ним, не надо было будить Джейка, но я это сделала… — Гвен не замечала, что говорит все быстрее и быстрее. Наконец ей не хватило дыхания, и она смолкла. Стиснув руки, она пыталась унять дрожь при воспоминании о крови Джейка, струящейся по ее пальцам. Ни мыло, ни горячая вода не помогли ей избавиться от этого ощущения.

— Миссис Стоунер? — Рядом с ней стоял мужчина в зеленом хирургическом халате. — Я только что из операционной. Вашего мужа перевезли в реанимацию.

— Что это значит? С ним все в порядке? Спасибо, доктор, спасибо! Тот нахмурился.

— Операция была тяжелой. Все решат несколько следующих часов.

— Что это значит? — Гвен задрожала и стала нервно кутаться в плащ.

— По правде говоря, миссис Стоунер… — Доктор секунду заколебался. — Мы, безусловно, кое-чему научились в плане помощи телу, но дух человеческий по-прежнему остается великой тайной. Теперь все зависит от вашего мужа — насколько велико его желание жить. Я знаю случаи, когда выживали больные, находившиеся в намного худшем состоянии, чем он. Шрамы на теле вашего мужа говорят о том, что он достаточно крепок и немало перенес на своем веку. Мы делаем все, что в наших силах, вам остается только молиться.

— Я могу его увидеть?

— Пока нет. Как только будет можно, вас позовут. — Уже в дверном проеме доктор обернулся:

— Молитесь, миссис Стоунер. Доктора делают, что могут, но в вашем случае лучше надеяться на чудо.

Джейк слышал музыку. Невероятной чистоты звуки были настолько красивы, что Джейк открыл глаза, чтобы посмотреть на музыканта. Он увидел, что стоит у входа в узкий тоннель, в конце которого сияет свет. Этот свет манил его, и Джейк неуверенно сделал первый шаг. Он почувствовал, что под ногами нет пола, но не испугался: он точно знал, что не упадет. По его телу разливались покой и умиротворенность, боль из груди постепенно уходила. При этом что-то все-таки беспокоило его, что-то там, позади, но свет впереди притягивал его неодолимо.

В конце тоннеля, в ореоле неземного сияния, стоял человек. Подойдя ближе, Джейк узнал Майклса. Но этот Майкле был мало похож на того, с которым привык общаться Джейк. Не было ни котелка, ни галстука. Этот Майкле был одет в длинную белую одежду.

— Что происходит? Где я?

— Твоя миссия на земле окончена. Поздравляю, Джейкоб. Ты заслужил право находиться здесь. — Майкле усмехнулся; — Как вы, люди, говорите — ты заслужил свои крылья.

Покой и глубокое удовлетворение снизошли на Джейка. Но вдруг он услышал слабый, едва различимый голос, зовущий его по имени. Нахмурившись, он оглянулся по сторонам в поисках зовущего. Его окружал плотный белый туман, но вместо влаги и холода он испытывал всепроникающее тепло. Кроме него и Майклса, в этом тоннеле больше никого не было. И снова Джейка встревожило это странное, ноющее чувство, нарушающее обретенный покой. Голос снова позвал его — на этот раз тише и глуше.

— Ты слышал?

— Слышал что? — удивленно спросил Майкле. Джейк никогда не видел Майклса таким. Суровый, бескомпромиссный судья превратился в мудрого ангела, излучающего свет и покой. Джейк почувствовал, как рядом с ним его покидают все земные тревоги и огорчения. Наконец-то его душа обретает покой и мир.

— Я ничего не слышу. — Силуэт Майклса качнулся и растворился в тумане. Внезапно Джейк почувствовал прикосновение, лицо Майклса выступило из тумана совсем рядом. — Пойдем. Тебя ждут.

— Да-да, пойдем. — Джейк двинулся за Майкл-сом, но внезапно остановился. — Я слышу ее голос. Это Гвен. Где она?

— Ее время еще не пришло, Джейкоб. Ты сделал то, что должен был сделать. Родители Крисси ушли раньше отведенного им времени. Ты был послан, чтобы малышка не осталась одна. Ты спас Гвен, и это было твоим последним заданием.

