ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что? В августе на ранчо не так много работы? — запыхтел Том. — Да она ни черта не смыслит в нашем деле, парень! — Негодующий возглас был адресован Джейку, который насмешливо улыбался. Ситуация его явно забавляла.

Гвен хотела испепелить его взглядом.

— Спасибо за то, что предложили свои услуги, мистер… Том. Если мне потребуется еще один работник, я буду иметь вас в виду. Старик посмотрел на нее с возмущением.

— Ты такая же, как и этот ничтожный мальчишка, мой сын. Уверена, что я уже ни на что не годен, кроме как сидеть в кресле и ждать смерти, да? Но я пока живой, поняла? — Он демонстративно сплюнул и презрительно посмотрел на Гвен. — Может, мне и не угнаться за этим парнем, — он кивнул на Джейка, — но работник я получше этого за… прости, девочка… Рода. Я думаю, не подать ли мне на тебя в суд за дискриминацию по возрастному признаку?

Господи, этот стоящий одной ногой в могиле старик угрожает ей судом! Ведь всем понятно, что ему никогда не выиграть это дело. Том смотрел на нее горделивым, вызывающим взглядом, но в глубине его глаз притаились обида и смирение. Сердце Гвен не выдержало.

— Ладно, — услышала она свой голос. — Я вас нанимаю, Том. — И тут же, испугавшись, что старик догадается, что она берет его на работу из жалости, добавила:

— Мне не хочется с вами судиться, но помните, здесь не благотворительная организация. Я нанимаю вас на тех же условиях, что и Джейка. Месяц испытательного срока. — Она попросит Джейка подыскать старику работу по силам.

Старик приосанился и лихим жестом надвинул на остатки седых волос коричневую ковбойскую шляпу, наверное свою ровесницу.

— Мэм, вы не пожалеете. Вы только что наняли отличного работника. — Затем, хитро прищурившись, добавил:

— Моя фамилия — Смит.

Гвен оставалось молиться, чтобы со стариком ничего не случилось до истечения этого месяца.

— Том, могу я вас спросить?

— Спросить-то ты можешь, девочка, — осторожно ответил хитрый дед, — но вот отвечу ли я?

— Сколько лет вашему сыну?

— Этому олуху? — Том сплюнул на переднее колесо пикапа. — Недавно стукнуло шестьдесят два. Не трогай, — сказал он Джейку, когда тот начал доставать его вещи из машины. — Я сам понесу, только скажи куда.

— Занимай любую спальню, кроме моей. — Джейк указал на маленький каменный дом.

Гвен следила за стариком, пока тот не скрылся в доме, затем резко обернулась к Джейку.

— Я ничего не желаю слышать о том, что я зря наняла его. Просто прошу найти или придумать ему занятие по силам. Я здесь хозяйка, и это мое решение! — твердо сказала Гвен.

— Кто спорит?

— Вот именно. И прошу вас не забывать об этом.

— Мэм, нормальный мужчина не в состоянии забыть ничего, что имеет к вам отношение. — Джейк сделал еще один шаг и оказался вплотную к Гвен. Рукой в перчатке он нежно провел по ее щеке. — Том был прав насчет вас.

— Да. Я ничего не смыслю в ведении хозяйства. — И в том, как вести себя с такими опасными типами, подумала Гвен.

Джейк покачал головой, на его губах появилась легкая усмешка.

— Я не об этом. Я о «сладкой маленькой девочке». При виде тебя у мужчин переворачиваются внутренности. — Джейк прижал ее спиной к каменной стойке перил и пальцем приподнял голову за подбородок. Его взгляд был прикован к ее губам.

— Я не хочу, чтобы ты… вы меня целовали.

— Конечно, мэм. — Он усмехнулся, обнажив ряд ровных белых зубов.

— Вы мой работник, — сдавленно произнесла Гвен.

Улыбка стала шире.

— Если вы имеете в виду мою работу ковбоя, то да.

— Я не смешиваю бизнес и удовольствие. От его низкого, гортанного смеха по телу Гвен прокатилась дрожь. Но не страха, а чувственного желания.

— Правильно. Поэтому мой поцелуй будет только наслаждением. И никакого бизнеса.

Гвен никогда не целовалась с подобными субъектами. Она не должна позволять ему целовать ее.

— Вы все еще намерены поцеловать меня?

— О да, мэм!

