ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Закинув руки за голову, Джейк невидящим взглядом уставился в потолок. Ему было шестнадцать, когда Чарли Гуднайт нанял его на работу. Это было сразу после окончания Гражданской войны. Чарли был уже немолод, но еще достаточно крепок, чтобы выполнять мужскую работу. Они вместе перегоняли коров из Техаса, ночуя у костра под звездным небом, но Чарли никогда не лез ему в душу. Иначе Джейку пришлось бы рассказать, как он убежал из дому, чтобы не убить своего отчима Фрэнка, когда тот в очередной раз полез в драку. Мать закрывала глаза на все проступки отчима, но Джейк не держал на нее зла — она была слабой женщиной и боялась остаться одна.

Большой дом он построил точь-в-точь таким, какой его отец построил когда-то на берегу Гваделупе. Стоило Джейку закрыть глаза, как он явственно видел реку, несущую свои воды вдоль крутых, заросших кипарисами берегов, склоны, поросшие мягким зеленым мхом. Зеленым, как подушка на любимом мамином кресле-качалке.

Как глаза у его хозяйки. У Гвен.

Джейк негромко рассмеялся. Он вспомнил ужас в ее глазах, когда бывший хозяин Мэка сказал, что собаку могут усыпить. Джейк знал, что в эту минуту несчастный пес обрел новую хозяйку. Гвен Эштон, хотя и пыталась выглядеть жесткой, была очень мягкой и ранимой.

Джейк подумал о старом Берте, потом о малышке Крисси — откуда она взялась, если Гвен никогда не была замужем? Однако в нынешнее время отсутствие мужа вовсе не означает, что женщина не знает мужской ласки и ни с кем не делит постель. Вот он, например, хотя и не женился из-за Мэриан, женской лаской обделен никогда не был. Еще как не был! В свое время, конечно.

Он снова стал размышлять о том, зачем все-таки Майкле отправил его именно сюда. И вдруг заподозрил подвох. Он девять раз беспрекословно выполнял приказы Майклса, и это его последнее, десятое задание. И никакие, самые зеленые глаза на свете не изменят его решимости обрести, наконец, обещанные ему мир и вечный покой. Он честно зарабатывал это право в течение последних ста лет.

Гвен стояла на веранде Большого дома и оглядывала свои владения. Благослови Бог Берта Уинтропа, подарившего ей этот дом и историю своего рода. Гвен обхватила себя за плечи. Теперь это ее дом. Место, где будет расти Крисси, где они пустят свои корни. Ничто и никогда не заставит Гвен покинуть это место.

Гвен прислушивалась к звукам Большого дома. Вот миссис Кент, Дорис, загромыхала кастрюлями на кухне. Сорокашестилетняя вдова была самым уравновешенным и доброжелательным человеком на свете, а уж готовила… Восхитительно! Крисси обожала и Дорис, и ее стряпню. Так же, как и Гвен. Естественно, Дорис немедленно приняла Мэка в семью и поставила на довольствие.

Внизу, у дороги, паслись лошади, чуть дальше располагались пастбища для коров. Пусть Гвен пока еще ничего не знает ни о лошадях, ни о коровах, она научится, обязательно научится. Но, как и в любом другом бизнесе, главное — нанять квалифицированных работников.

Таких, как Джейк Стоунер.

Она увидела быстро приближающийся к дому пикап. Джейк. Надо уходить, иначе он решит, что она наблюдает за ним. А это совсем не так. Она почти забыла, что еще несколько часов назад он уехал проверять изгородь вдоль всего ранчо. У нее есть о чем думать и беспокоиться помимо ковбоя, так неожиданно возникшего вчера в ее жизни.

Накануне за ужином он сообщил ей о своих планах на сегодня. Утром Дорис обнаружила вымытые тарелку и чашку в сушилке возле раковины. Что же, первый рабочий день Джейка Стоунера начался рано.

Гвен сощурилась от яркого солнца. В машине сидели два человека. Джейк кого-то везет. Кого? Этот человек едет к ней? Или к Джейку? Друг? Подруга? А может, жена? Сердце Гвен болезненно сжалось от такого предположения. Джейк практически ничего не рассказал о себе, а Гвен не решилась расспрашивать.

Ей нет дела до его личной жизни! Ее волнует только его квалификация. Но в любом случае он должен был сначала спросить у нее, можно ли ему привезти сюда кого-то.