— А если Гордон Пиз снова попытается ее убить? Он будет добиваться этого ранчо всеми правдами и не правдами. Без меня он обязательно убьет ее.

— Она в безопасности. Она узнала Гордона по голосу и сказала об этом шерифу. Они уже арестовали Гордона.

— Он сознался?

Глаза Майклса лукаво блеснули.

— Да. Его адвокат пытался протестовать, но Гордону был дан шанс заглянуть в свою черную душу и осознать, к чему привели его зависть и алчность. Он купил ружье, чтобы пристрелить собаку, но, когда Гвен узнала его и окликнула по имени, он запаниковал. Убив человека, Гордон испытал настоящий шок. Он признал, что на какой-то миг просто обезумел и решил, что, убив Гвен, скроет следы преступления и получит дядино наследство.

— Гордон убил человека? На лице Майклса появилось сочувствующее выражение.

— Он убил тебя, Джейкоб.

— Меня? То есть на самом деле я мертв? — обескураженно прошептал Джейк.

— Как ты и хотел. Тебе больше не надо находиться среди людей, где царят зло, ложь, жестокость.

— Нет, среди людей есть много хороших. Это и Гвен, и Крисси…

Джейк не увидел, но почувствовал, как от взмаха крыльев его обдало теплым и, как ни странно, сухим воздухом.

— Два человека и все человечество! Что могут противопоставить они миру, где царят зло и насилие? У человечества нет надежды…

— Я не согласен с тобой. Надежда есть всегда.

Майкле посмотрел на Джейка, в его взгляде сквозило лукавство.

— Ты действительно веришь в то, что говоришь? Ты пытался спасти Лютера, а он смеялся над тобой. Ты спас ребенка, но сам был подстрелен там, у банка. Ты женился на Гвен, чтобы помочь ей, а она обвинила тебя в том, что ты обманул ее, желая завладеть ранчо. Сколько еще раз ты должен обжечься?

— А что, за это разве наказывают?

— Наказывают? Джейк, — Майкле развел руками, — большинство людей вряд ли сочли бы пребывание здесь наказанием. Здесь, наверху, царят гармония, любовь и красота.

Внезапно туман рассеялся. Джейк увидел, что стоит на краю поля, усыпанного голубыми и красными цветами. Посреди поля стояли, взявшись за руки, его родители. Рядом с ними стоял Лютер. Вдруг Джейк услышал серебристый смех. Он поднял голову и увидел, как над его головой на маленьком облачке проплыла рыжеволосая девочка, похожая на маленькую фею. За ее спиной виднелись два маленьких беленьких крылышка. Джейк вспомнил Крисси. Лютер печально улыбнулся брату.

— Привет, брат. Удивлен, встретив меня здесь? После того как ты погиб, спасая того мальчика, я вдруг осознал, в какого негодяя превратился. Это изменило всю мою жизнь. Спасибо, брат.

Джейка окликнула Ма. Она все повторяла и повторяла его имя, по ее лицу струились легкие слезы. Отец обнял Ма за плечи и крепко прижал к себе, бросив на сына многозначительный взгляд. Джейк догадался: отец дает ему понять, что мать сделала все, что смогла, она хотела как лучше и не виновата в своей слабости. Па взглядом призывал его забыть обиды и простить мать. Джейк посмотрел на нее, затем неуверенно улыбнулся. Мать тоже улыбнулась ему сквозь слезы робкой улыбкой. Джейк вдруг осознал, что мама всегда любила его, как могла, как умела. Вид своей счастливой семьи наполнил Джейка теплом и счастьем, — Твоя семья долго ждала тебя, Джейкоб. Здесь все, кого ты любишь и кто любит тебя.

Далекий, едва различимый голос вновь позвал его по имени. Нет, здесь не все, кого он любит.

— Я должен вернуться.

— Вернуться? Зачем, Джейкоб? Ты много потрудился, чтобы заработать право находиться здесь. И ты заслужил эту награду. Что ждет тебя среди людей — глупость, насилие, войны, зависть, загрязненная атмосфера? Если ты вернешься на ранчо, тебе придется работать не покладая рук. А ведь еще есть болезни, наводнения, засухи, снежные бури, землетрясения, налоги, продажные политики и никакой гарантии счастья.

26
{"b":"1278","o":1}