Если он ее поцелует, она его уволит. А может, следует самой поцеловать его? Утолить это чувственное любопытство и… уволить. Но он ей нужен. Она не сможет управиться с ранчо без него. Том не в счет. Значит, она не может его уволить, поэтому не должна целовать.

Она рассуждала слишком долго. Темноволосая голова уже склонилась к ней. Гвен ожидала жесткого, сокрушительного поцелуя, демонстрирующего мужское превосходство, и не была готова к тому, что его рот мягко накроет ее губы. Джейк стал нежно покусывать сначала верхнюю губу, затем нижнюю, будто пробуя их на вкус.

Мягкое, но настойчивое нажатие его губ подсказало Гвен, что он просит ее приоткрыть рот и впустить его язык. Она подчинилась, мимоходом подумав, что ни один школьный учитель не умеет целоваться так, как этот ковбой. Или беглый преступник.

Гвен легонько погладила его по щеке. Хотя Джейк и побрился, ее пальцы ощутили пробившуюся щетину. Ее руки скользнули ниже — по шее, по широким плечам. Еще минуту, пообещала Гвен сама себе, и она прекратит это безобразие.

Вжатая в нагретую солнцем каменную стойку его мощным телом, Гвен чувствовала, как ее собственное тело словно приклеилось к его твердым, как камень, бедрам, к пряжке пояса, широкой груди. Шершавые от работы руки нежно погладили ее лицо, шею, соскользнули на плечи.

Почувствовав, как Джейк расстегивает верхнюю пуговицу ее рубашки, Гвен очнулась и резко отпрянула. О чем она только думает?

Длинный загорелый палец легонько потер ее напрягшийся сосок, откровенно проступивший сквозь ткань рубашки.

— Именно этого я и ожидал.

— Чего — этого? — Гвен резким движением отбросила его руку в сторону. — Что я окажусь легкодоступной?

— Чувствительной. Старый Том был прав. Раздвинув губы в улыбке, Джейк окинул медленным взглядом всю ее фигуру с ног до головы. Вскипев от ярости, Гвен выкрикнула:

— Я не была любовницей Берта! — Она сжала кулаки и забарабанила по широкой спине Джейка, который с невозмутимым видом стал спускаться по лестнице. — Я не манипулировала им с помощью секса. Я не спала с Бертом и не собираюсь спать с вами!

— А при чем здесь Берт? Я говорил о Томе.

— Том?! — взвизгнула Гвен. — Вы думаете, я сплю с Томом? — И снова замахнулась. Джейк без труда отбил и эту атаку.

— Да что с вами? Я назвал вас «чувствительной», потому что вы пожалели Тома, как накануне пожалели Мэка.

Гвен замерла с рукой, занесенной для очередного удара.

— Так вы говорили о том, что я наняла Тома?

— Конечно. А вы о чем подумали? — Хитрый прищур его глаз усилил ее смущение.

— Ни о чем, забудьте. И… отойдите от меня. — Гвен стала старательно расправлять рубашку и приглаживать растрепавшиеся волосы. — Это неожиданно свалившееся наследство сделало меня немного нервной. Гордон, племянник Берта, вылил на меня столько грязи.

— Том сказал, что он — никчемный человечишка. Никто не станет обращать внимание на его злобные нападки.

— Кстати, о Томе. — Не в силах поднять на Джейка глаза, Гвен остановила взгляд на его загорелой шее в вырезе расстегнутой рубашки. — Я понимаю, он очень стар, но…

— Лапуля, Том собирается работать по-настоящему.

Гвен решила проигнорировать «лапулю». Протяжная речь Джейка говорила о том, что он выходец с Юга, а она уже успела заметить, что здесь все обращаются друг к другу не иначе как «лапуля», «дорогуша», а иногда и «сладкая моя».

— Я рада, что у вас нет возражений против того, что я наняла Тома. Уверена, что вы подберете ему работу, соответствующую его физическим возможностям.

— Том знает о коровах и лошадях больше всех в этих краях.

— Том?

— Том — ветеринар. Его сын и внук — тоже ветеринары. Они отстранили его от дел, руководствуясь самыми добрыми намерениями. Решили, что ему пора на заслуженный отдых. Когда я проезжал, Том голосовал на дороге. Он хотел уехать куда глаза глядят. Я остановился, мы разговорились и… Одним словом, я привез его сюда.

— Вы должны были сказать мне, кто он на самом деле.

— Какая разница? — Джейк пожал плечами. — Вы бы все равно его наняли. Если вы хотите научиться вести хозяйство…

5
{"b":"1278","o":1}