Вот в чем ее ошибка — она слишком вежлива, ее приказы звучат как просьбы. Но теперь она даст понять Джейку Стоунеру, кто на ранчо хозяин, а кто — наемный работник.

Однако Гвен не могла отделаться от мысли, что эта ситуация только позабавит его.

С другой стороны, за него поручился управляющий Лоуренс. Хотя они и не встречались лично, управляющему хватило телефонного разговора, чтобы оценить знания Джейка в области разведения скота. В течение многих лет Лоуренс был правой рукой Берта во всех делах, поэтому Гвен полностью полагалась на его мнение.

Пикап тем временем проехал между высоких каменных столбов и свернул к дому. От Гвен не укрылось, какое впечатление произвел дом на Джейка. Ей тоже нравилось это необычное строение: к основной каменной части были сделаны две пристройки: одна — деревянная, в сельском стиле, а другая — кирпичная, слегка помпезная, в викторианском. Этот странный дом удивительно вписывался в окружающий ландшафт.

Джейк вылез из машины. Он побрился и выглядел более опрятным, но при этом не менее опасным. Гвен снова невольно сравнила его с ковбоями из вестернов. Джейк обернулся к машине и стал что-то говорить своему пассажиру.

Гвен молча изучала его профиль. Она попыталась представить женщину, с нежностью гладящую этот тяжелый подбородок, высокие скулы… Придет же такая чушь в голову!

— Кое-кто приехал повидать вас, — произнес Джейк.

Из машины с трудом выбрался морщинистый старик и уставился на Гвен пронзительными черными глазами.

— Ты и есть та самая пигалица, которой Берт оставил свое хозяйство?

— Да. Меня зовут Гвен Эштон. Старик захихикал.

— Хорошую же свинью подложил он своему племянничку — взял и оставил наследство сладкой маленькой девочке. И поделом Гордону. Нечего было делить шкуру неубитого медведя.

Гвен уже надоело оправдываться и объяснять мотивы такого решения Берта.

— Я не была его любовницей, и Берт не был моим «сладким папиком», — резко бросила она.

— А кто об этом говорит? Берт был очень рад, что нашел кого-то, кто полюбил это место так же сильно, как и он. Он собирался все оставить Лоуренсу, но потом сказал, что тот умрет вслед за ним. — Старик сплюнул на землю. — Откуда только он узнал? Я слышал, что Лоуренс сейчас лежит в больнице в Денвере и проклятая болячка сжирает его кишки.

— Лоуренс, вернее, мистер Хингл, лечится и обязательно поправится. Я уверена, что все будет хорошо. — Гвен не лгала, она просто хотела верить, что чудеса случаются.

— Девочка, он не выйдет из больницы. — Старик снова сплюнул на землю. — Я слышал, тебе нужна помощь, и вот я здесь. Меня зовут Том. Где я буду спать?

Гвен открыла рот. Мужчина был стар, как Мафусаил. Взгляд Гвен метнулся к Джейку. Он ответил ей безмятежным, невинным взглядом, давая понять, что Том — не его проблема.

— Спасибо, Том. Но, как видите, я уже наняла мистера Стоунера. Я еще раз благодарю вас…

— Я слышал, Род Хит сделал ноги. — Огромная шишка на щеке старика двигалась в такт его словам. — Не вздумай взять его обратно, когда он, нагулявшись, приползет к тебе. Слышишь, девочка?

Гвен проигнорировала сдавленный смешок, раздавшийся со стороны пикапа. Она представляла, как развеселится Джейк, если она наймет этого дедулю ему в помощь. Но она, конечно же, не станет нанимать человека столь преклонного возраста. На ранчо просто нет такой работы, которая была бы ему по силам.

— Я очень благодарна вам, но в настоящее время мне не нужен еще один работник. Мистер Стоунер отвезет вас обратно. — Гвен понимала, что звучит это не очень вежливо, поэтому добавила:

— Не хотите ли выпить стакан холодного чая перед отъездом?

— Девочка, ты умеешь считать?

— Да, я дипломированный бухгалтер.

— Тогда умеешь, — хмыкнул старик. — У тебя было два работника, так? Теперь только один, так? Это значит, что тебе нужен второй.

— Вы рассуждаете очень логично, но сейчас на ранчо не так много работы, чтобы мне требовался еще один работник вместо Рода.

4
{"b":"1278","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Когда все рушится
Бизнес х 2. Стратегия удвоения прибыли
Точка обмана
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Тень горы
Гончие Лилит
Стигмалион
Nutella. Как создать обожаемый бренд
Нить Ариадны